Ответить
Даша Павлюченко
август 2015.
1110
Почему за героев фильмов/сериалов/книг так сильно переживаешь, хотя осознаёшь, что вся история - лишь плод воображения автора?
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Это всё упирается в нейрофизиологию, и тема это очень, очень малоизученная, но если говорить грубо, то мозгу по большей части без разницы, происходит ли действие в книге, на экране или в реальности. Для мозга всё реально. Нереальности не существует. Он всё равно поджигает те же самые нейроны, только с разной степенью интенсивности. Таким образом, уровень погружения в происходящее определяется только степенью значимости, которое мозг вешает на конкретную вещь.

Как это происходит:

Чтобы воспринимать происходящее, мозг собирает информацию из органов чувств, и конструирует модель, в которой часть предметов существенны, а остальное размывается. Сейчас, когда я это печатаю, для мозга не сущестует ничего кроме клавиатуры, текста, и того, что написанное должно звучать правдоподобно. Для него нет окружающего меня города, пустой чашки кофе, и того факта, что я вообще-то на работе, и мне на следующей неделе сдавать проект.

Способность конструировать несуществующее необходима мозгу чтобы предугадать, что произойдёт через тридцать секунд, или через месяц, или через двадцать лет. Если бы не способность моделировать ситуации, мы бы все давно вымерли. Однако, при этом нужно также размывать всё остальное, ненужное, чтобы компенсировать ограничения памяти и внимания.

Так вот, когда человек читает книгу или смотрит фильм, он задействует ровно тот же самый механизм моделирования — с одной стороны — а с другой, размывает всё остальное. Если одни доли мозга прекрасно знают, что происходящее на странице нереально, то это не мешает остальным долям активно просеивать описываемое через всё, что вы знаете о жизни, поскольку эти доли на это заточены, и вообще ничем больше не занимаются. А расстановку приоритетов, что в принципе нам не обязательно бежать из дома, когда на экране показывают пожар, может осуществлять настолько мизерная, по сравнению со всей остальной головой, крупица сознания, что её вклад можно считать условным.

Но даже когда сознание выносит вердикт — "пожар не реален" — мозг не думает о нём как о нереальном. Он просто понижает его значимость до безопасного для нас. Но всё еще опасного для того, кто тушит его на экране. И продолжает строить ситуацию, от их лица.

В этом контексте достаточно занятно, что незнакомых, но известных людей мозг воспринимает на одном уровне значимости с вымышленными героями. В fMRI исследованиях, Джордж Буш и Золушка оказались в равной степени неактуальны по сравнению с фотографиями родителей испытуемых.

Именно поэтому искусство — работает. Когда мы слышим сказку о Красной Шапочке, это и есть реальность, и нам не обязательно самим быть Красной Шапочкой и проживать за неё всю жизнь, и быть съеденной волком, чтобы понять суть произошедшего. Так, каждая услышанная или увиденная история — это своего рода прожитая нами чужая жизнь, а уж сколько мы вынесем из неё — другое дело, и тут всё зависит от того, насколько у человека прокачена способность к эмпатии. Именно поэтому искусство помогает понимать других людей.

И конечно, по той же причине существуют сумасшествие, паранойя, фобии и т.д. — когда схема приоритетов возводит третьестепенные вещи в ранг первостепенных. А мозг всё равно строит — что ему еще делать.

Ну и — вот ссылка на одно из исследований: plos.org

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии