Ответить
Надя Цветкова
август 2015.
427
Как решаются спорные случаи пунктуации в издательстве на этапе корректуры рукописи?
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
2 ответа
Поделиться

Довольно существенно, о какой книге идёт речь. Потому что пунктуация гораздо чаще, чем орфография, носит авторский характер. Причём это касается не только поэзии, где в последние 100 лет использование знаков препинания зачастую крайне далеко от грамматической нормы (начиная с хрестоматийных примеров Марины Цветаевой и Геннадия Айги — и заканчивая многими поэтами, отказывающимися от пунктуации вовсе). Даже и в научном тексте пунктуация подчас отражает не только и не столько структуру предложения, сколько особенности авторской логики и экспрессии (которые, конечно, в некотором роде тоже являются составляющими предложения, но “продвинутыми” лингвистическими теориями, которые этот уровень языка анализируют, в 99,5 случаях из ста не владеют ни автор, ни корректор). Практически это означает, что именно автору, а вовсе не корректору может быть видней, нужно ли в данном предложении поставить тире между группой подлежащего и группой сказуемого (внося дополнительные смысловые оттенки противопоставления и/или неожиданности) и следует ли выделить запятыми дополнение, придавая ему обстоятельственный оттенок. Поэтому действительно хороший корректор — тот, кто не льстит себе и скромно признаёт своё подчинённое место в работе над текстом. В этом смысле хороших корректоров в российских издательствах и изданиях очень мало: большинство — в духе классического «синдрома вахтёра» — твёрдо убеждены в своём непререкаемом авторитете.

Авторитет здесь — корректор. Если есть основания полагать, что корректор неправ, редактор книги смотрит в справочник и выясняет, так ли это. В моей практике обычное правило — проверять корректуру после сдачи. Если ошибки часты, это повод задуматься о профпригодности корректора.

Лев Оборинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии