Михаил Чумаков
июнь 2017.
1971

Почему именно сейчас арабские страны обвинили Катар в поддержке терроризма и как будут развиваться события дальше?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Почему именно сейчас? В настоящий момент можно лишь предполагать, сопоставив время проведения "антикатарского демарша" с текущим положением дел в регионе и последними крупными событиями.

"Чрезмерно активная" политика Дохи перестала устраивать целый ряд региональных держав не вчера и не позавчера. Задолго до начала "арабской весны" попытки Катара выступить в качестве независимого медиатора конфликтов в Судане, Сомали и много, где еще, натыкались на недоумевающие взгляды со стороны Эр-Рияда, Каира и ряда других устоявшихся региональных центров силы. Тем не менее, подозрения трансформировались в реальные опасения, когда Катар оседлал лошадку с буйным норовом по имени "Аль-Джазира", под ее сенью начал выстраивать отношения с "братьями-мусульманами", а затем впереди планеты всей поспешил признать легитимность "революционных" властей в Египте, Тунисе в 2011 г. и с головой окунулся в омут разгоревшихся конфликтов в Ливии и Сирии. Из ливийской "заварушки" 2011 г. Катар вылез, можно сказать, сухим, да еще и с выигрышем, получив благодарность и признательность со стороны США и НАТО. А вот в Сирии увяз по самое горлышко, да еще и умудрился в раз рассориться со "старшим братом" в Эр-Рияде. Укрепляя контакты с "братьями-мусульманами", поддерживая их материально и политически, маленький Катар превратился в гиганта-гегемона, вовлеченного в дела стран, расположенных далековато от его собственных границ, и обладающего влиянием в Ливии, Тунисе, Египте (при президенте Мурси), Судане, Сирии, да еще и претендующего на особый статус в регионе в целом. Назвать это борьбой за лидерством можно, но куда точнее - борьбой за выживание и выстраивание системы защиты от самых близких и потому самых опасных "соседей". И речь идет не об Иране, с которым вопреки заверениям саудовской пропаганды, у Катара всегда были хорошие экономические контакты, а о той самой Саудии.

"Комплекс младшего брата", у которого есть реальные основания полагать, что старший брат всегда будет считать себя таковым и не преминет вмешаться во внутренние дела соседа, если посчитает это необходимым. После 2011 г. катарцы расширили контакты с США и увеличили военное присутствие американцев на своей земле, создали мощнейшую информационную (аль-Джазира) и организационную ("братья-мусульмане") сеть, заметно усилив свой арсенал сдерживания. Но им это не помогло. В 2013 г. параллельно с тем, как в Египте армия возвращала себе власть и разворачивала при поддержке Эр-Рияда кампанию очищения страны от БМ и катарского капитала (финансового и человеческого), в самой Дохе не без участия саудитов сменили эмира.

Поумерив чутка пыл, тем не менее, катарская элита не спешила отказываться от всего того влияния, на приобретение которого ушли такие большие силы и ресурсы. А вмешательство саудитов их еще раз убедило в правильности истины: для защиты от КСА нужно налаживать связи во вне - с США, Китаем, Ираном, с кем угодно - да хоть с Россией, если это поможет (хотя вряд ли поможет). Поэтому конфликт на полуострове не был разрешен в 2013, а лишь усугубился на фоне наметившегося кризиса системы безопасности и политического взаимодействия под эгидой Совета сотрудничества государств Залива. Кризис на рынке нефти, операция в Йемене, затраты на Сирию, Ливию, Палестину, и т.д. - все это поставило под угрозу некогда единую и слаженную (на фоне остальных интеграционных проектов в арабском мире) систему ССАГПЗ. А тут еще и Катар. Все это заставляет эр-Рияд реагировать достаточно жестко.

Что мешало им вмешаться раньше? Казалось бы Египет будет только рад поддержать, да и остальные бы подтянулись, но не тут-то было. Пока в седле еще сидел Б. Обама, а на горизонте маячила фигура Х. Клинтон, трогать Катар было нельзя, - США вступились бы. Ситуация изменилась после избрания Д. Трампа, а точнее - после его официального визита в Эр-Рияд. Можно предполагать, что "сделка", которую заключили нынешний король и новый "лидер свободного мира", могла включать в себя и решение "катарской проблемы".

Уже несколько недель саудовские СМИ подогревают недоверие к Катару в арабском мире в целом и на полуострове, в частности, активно используя "иранскую" карту. На этом фоне активизировались наступательные действия всех и вся в Сирии, маячит необходимость довести до ума идею с "зонами деэскалации", проблемой для которой являются в т.ч. и некогда связанные с Катаром силы. В Ливии едва наметившаяся "перезагрузка" политического процесса оказалась подорвана выступлением недовольных ее условиями катарских клиентов: в Дохе могли этого не планировать, но с последствиями разбираться приходится и им тоже.

Уровень неудовольствия Катаром достиг максимума, поэтому согласие/молчаливый нейтралитет Вашингтона получен как никогда вовремя. В итоге, Эр-Рияд, а вместе с ним Каир, Абу-Даби и остальные (соберется их немало в ближайшее время), смогут без обиняков заявить Дохе свое громкое "фи" по поводу того, что катарские друзья заигрались и им пора знать место.

Как далеко стороны зайдут дальше - сказать сложно. Арсенал средств и инструментов с обеих сторон велик, но большая сила налагает большую ответственность. По обе стороны противостояния немало бизнесменов, которые понимают, когда нужно бороться, а когда выгоднее отступить. Обеим сторонам есть, что терять, поэтому есть надежда предполагать, что конфликт будет разрешен полюбовно, но и "жесткого урока" для провинившегося и заигравшегося "младшего брата" исключать нельзя.

26
-1

Еще стоило бы упомянуть о том ,что в этом конфликте Турция встала на сторону Катара (или катарских денег ,если выразиться точнее).

-1
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью