Рустам Юлбарисов
апрель 2017.
2633

В США проведут закрытый брифинг по ситуации в КНДР. О чем там будут говорить?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

В полночь по Москве пройдет закрытый брифинг, посвященный американской политике в КНДР и ракетно-ядерной программе. Брифинг проведут американский госсекретарь Рекс Тиллерсон и министр обороны Джеймс Мэттис, по одной из версий, руководители разведки там тоже будут. Изначально на него хотели пригласить только сенаторов, но потом решили позвать и Палату представителей. Это наиболее интересное мероприятие, учитывая, что Конгресс имеет право объявлять войну.

С моей точки зрения, новость про закрытый брифинг намного важнее испытания баллистической ракеты, которые прошли сегодня. И я могу объяснить те тренды, которые к этому идут. Речь не идет об адском характере Трампа и адском характере Ким Чен Ына, у нас есть, скажем так, определенные тренды внешней политики, которые ведут к неприятной воронке событий.

Нужно понимать, для Трампа внешняя политика – это не самое важное. Трамп хотел и, похоже, искренне хочет осуществить важную для него программу внутриполитических реформ, потому что Make America Great Again. Поэтому он должен наладить консенсус с общественным мнением, со СМИ, с интеллектуалами, иначе все его попытки что-то сделать будут саботированы, а пресса будет постоянно к нему цепляться по малейшему поводу. Чтобы наладить такой диалог, он должен соответствовать образу крутого президента. Это понятное дело требует определенного поведения и сильно ограничивает ему пространство для маневра. Я приведу два похожих примера.

Когда Гарри Трумэн принял решение о вступление Америки в Корейскую войну, он это сделал по политическим соображениям. На определенном этапе американская администрация не вписалась в историю с Гоминьданом. После этого сформировалось китайское лобби из республиканцев, включая того самого сенатора Маккарти, которые уже начали заявлять, что Америка недостаточно поддерживает союзников, потому что «у нас в Госдепе сидят хорошо замаскированные агенты Кремля». Таким образом, когда началась Корейская война, Гарри Трумэн и его администрация должны были показать себя более радикальными правым кругам, что они не «розовые». А ситуация с введением войск во Вьетнам? Инцидент в Тонкинском заливе можно по-разному трактовать, одни говорят, что это провокация, другие – реальное нападение, третьи говорят, что помехи на радаре были приняты за атакующие вьетнамские катера. Так или иначе, это некий скандал, и Линдон Джонсон принимает решение вводить войска с формулировкой: «Если мы этого не сделаем, все поймут, что мы слабаки».

Как вы понимаете, политик-популист – человек, который должен соответствовать определенному имиджу, имеет большую вероятность «повестись на слабо», потому что общественное мнение сочтет его потерявшим лицо, если он ничего не сделает в ответ. Заметим, что подобная ситуация касается Ким Чен Ына, только там вместо общественного мнения особенности идеократического режима.

Таким образом, у Трампа сильно сужено пространство для маневра. На это накладываются еще два неприятных фактора. Понимаете, я не верю в многоходовки и считаю, что миром правит не тайная ложа, а явная лажа. Слишком часто мы понимаем, что решения принимались без должного экспертного сопровождения. Сейчас похожие проблемы, администрация Трампа сформирована примерно на 30%. Нормального штата советников, которые могли бы просчитать риски, фактически нет. Всякие конспирологические версии о том, что все решения принимает его дочка, я тоже отодвигаю в сторону. Просто говорю, что ситуация, когда администрация не сформирована до конца, вероятность волюнтаристских решений инстинктивного реагирования повышается.

К этому добавляется то, что железный занавес работает в обе стороны. В Северной Корее очень плохо представляют себе, что такое Запад, и США в особенности, северокорейские американисты оставили для меня очень грустные впечатления. Но проблема в том, что у американцев похожие проблемы с понимаем того, что происходит в КНДР. Со спутника ты многое не увидишь, возможности вести свою разведывательную деятельность там нет. Это означает, что они во многом зависят от той информации, которую им поставляют спецслужбы Южной Кореи. А это, скажем так, весьма специфическая организация, которая всегда было больше пропагандистской, больше аналитиками, чем разведчиками. Они последние лет 10 представляют Северную Корею таким образцовым тираническим режимом, который через три года развалится.

Теперь внимание, если мы ставим вопрос в силовом решении, одно дело, если мы понимаем, что имеем дело с сильным, жизнеспособным государством, которое может дать серьезный адекватный отпор, другое дело, если мы думаем, что перед нами классическое государство зла из дурного мультика, для победы над которым надо убить главного гада и разбить большой телевизор.

В понедельник Трамп сказал: «Статус кво неприемлем». Это еще более резкое заявление, чем заявление вице-президента Майка Пенса о том, что «политика стратегического терпения исчерпалась». Тут есть важная деталь. Политика стратегического терпения заключалась в следующем: «Мы понимаем, что КНДР не отдаст бомбу, но мы считаем, что у Северной Кореи все плохо с экономикой, поэтому серьезную угрозу они нам не представляют, поэтому мы не пытаемся решить эту проблему, просто увеличиваем санкции и ждем, когда КНДР под ними загнется». Тут внезапно выясняется, что северяне провели целую серию реформ, санкции не работают, они сдаваться не хотят и даже в 2016 году провели два ядерных испытания, 20 ракетных пусков, придумали новые типы ракет, достигли серьезного прорыва в технологиях.

Я понимаю, чего хотят в КНДР. Поскольку союзников у них нет, они понимают, что войну с Америкой им не выиграть: не то соотношение потенциалов. У них есть на самом деле два выхода: помереть или помереть с музыкой. Под «помереть с музыкой» имеется в виду нанесение противнику такого уровня неприемлемого ущерба, после которого победа будет считаться пирровой, а война потеряет смысл. Условно говоря, если северяне ударят ядерной ракетой по Лос-Анджелесу, а после этого вся Северная Корея будет превращена в ровный слой асфальта, американцы не смогут сказать, что они в этой войне победили. Северяне пытаются дорастить свои силы ядерного сдерживания до того уровня, при котором, чтобы ни случилось со страной в случае атаки противника, они смогут навести ответный удар.

Здесь красной линией является тот факт, есть ли у северян межконтинентальная ракета, которая долетит именно до Америки. Но воевать с КНДР нужно не в то время, когда ракета уже есть, а когда мы понимаем, что ракета вот-вот будет. А учитывая, что сейчас они развиваются довольно быстро, то мало кто может сказать, когда эта ракета будет готова, вот они что-то показали на параде 15 апреля, не очень понятно – то ли макеты, то ли прототипы. Вменяемый американский военный аналитик, посмотрев на все это, может сказать, что паровоз нужно давить, пока он маленький. Время теперь работает не на Штаты, а против Штатов, потому что чем активнее северяне будут развиваться, тем быстрее у них все это будет.

Понятно, что американцы выбирают из двух зол. Военные решения – это, конечно, весело. Но и вменяемых политиков, несмотря на «ястребиную политику», хватает. Они понимают, что Северная Корея, это, наверное, все-таки не Ирак и что американским базам на территории Южной Кореи и Японии достанется. Условно говоря, такого превентивного обезоруживающего удара в одни ворота скорее всего не будет, а есть хороший шанс Второй Корейской или Третьей мировой. Стремно? Стремно.

Альтернатива сводится к тому, чтобы вести переговоры с Северной Кореей, а это политически неприемлемо, потому что Северная Корея в глазах общественности лишена гуманности настолько, что любой бред про КНДР немедленно находит свою аудиторию. Диссидентов скармливают собакам – мы в это верим. Они вывезли всех детей инвалидов и испытали на них химическое оружие – мы в это верим. Новые кварталы – это потемкинская деревня, у которой есть только одна стена – окей, верим. Понимаете уровень проблемы?

Условно говоря, если в каком-нибудь либеральном издании появляется даже не хвалебная просеверокорейская статья, а статья, в которой говорится, что на Севере не так все плохо, начинаются громкие крики: «Как так может быть, как это вообще возможно? Известно же, что там голодомор, сколько заплатили журналистам?»

Если такая вещь есть даже в России, где хватает мнений и за и против Севера, то представим себе американскую поправку на общественное мнение, где КНДР является адским государством зла, причем в слове «адский» 8 букв «ц». И более серьезный президент США трижды подумает, прежде чем идти с Севером на переговоры, а Трамп в его ситуации такого выбора не имеет. Именно поэтому у меня довольно грустное предчувствие. Я надеюсь, что у нас случится ситуация локального Карибского кризиса, когда обе стороны подойдут к пропасти, поймут, что Третья мировая – это все-таки не айс, и начнут искать альтернативы. Но сейчас уже та ситуация, где за мир нужно бороться, а не просто говорить: «Давайте жить дружно и решать все проблемы путем диалога». Насколько я знаю, и Китай этим занимается, и Россия этим занимается. Путь выхода может быть такой: северяне замораживают ракетно-ядерную программу, американцы замораживают проведение учений. Китайцы пока четко сказали, что американцы нас не услышали.

Насколько я понимаю, Си Цзиньпин сумел объяснить Трампу, что Северная Корея – это не китайский прокси, а все северокорейские закидоны не проходят с одобрения Пекина. Тут дело в другом. Можно обратить внимание, что в китайской прессе сейчас раздаются жесткие предупреждения и США, и Северной Корее, но у меня возникло ощущение, что эти сигналы были неправильно интерпретированы, что в администрации Трампа решили: «Ура, мы прогнули китайцев. Они стали активно давить на Северную Корею, а то, что они начали говорить в нашу сторону, так это чтобы сохранить лицо, вот мы последние китайские предупреждения игнорируем».

Короче говоря, надеемся на лучшее. Но на месте российского руководства, я бы устроил МЧС проверку на Дальнем Востоке. Нужно знать, насколько наша страна готова к возможным неприятностям.

62
-3

Большое Вам спасибо за ответ, было очень интересно читать!

+7
Ответить

Крутой ответ, спасибо!)

+4
Ответить

Спасибо за акцентирование внимания на внутренней кухне, именно в таком ключе можно отвечать на этот вопрос, но ваши гадания на кофейной гуще о будущем решении проблемы - не стоит выеденного яйца.

Трамп просто хочет найти диалог с Сенатом, не более того. Никакой войны не будет.

-1
Ответить
Ещё 3 комментария

Вокруг этого вопроса слишком много шума. Проблема взаимотношения с Северной Кореей это скорее проблема амбиций. Всем , безусловно, понятно. что в Южной Корее у США база и этот конфликт продолжение конфликта 2013 года. Изменилось только то , что Корейцев несколько "подставили "Китайцы , потому что не захотели ссориться с Америкой. В реальности там был  спорный вопрос  о таможенных пошлинах, на что Китай ответил Корее санкциями на нефть,  решив показать их полную зависимость, и здесь собственно лидер Северной Кореи и решил показать свою "самостоятельность". Запуски ракет  к счастью были неудачными, иначе войнв уже была бы начата. Но не признавать Северную Коею самостоятельной ядерной  страной как они хотят - это уже дело принципа США. Только потому что американские военные привыкли контролировать этот район. И к тому же корейцы публично "нахамили" американцам.

0
Ответить

Кстати, здесь есть обратная монет того, что в 2014 не было жесткого ответа России, когда та напала на Украину.

Ведь дело в Будапештском меморандуме - беспрецедентном случае ядерного разоружения в обмен на гарантии безопасности.

Кто после этого будет ограничивать свои ядерные программы в обмен на гарантии Запада? Иран, Корея?

Вот, что значит не следовать международному законодательству и договоренностям.

+3
Ответить

Большое спасибо, очень внятно

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью