Почему когда публично раздевается художник Павленский — это «современное искусство», а когда так же делает актер Панин – это «пьяные выходки»?

7732
3
0
4 августа
18:20
август
2015

Когда художник делает акцию -- а это всегда выход в публичное пространство -- всё, что его окружает, становится частью акции. Здания становятся декорациями, одежда -- костюмом. И любая деталь может добавить к высказыванию какой-то новый смысл, вплоть до противоположного тому, который сам художник вкладывает в свои действия. Поэтому художник внимательный и аккуратный тщательно планирует акцию и продумывает всё до мелочей, вплоть до своего внешнего вида. Кто-то надевает специально сшитый костюм, а кто-то вообще избавляется от одежды.

В случае с Павленским нагота символизирует незащищённость и хрупкость человека в политической системе современной России (что подчёркивается контрастом с жёсткими, болезненными действиями). Кроме того, Павленский воплощает идею о том, что главное произведение художника -- его жизнь, а ведь видимое выражение жизни -- это как раз и есть тело и всё, что с ним происходит. Поэтому Павленский акцентирует внимание на своей телесности, но при этом, например, в его действиях отсутствует какой-либо сексуальный подтекст.

Как видите, в случае с Павленским обнажение абсолютно осмысленно и подчинено художественному замыслу. Что, полагаю, и отличает его случай от чьих-либо пьяных выходок.

Ну и плюс он делает это трезвым )

61
13
август
2015

Вопрос из серии: "Почему квадрат Малевича - это произведение искусства, а если вот черный круг кто-то нарисует, то на аукционе не продашь?". ::)

Ну, а если серьезно, то есть такое понятие - артефакт искусства или артефакт культуры. То есть, объект, вероятно, фактической художественной ценности не несет, но автор так известен и знаменит, что нельзя не заметить его творчество.

Так что "искусство" Павленского - это артефакт. Без обид.

Далее: Павленский свой "акт" снабдил посылом и идеей. Это было выражение протеста, которое власти расценили как хулиганство. И ладно, что всей тонкости данного артефакта нам, простым обывателям, не понять. И ладно, что в народе это воспринимается как чудачество. Артефакт Павленского с мошонкой - это спланированное, продуманное действие с каким-то смыслом.

А пьяная выходка всегда остается пьяной выходкой. Продумывается и планируется редко, а смысла не имеет чуть менее чем полностью.

24
0
ноябрь
2015

Мы неправильно называем поведение Павленского, называя его «акционизмом», и, тем паче, называя его художником.

Художество предполагает — по старой памяти — создание какой-то иной, символической реальности, ограниченной рамой или обложкой, музейным залом или альбомом, музейным контекстом, короче. (Не может быть обрамления - зданиями и архитектурой, все это притянуто за уши). А слово «акция» мне больше напоминает о скидках в супермаркете, чем о том, что делает этот человек и ему подобные люди.

Вот что он делает: он совершает одиночный символический поступок в месте, не предназначенном для «художеств»: на улице. Его поступок, бесспорно, этический.

Однако бомбисты тоже совершали разовые этические поступки. Потом, он же мог основать благотворительный фонд, и это тоже было бы этическим поступком.

Где же грань между террором по этическим соображениям, к примеру, и поступками Павленского, ведь она есть?

Может быть, она проходит по способу вовлечения. Зритель все-таки остается зрителем, он не должен, ознакомившись с символическим актом, стать членом подпольной террористической организации или, наоборот, настучать в охранку. Хотя зрителю оставляют возможность солидаризации: выразить поддержку протагонисту, похлопать его по плечу, или наоборот - настучать по голове. Т.е. это пре-ступающий поступок у Павленского.

Но у него есть границы знака. Простого знака, вообще-то. Нехудожественного. Один "образ". Тут нечего «художественно» воспринимать или анализировать. Но существует протагонист. Вокруг него совершаются действия и происходят события совсем не по законам художественной композиции. Протагонист создает возможность.

Это как если бы в обществе, лишенного Софокла, Антигона все равно хоронила бы своего брата. Антигона же — не художник. Она просто вынуждена исполнить один закон в противовес другому, социальному. И ее похороны — это не «акция». Это behaivior.

И это вполне сознательный, конечно, выбор — в противовес написанию стихов четырехстопным ямбом или подписанию петиций царю Аида.

А актер Панин - он, когда раздевается, он ни поступка не совершает. Ни художественного "акта".

2
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта