Julia Varshavskaya
ноябрь 2017.
2868

Почему время, в котором мы живем, кажется вам интересным?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
10
5 ответов
Поделиться

Мне в последнее время везет на разговоры с таксистами. Вот сегодня меня вез один, который начал рассказывать, что народу нужна сильная рука, что при Сталине эта страна процветала. Я слушала его и вдруг поняла одну большую, важную вещь: сейчас происходит последний переход к совершенно другому типу сознания. К пониманию, что никакого унижения, никакого замалчивания, никакого возвеличивания одних за счет других, никакого лицемерия больше нельзя допустить. Это все физически больше не помещается в  оперативную память. И лучшие из моих друзей – люди, на которых я равняюсь, к чьим книжкам, песням и спектаклям я ревную, занимаются именно истреблением тотального лицемерия.

На самом деле, это невероятно интересное время, в котором мы живем. Это последняя отрыжка ужаса перед сильными. Больше не будет угнетения, когда ты никто против большого количества людей. С нами происходит большая история про переход от «бояться» к «не бояться». Причем дело даже не в оппозиционности, как мы ее себе представляем. Смысл в том, что надо набраться смелости говорить правду в таких ситуациях, в которых принято вежливо промолчать и улыбаться, сделать красивенькое вместо честного.  

И это особенно важно, потому что сейчас мы видим невероятные гонения на культуру. И они только начинаются, она опять поступает в служанки, она опять должна стать таким «сталинским ампиром», она должна быть очень красивой «потемкинской деревней», за которой происходит весь трэш. От культуры требуют большой красоты и лицемерия, а она вообще сейчас не может быть красивой, она может быть только честной. И все эти споры про Звягинцева, про «Тесноту» - это история о том, что сейчас самое красивое – это точное, честное и беспощадное.

Сейчас травят самых ярких, самых интересных ,самых честных просто потому, что они привносят невероятный дискомфорт в историю сложившейся лжи. Мы ведь все договорились:  у нас есть социальная конвенция, которую мы не нарушаем. Да, мы в аду, но мы предпочитаем об этом не распространяться. И как только кто-то один оказывается достаточно смелым для того, чтобы сломать этот шаблон, выйти за границы этого договора, он становится врагом. При этом очевидно, что он немедленно всю культуру заставляет сделать рывок вслед за собой, он порождает целую волну дальше, после него создается совершенно другое искусство.

39

Я не совсем понимаю о чём речь. Например, общество говорит человеку, что ты всё можешь, нужно только захотеть, а на деле это же общество тебе и мешает, или что? 

0
Ответить

ну типа того, и при этом обществу и плевать на то, сможешь ты или нет.

0
Ответить

За тесноту со Звягинцевым отдельный плюс, очень органично вписали в ответ :)

0
Ответить
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Мне кажется, уникальность нашего времени заключается в том, что все человечество в данный момент переживает цивилизационный шов. Он возник из-за того, что произошло на рубеже 20-21 веков. Как бывший биолог-генетик я все это хорошо чувствую - грядущие и уже начавшиеся перемен. В эволюции каждого живого существа есть моменты дремоты, когда тысячелетия вид пребывает в состоянии покоя. Затем что-то происходит - и вид уже разделен на два подвида, а еще через какое-то время они вообще перестают скрещиваться друг с другом. В этом смысле для меня важна концепция устройства мира Вернадского. Мы знаем проспект его имени, а видение мира как ученого – нет. Он воспринимал Землю как цельный организм, который имеет слои: геологический, биологический и ноосфера. Ноосфера - это слой человеческого сознания, который окутывает всеобщее пространство. В наше время он совершенно переформатируется. Есть ощущение всеобщего кризиса – но не экономического, а понятийного, когда мы с трудом понимаем друг друга. Понятия, к которым мы привыкли, начинают скользить. Сегодня мы часто спорим, заранее не условившись о содержательной части. Например, кто такие левые и правые сегодня, либералы и консерваторы? Ведь сегодня эти слова значат совсем не то, что в момент их создания. Это делает наше время исключительным, ведь мы сегодня должны быть очень подвижны. Я, как человек, рожденный в середине прошлого века, переживаю все это с трудом. Мне 74 года, и для некоторых вещей у меня не хватает мобильности, чтобы быстро «включиться».

Из-за временного шва, в котором мы живем, очень трудно строить прогнозы на будущее. Когда появилась книжка Нассима Талеба «Черный лебедь», заслуженно имеющая успех во всем мире, я просто подпрыгнула. Не помню, сколько купила экземпляров и подарила друзьям. Она меня восхитила свежим отношением к проблеме. Главная мысль Талеба заключается в том, что люди строят прогнозы, основываясь исключительно на собственном знании, но ведь в мире гораздо больше того, чего мы не знаем. Все проекты, прогнозы построены на твердом, но очень маленьком основании знаемого. Каждое новое знание, этот самый «черный лебедь» - то, о чем мы даже не подозревали. Книжка была для меня чрезвычайно тогда полезна, хоть потом я с Талебом разошлась: прочитав еще несколько его довольно интересных книг, я перестала считать его кумиром. Всякое время - переходное: было вчера, будет завтра, есть настоящее. То, что происходит сейчас, неописуемо по скорости. Головокружение от этого – главное чувство, которые меня захватывает. Однако у меня есть подозрение: не обещаю, что дальше будет лучше. Может, совсем плохо.

19

Очень большое опассение , что это временно . человеческий организм может просто не выдержит и уже не выдерживает всех технологических нагрузок. Сначала это захватывает проекты будущего, скорости все больший переход в сетевой режим, но потом может наступить колапс. Потому что следующий этап это в принципе биохакинг, а организм на это не рассчитан. Он в принципе не рассчитан на многие проекты. В начале 20-ого века тоже все проектировали. что будут небоскребы и машины будут летать между домами, но была депрессия и война и все началось по новой. Историповторяется обыно по спирали с переходом на новый виток. Войны мир не выдержит.

-1
Ответить
Прокомментировать

Сегодня меня, как студента-востоковеда, больше всего интересует контакт цивилизаций: восточной и западной. Безусловно, контакты были и раньше, но в наши дни можно увидеть колоссальное взаимодействие, и интереснее всего наблюдать именно за тем, как цивилизации реагируют на это взаимодействие: некоторые культуры перенимают чужие практики, некоторые перенимают и адаптируют, кто-то и вовсе отвергает чужое и выделяет/восстанавливает своё. Как уже сказали до меня: общество находится на переходном моменте. И самое интересное, на мой взгляд, наблюдать за тем, как оно справится с этими переломами.

2

Они не только были раньше - они пракитически выросли  из одного источника.Сейчас как раз все надуманее дробность и противостояние. Такое ощушение, что люди пытаются сохранить  или вернуть для себя нечто первобытно старое, как стареющий человек воспоминания о детстве.

0
Ответить

Выше, несмотря на высокий культурный ранг отвечающих (кстати, их автоматический авторитет - часть того "шва" и "перехода", о котором они говорят), были только витиеватые добрые слова в духе колонки, которую нужно написать в последний день перед публикацией.

Вы коротко затронули реальный вопрос, который как раз жёстко пробивает культурные "пузыри" и Полозковой, и Улицкой, и мой собственный. По крайней мере я абсолютно точно не знаю, как адаптироваться к культуре Востока и как после наступление тотального перевода её столкновение произойдет с культурой Запада - подобно тому, как столкнутся галактики Млечный путь и Андромеда, проходят сквозь друг друга и почти не касаясь.

+2
Ответить

Меньше смотрите фантастику больше читайте историю. Патриарх Фотий при котором. Кирилл и Мефодий якобы просветили славян. а в реальности подписали мирный договор с харами и перевели Евангелие для моравов уже был хазарянином. . Мы от востока никогда не отходили . это Запад отошел от Констнатинополя , когда еще при папе ГригорииI двоеслове  Патриарх Константинопольский ИоаннIV постник провозгласил себя Вселенским всед за папой Львом великим , но тогда восточные архиепископы это признали , а папа Григорий I нет. И это еще почти за 500 лет до великой схизмы. Так что мы Восток , а они в нашем сознаниии уже 1000 лет как "вражий запад" и никто не спешит к воссоединению, потому что очень велик разрыв в менталитете.

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить