Какие результаты творчества Энди Уорхола можно наблюдать в современном искусстве и медиа?

4005
2
0
7 августа
00:30
ноябрь
2015

"Энди Уорхол смотрит крик

Висящий на стене

Энди Уорхол, света блик

Тайны не откроет все"

Дэвид Боуи, "Энди Уорхол" (1971)

Copyright: Emi Music Publishing Ltd., Tintoretto Music, Rzo Music Ltd., Mainman-saag Ltd. New York, Chrysalis Music Ltd.

Энди Уорхол и огромное количество его работ в различных техниках и контекстах, кажется, продолжает вдохновлять самых разных людей, будь то художники, дизайнеры или музыканты. Культовые изображения часто появляются в той или иной форме на самых разных предметах (футболки, сумки, постеры и другие аксессуары). На Уорхола до сих пор ссылаются как на влиятельное лицо, иногда напрямую через его принты, произведения визуального искусства или так называемые "музыкальные проекты", такие как Velvet Underground, а также в фильме “Девушки из Челси”.

Уорхол остается для многих непревзойденной иконой, окруженной гламуром, творческой энергией и притягательной аурой знаменитости. Любопытно было бы представить, что сам Уорхол сделал бы из своего "наследия".

Многие изображения воспевают бум общества потребления и становятся эдаким быстрым, смешным и сексуальным переворачиванием образов и визуальной игривости. Взрыв ярких банок супа, бананов и других символов «изобилия» (слово plenty обычно используется критике американского поп-арта с британской точки зрения). И здесь мы можем найти практически «шизофренический» аспект Уорхола и его работ. Британский Поп в большей степени критиковал, чем праздновал "изобилие"; он подразумевал тревогу о том, куда ведет этот бурный рост новых продуктов и технологии.

Если мы рассмотрим множество работ Уорхола, окажется, что мы столкнемся с похожим чувством тревоги. Изображения Уорхола вроде глянцевых журналов могут одновременно привлекать нас и вызывать чувство потерянности.

Сам художник был сложным противоречивым персонажем. Часто казалось, что он разыгрывал собственную версию массовой культуры "Фабрики", которой был окружен, в то же время прячась за ней, применяя различные технологические "экраны" всегда присутствовавшего Полароида и магнитофона. Это резко контрастирует с совсем другим философом тех времен Маршаллом Маклюэном, который воспринимал технологию во многом как расширение нашей собственной нервной системы.

Так, произведения трафаретной печати, вроде "Мэрилин", становятся непрерывным меланхоличным дистанцированием, изображение как бы отсупает или даже распадается во время процесса печати. Существует предположение, что вместо ощущения праздника эти образы отражают идею забальзамированности и недоступности.

Конечно, не случайно, что Уорхол и его работы часто рассматриваются как образцы популярной культуры и бесконечного потребления.

Писатель Фредерик Джеймсон объясняет культуру потребления как "ломанную в языке, потерявшую память об истории, находящуюся в плену у глянцевых изображений, с резкими перепадами настроения от эйфории до катанонического состояния". Пожалуй, это описание можно отнести к Уорхолу в его личной и публичной жизни.

Уорхолу нравилась идея "моя жизнь имеет надо мной власть". И действительно, бытует мнение, что его персона была, возможно, его величайшим "произведением". В эпоху, когда социальные медиа рассеяли и сделали менее очевидной грань между частным и публичным, когда образы тиражируются бесконечно, можно предположить, что самое бессмертное наследие Уорхола и его творчества — это, возможно, пророческая критика того, куда все это новые "масс-медиа" могут нас привести.

49
0
август
2015

Поскольку поп-арт сам занимается использованием заимствованной эстетики, то результаты поп-арта невозможно просто взять и отделить от результатов, собственно, поп-культуры. В случае с Уорхолом это усугулбяется тем, что он копал в сторону безличного творчества, в котором художник привносит минимум своего.

Другое дело, что Уорхол дал начало некоторым практикам, которые до него не то чтобы не существовали, но получили новый контекст.

Уорхол как личность стал персонажем стихийного постмодернистского Ренессанса: он занимался и живописью, и кино, и фоторафией, он продюсировал сериалы, занимался дизайном окон, коммерческой иллюстрацией, редактурой и т.д. Именно с Уорхолом стало окончательно ясно, что художник не может исключительно только ходить на пленер и писать. Должно быть что-то ещё. В условиях сжимающегося мира вторая, более общественная деятельность стала чем-то вроде социальной обязанности творческого человека.

Уорхол и создал, и разрушил фигуру художника в том виде, каким его представляет социум. То есть, до Уорхола социум вообще не слишком кого-либо себе представлял. Пока журнал Life не опубликовал большую статью о Поллоке, художника в общественном дискурсе как бы и не существовало. Уорхол стал первым художником, который был полноценной медийной знаменитостью. При этом, однако, Уорхол подходил к своей общественной персоне с позиции крайнего минимализма: он не афишировал своей личной жизни, веры (Уорхол был глубоко религиозен, и регилиозность является непоследним элементом его работы), говорил максимально простым языком, и вообще на людях старался быть скорее явлением, нежели личностью. Личностью он был только среди своих близких.

Соответственно, при нём искусство стало чем-то обсуждающимся. До Уорхола, лучшее, на что могла рассчитывать выставка художника первой величины — скромное упоминание в колонке Нью-Йорк Таймс, и в общем-то всё. В курсе происходящего в искусстве в итоге был примерно тот же процент населения, что и в 17-м веке, при том что грамотность уже двигалась к девяноста. После Уорхола всё изменилось: искусство не только пошло в массы всё разом, но и стало предметом дебатов на всех слоях общества, что мы видим и по сей день.

Ну и наконец Уорхол добавил в поп-культуру элемент сакрального. То есть, элемент сакрального в ней уже был, просто был неосознанно, и работами вроде Супов Кембелла и Золотой Мэрилин Уорхол поднял эту сакрализацию на поверхность, пересказал бытовые предметы и медийных знаменитостей как образы нового поклонения, новые иконы, новые воплощения старых архетипов. Большая часть интернет-культуры, к примеру, заимствует тот же принцип: мемы, цитаты из фильмов и сериалов, равно как и смешение оных, делают всё то же самое что поп-арт начал делать еще полвека тому назад. Другое дело что называть поп-арт источником этой культуры было бы поперёк самих идеалов поп-арта — в которых у культуры нет источников, есть только заимстования и взаимодействия, уходящие по цепочке за пределы известной части истории.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
34
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта