Почему весь арабский мир так ополчился на Катар?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Не стоит преувеличивать значение случившегося – это происходит не в первый раз. На Ближнем Востоке альянсы подобны зыбучим пескам в пустыне – регулярно меняют свою конфигурацию.

Отношения между Саудовской Аравией и Катаром нестабильны на протяжении последней четверти века из-за поддержки последним Ирана. Есть и конфессиональный аспект: катарская династия пытается доказать своё родство с основателем ваххабизма и сооснователем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом ат-Тамими.

В 2014 г. саудовцы уже отзывали посла из Дохи, затем через 8 месяцев вернули. На этот раз пошли дальше: помимо дипотношений они вместе со своими союзниками прервали сухопутное, воздушное и морское сообщение с Катаром. Кроме того, саудовцы и Эмираты велели своим гражданам срочно покинуть Катар (египтяне, правда, остаются - слишком значительны для экономики денежные переводы египетских рабочих). Всё вместе это создало сильное экономическое давление на Катар, который во многом зависит от соседей. Почти 80% населения Катара – это приезжие рабочие из исламских стран. Их уменьшение в связи с нынешним конфликтом может оказаться критичным для катарской экономики. Порядка 40% продовольствия Катар импортирует из Саудовской Аравии; местные жители начали сейчас активно скупать в магазинах продукты питания.

У нынешнего внезапного решения со стороны Эр-Рияда нет какой-либо единственной непосредственной причины – это продолжение давнего конфликта, который протекает в исламской и политической плоскостях, а не в пан-арабском контуре. Фигурой умолчания здесь является неарабский Иран; теперь в конфликт боком оказался вовлечён ещё и Пакистан. Поддержавшие Эр-Рияд Мальдивы и Маврикий тоже неарабы. Всего же на вечер 5 июня саудовцев поддержали 7 стран – Эмираты, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы и Маврикий.

Катар обвинён, как и прежде, в поддержке Ирана и финансировании исламистских боевиков, в т.ч. ИГИЛ и Аль-Каиды (обе организации запрещены в РФ).

Но есть очевидный катализатор – им стал недавний визит в Эр-Рияд президента Трампа. Своими заявлениями он сильно поднял политический статус Саудовской Аравии, признав её фактически лидером исламской части этого региона, если и не всего исламского мира. Саудовцы поддержали антииранскую позицию Трампа и его планы усилить давление на Тегеран. Ведутся разговоры (которые, скорее всего, так и останутся разговорами) о создании «ближневосточной НАТО» наподобие Багдадского пакта (СЕНТО), существовавшего в 1955-79 гг.

По сути, Вашингтон согласился на расширение роли и влияния Саудовской Аравии в решении региональных дел (не за счёт Израиля; на самом деле, в последние годы военно-политические интересы Израиля и Саудовской Аравии совпадают; между двумя странами поддерживается очень приличный по объёму и степени доверительности диалог). Это заставит теперь страны региона согласовывать свои действия не с Вашингтоном, а с Эр-Риядом, что многих и в регионе, и в исламском мире очень устроит, поскольку они получат бОльшую свободу действий. Приведёт ли это к конструктивной консолидации региона и решению ряда его проблем, не только военно-политических, но и экономических – пока неясно. Но ясно, что такая реорганизация, как минимум, ограничит влияние Ирана, а с ним и России (не на тех, как обычно, поставили).

Саудовская Аравия решила воспользоваться своим новым положением, не откладывая ела в долгий ящк, и начать с наведенния порядка в собственных рядах.

Некоторые поводы для нынешнего кризиса Катар всё же дал, и ими воспользовались. Примерно месяц тому назад молодой эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани, затрагивая в интервью Катарскому агентству новостей тему политики Трампа в отношении Ирана, якобы сказал, что Трамп ненадолго у власти, намекая на нависшую над президентом угрозу импичмента. Сам эмир от этих слов позже открещивался, сказал, что это некие хакеры сфабриковали, а сам он, мол, ничего подобного не говорил, но «осадок остался» и про хакеров ничего не известно. Уже после саммита в Эр-Рияде эмир призвал не изолировать Иран, критиковал антииранские выступления участников саммита.

Саудовские СМИ осудили также якобы состоявшуюся недавно секретную встречу министра иностранных дел Катара с командующим иранским Корпусом стражей революции, на которой якобы обсуждалось взаимодействие в борьбе с саудовскими и американскими интересами в регионе. Однако подтверждений того, что такая встреча имела место, нет.

Во всех этих заявлениях и действиях Катара саудовцы увидели стремление Дохи продолжить линию поддержки Ирана, невзирая на их собственные, саудовские, призывы и позицию Вашингтона.

Параллельно дело осложнили претензии на ваххабитское наследие. Появилось открытое письмо всех членов «Семьи Шейха» - 200 ныне здравствующих потомков аль-Ваххаба, которые опровергли претензии катарской династии на родство и потребовали переименовать новую и самую крупную мечеть в Катаре, убрав из её названия имя аль-Ваххаба. Такое письмо в ваххабистском мире рассматривается как имеющий силу акт религиозного осуждения.

Но этим ситуация не исчерпывается – она полна важных нюансов.

Внешнеполитическая позиция эмира Катара непоследовательна и уязвима. Хотя он и поддерживает Иран, но ответной симпатии немного – эмир поддерживает боевые действия Саудовской Аравии против проиранских хуситов в Йемене, как поддерживает он и повстанцев в Сирии в их борьбе против проиранского режима Асада. В Катаре размещена крупная авиабаза ВВС США, что Ирану совсем не нравится. С этой базы американцы наносят в Сирии и Ираке удары по позициям ИГИЛ, финансируемой некоторыми влиятельными катарцами, включая членов династии.

Эмир разрешил жить в Катаре лидеру проиранского ХАМАС Халеду Машалю, но он также предоставил возможность длительного пребывания в Катаре некоторым высокопоставленным израильским политикам.

Росту напряжённости с соседями способствовала поддержка со стороны Катара «Братьев-мусульман» (организация запрещена в РФ) в Египте, а также пропагандистская деятельность телеканала «Аль-Джазира».

Правда, проиранская позиция давала Катару и некоторые козыри: в некоторых случаях Дохе удавалось снизить остроту противостояния в Сирии, добиваться обмена или выкупа многих заложников, оказавшихся у террористов, на что были потрачены сотни миллионов долларов (сейчас их рассматривают как скрытое финансирование террористов). Доха выступила спонсором соглашения «Четырёх городов», позволившего вызволить из окружения многих сирийских повстанцев (хотя некоторые правозащитные организации рассматривают эту соглашение как механизм принудительного переселения).

Вот вся эта катарская активность тут и там, попытки всюду влезть тоже раздражают Эр-Рияд, мешают ему проводить целостную, последовательную политику, путают карты.

Вашингтон устами министра обороны Маттиса и госсекретаря Тиллерсона заявил о том, что осуществит миссию посредничества между Эр-Риядом и его союзниками, с одной стороны, и Дохой – с другой с целью урегулирования конфликта. Они также выразили уверенность, что нынешний конфликт не ослабит операцию против ИГИЛ и саудовские действия против хуситов в Йемене. Но саудовцы, например, уже потребовали от Катара вывести примерно 1 тыс. своих военнослужащих из Йемена. Так что вполне может и ослабить.

Американцы сейчас в непростой ситуации: им надо авиабазу сохранить, не дать Катару свалиться в сторону Ирана и вместе с тем не ослабить позиции Саудовской Аравии. Во время визита в Эр-Рияд Трамп имел двустороннюю встречу с эмиром и заявил о том, что отношения с Катаром «чрезвычайно хорошие».

Но в Вашингтоне понимают и то, что Катар играет весьма негативную роль в финансировании террористов. Правда, ранее оказывавшееся на Катар давление с американской и саудовской стороны не оказалось безрезультатным: эмир ограничил или прекратил финансирование некоторых террористических групп, возбудил против некоторых «финансистов» уголовные дела, в отношении других принял свои санкции. Но всё это очень медленно и в недостаточном объёме. Вместе с тем американцы не теряют надежды, поскольку те катарские должностные лица, кто уполномочен предпринимать контртеррористические меры, признают в контактах с американцами, что делают пока не всё, что нужно. Свою задачу Вашингтон видит в том, чтобы усилить интеграцию в рамках Совета сотрудничества государств Персидского залива, объединяющего всех основных участников нынешнего кризиса.

Эмир не может позволить себе лишиться американской поддержки и помощи и оказаться один на один с саудовцами, Эмиратами и Бахрейном. Всё пока похоже на крупную ссору в семье.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
12
0

Как все сложно и запутанно! Очень любопытная информация! Спасибо!

0
Ответить

Значит, я сложно изложил)))

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью