Ответить
The Question
апрель 2015.
6979

Насколько актуальна сегодня гипотеза Сепира-Уорфа о том, что язык препопределяет мышление?

ЯзыкНаука
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
34
7 ответов
Поделиться

Гипотеза Сепира-Уорфа актуальна очень.

Язык (отражение коллективного) подсовывает индивиду готовые мысли. Например, думать о «духовности интеллигенции» по-английски не получится, потому что в этом языке нет ни специального термина для «интеллигенции» (такое понятие не существует), ни для точного перевода для «духовности».

Однажды китайские стажеры меня спросили: «Как будет по-русски "уважение к старшим"? Мы давно учим язык, но не знаем этого слова». Я им сказала, что специального термина со значением «уважение к старшим» нет, да и уважения особого нет. Они сказали: «Надо же! А у нас ДЕТИ В ШКОЛЕ СМЕЮТСЯ над теми, кто не уважает старших».

Есть хороший пример со словами «синий» и «голубой». Проводили нейроиспытания на людях, мыслящих на разных языках. Когда людям, говорящим, скажем, по-русски, где это два разных слова и два разных цвет, показывали карточки с рисунками то синего, то голубого цветов, у них загорались разные зоны мозга. Когда эти карточки показывали англичанину, у него горела одна и та же зона мозга. Это был все blue цвет для него, оттенки не имели значения.

Из этого следует, что не существует как таковой «объективной реальности», есть цветосмысловые пятна (для зрения), которые мы называем теми или иными словами. Подробнее стоит прочитать «Нулевую степень письма» Ролана Барта

Хотелось бы процитировать тут слова отечественного лингвиста, Звегинцева В. А., из его книги "Очерки по общему языкознанию" (1962):

"Для доказательства неправомерности выводов Вайсгербера и Уорфа о преобразующей силе языка нет никакой надобности пытаться отрицать совершенно бесспорный факт, что разные языки представляют далеко не одинаковые «картины мира», но только это обстоятельство, несомненно, правильнее формулировать обратным порядком и говорить о том, что действительная и объективная картина мира запечатлена в языках неодинаковым образом. При этом сам факт различия языков указывает на то, что не языки образуют различные «картины мира», а что неодинаковое отражение в языках картин объективного мира обусловливается теми главными действующими силами, посредническую деятельность в отношениях между которыми выполняет язык — человеческим сознанием в его познавательной деятельности и объективной действительностью, на которую направлена эта деятельность. Таким образом, язык действительно является посредником, но не в том смысле, в котором употребляет это определение Вайсгербер; будучи посредником, язык не управляет развитием человеческого сознания, не указывает человеческому мышлению определенного пути его движения. Он ниоткуда не мог получить этого руководящего и направляющего качества. Но язык является посредником в том смысле, что без его участия невозможна сама познавательная деятельность, не может осуществиться процесс мышления. Ведь язык есть орудие мысли; однако быть орудием мысли не значит быть ее руководителем.

Язык, включаясь в единую цепь отношений, существующих между человеческим сознанием и объективной действительностью, является производным и от сознания и от объективной действительности. Язык отражает и состояние развития сознания, и направления его деятельности, и материальные условия общественной жизни, в которых осуществляется функционирование языка. Уорф и Вайсгербер выхватывают из указанной единой цепи отношений язык в его посредническом качестве и превращают это качество в ведущее и основное для всей деятельности языка. Таким образом происходит прямое искажение зависимостей, существующих между языком, сознанием и объективной действительностью.

Почему все же существует такое великое разнообразие языковых структур, что служит опорой всех построений Уорфа и Вайсгербера? Во-первых, потому, что не одинаковы физические и общественные условия познавательной деятельности человеческого сознания, результаты которой фиксирует в своей структуре язык. Если говорить об этом факторе очень грубо обобщенно, то это значит, что надо считаться с тем, что, например, народы Севера и Юга сталкиваются с различными природными явлениями и эти явления играют разную роль в их общественной жизни. Именно поэтому мы сталкиваемся в одном случае с чрезвычайно разветвленной и очень точно дифференцированной номенклатурой разных состояний льда, снега, мороза и пр., а в другом — с не менее дробной и подробной номенклатурой действия солнечных лучей, красочных оттенков песка, зелени и т. д. В древнеанглийском языке мы обнаруживаем десятки синонимов с разными смысловыми оттенками для моря, корабля, битвы, героя. А в арабских диалектах нас поражает необыкновенное богатство синонимики, связанной с пустыней, верблюдами, конями, водой". С. 322-324.

показать ещё 4 ответа