Какие на сегодняшний день существуют наиболее веские аргументы за и против к гипотезе, что Александр I и старец Фёдор Кузьмич - одна личность?

3978
2
0
31 июля
17:19
октябрь
2015

Скоропостижная смерть и погребение Александра I были окружены ореолом таинственности. Возникшие в это время в народе многочисленные слухи во многом способствовали дальнейшему появлению легенды о сибирском старце. Историк Н.К. Шильдер в своём четырёхтомном труде «Император Александр Первый. Его жизнь и царствование» приводит 51 мнение, возникшее в течение нескольких недель после смерти императора. Один из слухов сообщал, что царь «уехал на лёгкой шлюпке в море». В другом утверждалось: «Государево тело сам царь станет встречать. На 3 – й версте от Петербурга им будет устроена церемония. А в гробу везут адъютанта, который жизнь за царя положил». Почти все слухи сходились в одном – император инсценировал свою смерть и добровольно отстранился от власти. Разумеется, народные легенды не могут считаться серьёзным основанием для утверждения тождественности Александра I и Фёдора Кузьмича. Слухи часто возникали в связи со смертью популярных монархов. Достаточно вспомнить версию о том, что вместо Наполеона Бонапарта на острове святой Елены умер его двойник – капрал Франсуа Эжен Робо, а сам французский император погиб 4 сентября 1823 г. в Вене при невыясненных обстоятельствах. Но по возникновению слухов можно сделать вывод о том, что официальная версия смерти Александра I с самого начала вызвала недоверие в обществе.

На сегодняшний день существует целый ряд аргументов как «за», так и «против» версии о том, что император и старец – это одно и тоже лицо. В качестве наиболее весомых можно привести следующие.

Аргументы «за»

1. Дневниковые записи императрицы Елизаветы Алексеевны и приближённых к Александру I лиц, генерал – адъютанта князя П.М. Волконского и лейб – медика Я.В. Виллие, о болезни императора в Таганроге начинаются в один и тот же день — 5 ноября 1825 г. Заканчиваются они почти одновременно — 11 ноября у Елизаветы Алексеевны и 19 ноября у Волконского и Виллие. Историк А.Н. Сахаров в книге «Александр I» писал: «Сам по себе факт начала дневниковых записей 5 ноября тремя близкими к императору людьми, записей, которые, по существу, отразили течение смертельной болезни, поразителен. Ведь ни 4, ни 5 ноября, когда все трое корреспондентов взялись за перо, нельзя было и предположить, что болезнь, едва лишь покачнувшая всегда отменное здоровье Александра, примет столь трагический оборот. Это загадка, которую исследователи перед собой даже не поставили, а ведь она психологически может открыть многое». Автор отмечал: «Начало дневниковых записей в один день тремя близкими к Александру I людьми может, конечно, указывать на большую озабоченность со стороны всех трёх здоровьем императора. Но поскольку никакой опасности этому здоровью в тот день не было, то приходится считать такое единодушие необъяснимым, либо объяснить его лишь желанием создать единую версию течения болезни, нужную как Александру, так и этим трём его близким людям».

2. Противоречия в протоколе вскрытия тела императора не позволяют однозначно идентифицировать тело Александра I с телом человека, которое стало объектом этого протокола. По нему сложно определить причину смерти царя. Среди возможных версий называли простуду, малярию, холеру и брюшной тиф. Официальная версия гласила, что император «был одержим острой болезнью, при которой первоначально была поражена печень и прочие к отделению желчи служащие органы. Болезнь постепенно перешла в жестокую горячку с приливом крови в мозговые сосуды и последующим затем отделением и накоплением сукровичной влаги в полости мозга, и была причиной смерти». Писатель и журналист князь В.В. Барятинский, опубликовавший в 1912 г. книгу «Царственный мистик», разослал копии протокола вскрытия тела Александра I, не указывая имени умершего, четырём выдающимся русским врачам с просьбой дать заключение о причинах смерти. Все медики исключили брюшной тиф и малярию. При этом трое из них назвали в качестве вероятной причины смерти застарелый сифилис. Но этой болезни у императора никогда не было. В протоколе вскрытия есть и другие противоречивые данные. Например, сообщается, что «на обеих ногах ниже икр приметен тёмно коричневый цвет и различные рубцы, особенно на правой ноге, оставшиеся по заживлению ран, которыми государь император одержим был прежде». Александр I действительно дважды травмировал себе правую ногу. Но в первый раз это был ушиб, который вряд ли мог оставить столь заметные следы. Во второй раз травма была более серьёзной. 19 сентября 1823 г. во время парада польской кавалерии в Брест – Литовске лошадь лягнула его в правое бедро. Но след от этой травмы должен быть расположен выше колена, а не «ниже икр». В январе 1824 г. император перенёс рожистое воспаление ноги. Однако, по сообщениям современников, поражена была левая конечность, а не правая. Кроме того, лейб – медик Д.К. Тарасов, составлявший протокол вскрытия тела, отказался его подписывать. Об этом он сообщал в своих мемуарах. Но на документе его подпись стоит. Можно привести ещё несколько подобных несоответствий в протоколе, противоречащих официальной версии смерти Александра I.

3. Умерший император, по воспоминаниям современников, был совершенно не похож на себя при жизни. В декабре 1825 г. генерал – адъютанта П.М. Волконский в письме к Вилламову, секретарю Марии Фёдоровны, матери Александра I, писал, что его «лицо всё почернело, и даже черты лица покойного совсем изменились». Глава траурного кортежа, сопровождавший тело императора в Санкт – Петербург, говорил: «Неумолимый тлен обратил державный лик в чёрно – зелёную маску, неузнаваемо исказив черты». В связи с этим он рекомендовал не вскрывать гроб в столице.

4. Отсутствие на панихиде и траурных церемониях в Москве и Санкт – Петербурге супруги умершего царя Елизаветы Алексеевны и князя П.М. Волконского. А.Н. Сахаров писал: «Если отсутствие императрицы можно было объяснить состоянием её здоровья, то отсутствие Волконского в составе траурного кортежа необъяснимо».

5. Год рождения Фёдора Кузьмича — 1777 – й, определённый исходя из его смерти в возрасте 87 лет, совпадает с годом рождения Александра I.

6. Посещения в 1873 г. могилы старца великим князем Алексеем Александровичем, а в 1891 г. — цесаревичем Николаем, будущим императором Николаем II, пожелавшим построить на месте его кельи каменную церковь.

7. Экспертиза рукописей Александра I и Фёдора Кузьмича, проведённая Русским графологическим обществом в Томске, пришла к выводу об идентичности их почерка. Об этом российские СМИ сообщили 23 июля 2015 г. Президент общества Светлана Семёнова заявила на пресс – конференции: «У меня сложилось чёткое представление, что это одно и то же лицо. Доминанты и буквенные конструкты почерков идентичны. Когда ему было 24 года, эти приметы и доминанты были так изображены, что когда старцу было 80 лет, они были и по размеру даже те же. Графология с высокой вероятностью позволяет утверждать, что это один и тот же человек».

Аргументы «против»

1. Несходство прижизненного и посмертного обликов императора можно объяснить походными условиями бальзамирования в Таганроге, плохой дорогой и действием жаркого и влажного южного климата.

2. Во время следования траурного кортежа гроб Александра I несколько раз вскрывали, проверяя сохранность тела, и в Тосно, на последней остановке перед Царским селом, это было сделано в присутствии матери императора Марии Фёдоровны. Она несколько раз поцеловала руку умершего и сказала: «Да, это мой дорогой сын, мой дорогой Александр». Те же слова Мария Фёдоровна повторила 4 марта 1826 г., когда гроб был вскрыт последний раз, уже в Царском селе, при всех членах императорской фамилии.

3. Фёдор Кузьмич в своей речи часто употреблял южнорусские и украинские слова, что было совершенно несвойственно Александру I.

4. Анализ почерков императора и старца, проведённый в начале XX в. по указанию великого князя Николая Михайловича Романова, автора книги «Император Александр I. Опыт исторического исследования», исключил возможность их тождества.

5. В силу личностных особенностей императора, таких черт его характера как властолюбие, упорство и хитрость, сложно предположить добровольное оставление им престола.

До настоящего момента вопрос о тождественности Фёдора Кузьмича с Александром I историками однозначно не решён. Дать окончательный ответ на него могла бы генетическая экспертиза.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
59
3
сентябрь
2016

Скоропостижная смерть и погребение Александра I были окружены ореолом таинственности. Возникшие в это время в народе многочисленные слухи во многом способствовали дальнейшему появлению легенды о сибирском старце. Историк Н.К. Шильдер в своём четырёхтомном труде «Император Александр Первый. Его жизнь и царствование» приводит 51 мнение, возникшее в течение нескольких недель после смерти императора. Один из слухов сообщал, что царь «уехал на лёгкой шлюпке в море». В другом утверждалось: «Государево тело сам царь станет встречать. На 3 – й версте от Петербурга им будет устроена церемония. А в гробу везут адъютанта, который жизнь за царя положил». Почти все слухи сходились в одном – император инсценировал свою смерть и добровольно отстранился от власти. Разумеется, народные легенды не могут считаться серьёзным основанием для утверждения тождественности Александра I и Фёдора Кузьмича. Слухи часто возникали в связи со смертью популярных монархов. Достаточно вспомнить версию о том, что вместо Наполеона Бонапарта на острове святой Елены умер его двойник – капрал Франсуа Эжен Робо, а сам французский император погиб 4 сентября 1823 г. в Вене при невыясненных обстоятельствах. Но по возникновению слухов можно сделать вывод о том, что официальная версия смерти Александра I с самого начала вызвала недоверие в обществе.

На сегодняшний день существует целый ряд аргументов как «за», так и «против» версии о том, что император и старец – это одно и тоже лицо. В качестве наиболее весомых можно привести следующие.

Аргументы «за»

1. Дневниковые записи императрицы Елизаветы Алексеевны и приближённых к Александру I лиц, генерал – адъютанта князя П.М. Волконского и лейб – медика Я.В. Виллие, о болезни императора в Таганроге начинаются в один и тот же день — 5 ноября 1825 г. Заканчиваются они почти одновременно — 11 ноября у Елизаветы Алексеевны и 19 ноября у Волконского и Виллие. Историк А.Н. Сахаров в книге «Александр I» писал: «Сам по себе факт начала дневниковых записей 5 ноября тремя близкими к императору людьми, записей, которые, по существу, отразили течение смертельной болезни, поразителен. Ведь ни 4, ни 5 ноября, когда все трое корреспондентов взялись за перо, нельзя было и предположить, что болезнь, едва лишь покачнувшая всегда отменное здоровье Александра, примет столь трагический оборот. Это загадка, которую исследователи перед собой даже не поставили, а ведь она психологически может открыть многое». Автор отмечал: «Начало дневниковых записей в один день тремя близкими к Александру I людьми может, конечно, указывать на большую озабоченность со стороны всех трёх здоровьем императора. Но поскольку никакой опасности этому здоровью в тот день не было, то приходится считать такое единодушие необъяснимым, либо объяснить его лишь желанием создать единую версию течения болезни, нужную как Александру, так и этим трём его близким людям».

2. Противоречия в протоколе вскрытия тела императора не позволяют однозначно идентифицировать тело Александра I с телом человека, которое стало объектом этого протокола. По нему даже сложно определить причину смерти царя. Среди возможных версий называли простуду, малярию, холеру и брюшной тиф. Официальная версия гласила, что император «был одержим острой болезнью, при которой первоначально была поражена печень и прочие к отделению желчи служащие органы. Болезнь постепенно перешла в жестокую горячку с приливом крови в мозговые сосуды и последующим затем отделением и накоплением сукровичной влаги в полости мозга, и была причиной смерти». Писатель и журналист князь В.В. Барятинский, опубликовавший в 1912 г. книгу «Царственный мистик», разослал копии протокола вскрытия тела Александра I, не указывая имени умершего, четырём выдающимся русским врачам с просьбой дать заключение о причинах смерти. Все медики исключили брюшной тиф и малярию. При этом трое из них назвали в качестве вероятной причины смерти застарелый сифилис. Но этой болезни у императора никогда не было. В протоколе вскрытия есть и другие противоречивые данные. Например, сообщается, что «на обеих ногах ниже икр приметен тёмно коричневый цвет и различные рубцы, особенно на правой ноге, оставшиеся по заживлению ран, которыми государь император одержим был прежде». Александр I действительно дважды травмировал себе правую ногу. Но в первый раз это был ушиб, который вряд ли мог оставить столь заметные следы. Во второй раз травма была более серьёзной. 19 сентября 1823 г. во время парада польской кавалерии в Брест – Литовске лошадь лягнула его в правое бедро. Но след от этой травмы должен быть расположен выше колена, а не «ниже икр». В январе 1824 г. император перенёс рожистое воспаление ноги. Однако, по сообщениям современников, поражена была левая конечность, а не правая. Кроме того, лейб – медик Д.К. Тарасов, составлявший протокол вскрытия тела, отказался его подписывать. Об этом он сообщал в своих мемуарах. Но на документе его подпись стоит. Можно привести ещё несколько подобных несоответствий, противоречащих официальной версии смерти Александра I.

3. Умерший император, по воспоминаниям современников, был совершенно не похож на себя при жизни. В декабре 1825 г. генерал – адъютанта П.М. Волконский в письме к Вилламову, секретарю Марии Фёдоровны, матери Александра I, писал, что его «лицо всё почернело, и даже черты лица покойного совсем изменились». Глава траурного кортежа, сопровождавший тело императора в Санкт – Петербург, говорил: «Неумолимый тлен обратил державный лик в чёрно – зелёную маску, неузнаваемо исказив черты». В связи с этим он рекомендовал не вскрывать гроб в столице.

4. Отсутствие на панихиде и траурных церемониях в Москве и Санкт – Петербурге супруги умершего царя Елизаветы Алексеевны и князя П.М. Волконского. А.Н. Сахаров писал: «Если отсутствие императрицы можно было объяснить состоянием её здоровья, то отсутствие Волконского в составе траурного кортежа необъяснимо».

5. Год рождения Фёдора Кузьмича — 1777 – й, определённый исходя из его смерти в возрасте 87 лет, совпадает с годом рождения Александра I.

6. Посещения в 1873 г. могилы старца великим князем Алексеем Александровичем, а в 1891 г. — цесаревичем Николаем, будущим императором Николаем II, пожелавшим построить на месте его кельи каменную церковь.

7. Экспертиза рукописей Александра I и Фёдора Кузьмича, проведённая Русским графологическим обществом в Томске, пришла к выводу об идентичности их почерка. Об этом российские СМИ сообщили 23 июля 2015 г. Президент общества Светлана Семёнова заявила на пресс – конференции: «У меня сложилось чёткое представление, что это одно и то же лицо. Доминанты и буквенные конструкты почерков идентичны. Когда ему было 24 года, эти приметы и доминанты были так изображены, что когда старцу было 80 лет, они были и по размеру даже те же. Графология с высокой вероятностью позволяет утверждать, что это один и тот же человек».

Аргументы «против»

1. Несходство прижизненного и посмертного обликов императора можно объяснить походными условиями бальзамирования в Таганроге, плохой дорогой и действием жаркого и влажного южного климата.

2. Во время следования траурного кортежа гроб Александра I несколько раз вскрывали, проверяя сохранность тела, и в Тосно, на последней остановке перед Царским селом, это было сделано в присутствии матери императора Марии Фёдоровны. Она несколько раз поцеловала руку умершего и сказала: «Да, это мой дорогой сын, мой дорогой Александр». Те же слова Мария Фёдоровна повторила 4 марта 1826 г., когда гроб был вскрыт последний раз, уже в Царском селе, при всех членах императорской фамилии.

3. Фёдор Кузьмич в своей речи часто употреблял южнорусские и украинские слова, что было совершенно несвойственно Александру I.

4. Анализ почерков императора и старца, проведённый начале XX в. по указанию великого князя Николая Михайловича, автора книги «Император Александр I. Опыт исторического исследования», исключил возможность их тождества.

5. В силу личностных особенностей императора, таких черт его характера как властолюбие, упорство и хитрость, сложно предположить добровольное оставление им престола.

До настоящего момента вопрос о тождественности Фёдора Кузьмича с Александром I историками однозначно не решён. Дать окончательный ответ на него могла бы генетическая экспертиза.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
0
ноябрь
2015

На этот вопрос очень научно и очень популярно ответил Джон Шемякин:youtube.com Передача небольшая, всего 37 минут, но ответ очень содержательный, насыщенный гиперссылками к другим культурным событиям и явлениям. Да ещё и рассказчик большой умница и выдающийся учёный.

-2
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта