Как вы относитесь к использованию мата в кино, музыке, литературе?

4687
4
0
1 августа
22:25
август
2015

Важны не слова как таковые, а способ и контекст их употребления.

Поэма Александра Блока "Двенадцать" на тему революционного Петербурга заканчивается строками:

"В белом венчике из роз —

Впереди — Исус Христос."

Строчка в своё время наделала много шума, поскольку Христос идёт впереди не чего попало, а красноармейской колонны. Многие вполне оправданно задаются вопросом, что сие означает. В романе Пелевина "Чапаев и Пустота" главный герой в полушутку говорит, что Блок в итоге изменил последнюю строку, и теперь впереди красноармейской клонны идёт — матрос.

Не нужно быть человеком тонкой внутренней организации, чтобы понять, что Христос и матрос — не одно и то же. Матрос сильно меняет и эмоциональную насыщенность, и смысловую составляющую финала. Это же финал, блин. Поэмы. Страниц на десять. Тут нужно не ошибиться.

К чему я об этом. Представьте себе, что Блок таки поменял конец поэмы, но теперь последняя строчка звучит как "шел какой-то хуесос".

Вот и задачка — как выбрать между "Христос", "матрос" и "хуесос"? Кто из них лучше справится с поставленной задачей? Христос — скандально. Матрос — конформистски, зато не расстреляют. Хуесос — грубо, зато скоморошнический посыл поэмы достигает полного накала. Это не просто одно слово — это три совершенно разных поэмы.

Правильного ответа тут конечно нет, к тому же что Блок уже закончил поэму определённым образом, и вряд ли теперь её исправит. Какое из них лучше, какое хуже — совершенно не важно. Важно то, что одно слово может перевернуть текст, состоящий из 1200 слов. Оно может создать или убить поэму. И следовательно, сила хуесоса в данном случае состоит не в том, матерное оно, или не матерное — а только в его положении в тексте.

Никакому "мат в стихах это бе" нечего противопоставить такой силе.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
80
0
август
2015

Полезно понимать, что у мата (который профессионалы называют, как правило, иначе — инвективной или обсценной лексикой) могут быть разные функции, особенно в искусстве.

Ну, например, если писатель описывает повседневную жизнь уголовников, лагерников, колхозного крестьянства или низовой технической интеллигенции, и герои у него постоянно разговаривают друг с другом, но никогда — даже уронив топор себе на ногу, — не матерятся... Мы же заподозрим, что эти разговоры не вполне реалистичны, правда? А для некоторых авторов (и некоторых читателей) такие подозрения нестерпимы: им требуется отзеркалить жизнь с наивозможным правдоподобием и убедительностью.

Но возможен и прямо противоположный подход. Вот стихотворение поэта, писавшего под псевдонимом Шиш Брянский и получившего в своё время премию «Дебют» как лучший молодой поэт России (привожу целиком, оно недлинное):

Однажды два глухих Юсупа

Ебали зюзю в три хуя

Мораль: при опознаньи трупа

Блажен, кто скажет: Это я

Тут о реализме говорить не приходится, не правда ли? Задача автора ровно обратная: в ёмкой и элегантной форме врезать читателю промеж глаз, выбив у него из-под ног всякую почву. Это своего рода обсценный дзен — помните буддийского учителя, бившего послушников палкой по голове, чтобы освободить их от всякого опыта и предубеждения?

А вот совсем другая художественная задача — в стихотворении поэта Дмитрия Волчека:

там нет свободных мест и пассажир выходит

сжимая кран в руке велосипедный шквал

пизда пизда смятенье душу сводит

он здесь бывал

он здесь бывал еще младенцем хладным

цвела вокруг летейская волна

и наплывала облаком отрадным

весна

и тонкой ветошной промозглой колыбелью

ему покажется несносный сквер

где сорок лет назад грачи свистели

на греческий манер

Здесь инвективная лексика встроена в текст, выдержанный в остальном в чисто лирической тональности, с многочисленными отсылками к классической поэзии XIX и начала XX веков, — благодаря, в том числе, этим отсылкам эмоциональное напряжение очень велико, и общая наэлектризованность атмосферы совершенно нейтрализует инвективный заряд слова «пизда»: оно не сильнее своего окружения (и употреблено ровно для того, чтобы окружающая «лирика» его своей эмоциональной нагрузкой перещеголяла).

И таким образом можно показать, что у многих крупных авторов настоящего и прошлого за каждым употреблением этих особых «поражённых в правах» слов стоит какая-то особая задача, не решаемая другими способами. А это, собственно, и есть показатель серьёзного искусства: оно всегда ЗАЧЕМ-ТО, и всё в нём этому подчинено.

Что, конечно, не отменяет того очевидного факта, что и в бытовой речи, и в стихах/прозе/песне мат нередко бывает некрасивым, ненужным и неуместным.

40
0
август
2015

Тема обширная с огромным количеством примеров, но в моём ответе я не буду копаться в истории.

Тут всё как и в жизни.

Скверное словцо должно нести в себе эмоциональный окрас. Если же мат лишь заполняет пустоты, то грош цена автору.

4
0
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта