Виновато ли советское руководство в начале Второй мировой войны?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
1 ответ
Поделиться

Поищем аналоги, например, в дне сегодняшнем. Вот КНДР угрожает всем на свете военными ударами. Что делает международное сообщество? Выбирает правильную тактику - переговоры с целью заставить Пхеньян отказаться от своих замыслов сопровождаются военно-экономическим давлением, когда санкции должны убедить  северокорейское руководство, что экономика страны сильно пострадает, а наращивание международного военного присутствия в регионе призвано убедить в серьёзности намерений применить военную силу для подавления агрессии.

Можно предположить, что Германия и Гитлер в отличие от нынешнего руководства КНДР были более восприимчивы к таким средствам, поскольку Гитлер не мог позволить себе ограничение и торможение экономики из-за санкций, снижение жизненного уровня населения - он ведь пришёл на обещании повысить его, вывести страну из кризиса.Кроме того, немцы сдержанно относились к перспективе большой войны, которой хотел лично Гитлер, но не они. Поэтому Гитлер осуществлял свои шаги постепенно, вводя в заблуждение не только свои жертвы, но во многом и самих немцев относительно своих целей.

Значит нужно было сформировать международную коалицию, способную противстоять Гитлеру и пресечь его планы ещё на этапе, когда Гитлер не развернулся в полную силу. "Окно возможностей" наступило в связи с Судетской областью, когда Франция и СССР могли бы исполнить свои союзнические обязательства и защитить Чехословакию. Но в тех условиях основное бремя ответственности было на Франции (без её согласия Москва не могла оказать военную помощь) и Англии. Но Франция была чрезвычайно ослаблена в экономическом и внутриполитическом плане, чтобы решиться на противостояние с Германией, а Англия, хотя и имела достаточные силы, но фактически вела в тот период изоляционистскую политику, которая обернулась политикой умиротворения агрессора и вылилась в Мюнхенское соглашение 1938 г.

Вместе с тем, нельзя полностью снимать некоторую долю ответственности и с Москвы. Сталин неправильно оценивал политику Гитлера, который никогда не скрывал стремления расширить "жизненное протранство" Германии за счёт СССР. Вместо того, чтобы точно оценивать шаги и действия Берлина, последовательно создавать антигитлеровскую коалицию, Сталин решил "поудить рыбку" в мутной воде политики предвоенных лет и заняться разделом сфер влияния. Последний шанс был, когда к власти в Англии в мае 1940 г. пришёл дееспособный и решительный Черчилль, а Германия вскоре напала на Англию. Хотя бы в этот момент надо было выступить на стороне Англии и поддержать её, как Черчилль сделал это 22 июня 1941 г. в отнношении СССР. Уже тогда бы можно было создать коалицию с участием США, которые выступили в защиту Англии. Германия оказалась бы перед необходимостью воевать на два фронта.

Но Сталин думал о другом. Это пример стратегических ошибок и ложно понятых национальных интересов. Из таких ситуаций нужно извлекать уроки для дня нынешнего, а не заниматься оправданиями. Сталин не готовился к войне и не стремился "выиграть время" - в этом случае он не стал бы громить офицерский корпус, не продолжал бы отправлять в Германию эшелоны с зерном и другими грузами, подготовил бы западные рубежи к обороне, имел бы утверждённые оперативный и мобилизационные планы (а их не было), организовал бы производство современной, а не устаревшей техники и реагировал бы на предупреждения о нападении. 

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
18

ЧЕ ТЫ НАХУЙ НЕСЕШЬ, ЛИБЕРАСТ? A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?A?

-1
Ответить

Вот с последним очень сложно согласиться. Основная волна репрессий в армии относится к 1937-38 гг. Да, на 1939 г. техника совершенно устаревшая, но в 1940-41 гг. разрабатывается новейшее вооружение. Из этого следует, что нельзя говорить о том, что СССР совсем не готовился к войне и не оттягивал время.

0
Ответить

Из проекта выступления маршала Жукова на пленуме ЦК КПСС в 1956:

"На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору. На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне.

Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны.

Накануне войны организация и вооружение наших войск не были на должной высоте, а что касается противовоздушной обороны войск и страны, то она была на крайне низком уровне.

До 1941 года у нас было очень мало механизированных соединений3 и только зимой 1941 года было принято решение о формировании 15-ти механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии, но это решение было крайне запоздалым.

К моменту возникновения войны большинство наших механизированных корпусов и дивизий находилось еще в стадии формирования и обучения, в силу чего они вступили в бой несколоченными и слабо вооруженными.

Качество нашей авиации оказалось ниже немецкой, да и та из-за отсутствия аэродромов была крайне скученно расположена в приграничной зоне, где и попала под удар авиации противника.

Артиллерия, особенно зенитная, была очень плохо обеспечена тягачами, вследствие чего не имела возможности передвигаться и в какой-либо степени обеспечить маневр наших войск на поле боя. Очень много артиллерии из-за отсутствия артиллерийских тягачей было брошено при отходе наших войск.

У Генерального штаба не было законченных и утвержденных Правительством оперативного и мобилизационного планов.

Промышленности не были выданы конкретные мобзадания по подготовке мобилизационных мощностей и созданию соответствующих материальных резервов.

Особенно плохо обстояло дело с руководящими военными кадрами, которые в период 1937—1939 гг., начиная от командующих войсками округов до командиров дивизий и полков включительно, неоднократно сменялись в связи с арестами. Вновь назначенные к началу войны оказались слабо подготовленными по занимаемым должностям. Особенно плохо были подготовлены командующие фронтами и армиями".

Не очень похоже на подготовку к войне.

0
Ответить
Ещё 4 комментария

Я ожидал, что именно этот документ Вы притянете. Его даже сейчас в ЕГЭ включают часто. Полностью верить Жукову я бы не стал, т.к. это 1956 г. Все мы прекрасно знаем в какой обстановке это было написано.

Если Вы внимательно прочитаете мои слова, то увидете, что я не писал о тщательной подготовке к войне. Тут даже нет спору - готовы были плохо.

0
Ответить

Если нет оснований доверять документам и Жукову, то оснований доверять голословным утверждениям советско-партийной пропаганды вообще нет никаких.

Жуков ведь не просто заявляет, что подготовка не велась или была слабой - он приводит факты, которые проверяются и которые выражают состояние готовности или неготовности. Пропаганда просто заявляет: велась подготовка.

Приводимый Вами тезис о разработке в эти годы новейшего оружия не представляется убедительным, поскольку оружие разрабатывается и обновляется всегда, и эта работа велась в СССР с конца 1920х, когда началось целенаправленное создание ВПК. 

 Равным образом неубедителен тезис о наращивании вооружений, поскольку милитаризация является неотъемлемой чертой тоталитарного, в т.ч. советского, общества. Отечетсвенный ВПК достиг расцвета в 1970-80е, когда доля ВВП, выделявшаяся на военные цели, достигла астрономических 20%, и екогда ни к какой конкретной войне СССР не готовился. 

С милитаризацией в 1930е решалась задача консолидации власти, поддержания образа внешнего врага. Бытовало также заблуждение, что развитие ВПК вообще "укрепляет" промышленность, а к тому же расширяет социальную базу режима за счет искусственного увеличения численности "рабочего класса". Ресурсы надо было направлять не на мелкобуржуазный ширпотреб, а на "серьезные" вещи.

Вы же понимаете, что дело не только в Жукове, а в оценке всего объема действий советского руководства и лично Сталина в вопросе о подготовке к войне. 

Ключевое значение в этом плане имеет 2 момента:

1. Отношение Сталина к информации о планах Германии начать войну в июне 1941. Сведения на этот счет приобрели лавинообразный характер, их было так много и из стольких разных источников, что разведка - политическая и военная - вынуждены были докладывать эти сведения, даже зная о негативном их восприятии Сталиным. Если Сталин готовился, то должен был понимать, что война возможна в любой момент. Советская военная наука (Тухачевский, Иссерсон) к этому времени сделала совершенно правильные выводы о том, что новая война не будет походить на Первую мировую: не будет никакого видимого сосредоточения сил и средств, всеобщей мобилизации и объявления войны - подготовка пройдет скрытно и она сама и станет началом войны, которая разразится неожиданно;

2. Тяжелые потери первых месяцев войны при примерном равенстве сил и средств.

Нет, Сталин если и готовился и выигрывал время, то для совершенно другой войны. 

0
Ответить

Автор опуса собрал все мифы о предвоенной ситуации, закрыл глаза на все известные факты и вынес свой строгий, но справедливый вердикт на основании послезнания  ложно понятых идей либерализма. Плевать на факты! Так держать! 

0
Ответить

На какие факты здесь наплевали?

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить