Почему ЕС не борется с дискриминацией русскоязычного населения в Прибалтике?

5782
5
1
30 июля
12:25
июль
2015

В Эстонии проблема изначально существует в мягком виде и уже практически решена, в Литве ее, считай, не было, остается Латвия. Евросоюзу это все, конечно, неприятно. Латвия проблему постепенно решает (точнее, она решается сама собой за счет смены поколений). Среди молодежи почти нет тех, кто принципиально не учит латышский язык и не получает латышский паспорт - таких примерно столько же, сколько людей в Крыму принципиально не получает российский паспорт: какие-то крайне политизированные активисты, но не более того. Среди молодежи до 17 лет неграждан — около 3%. Есть какое-то количество старичков, которые не могут выучить этот несчастный латышский язык, но их все меньше. И остается среднее поколение, которое скорее по причинам личной обиды сопротивляется ассимиляции.

Европейцы говорят латвийцам: "Слушайте, ну как-то неудобно. Выдайте им, что ли, паспорта". А латвийцы отвечают: "Вы видите, как они настроены агрессивно? Поймите, у нас свои проблемы. Мы же входим в ваши проблемы".

Плюс, в любой стране Евросоюза есть большое население неграждан-эмигрантов. Поэтому наличие неграждан для европейцев - это, конечно, проблема, но они научились с ней жить и ее не замечать.

После Крыма вообще вся прорусская аргументация потеряла силу, потому что присутствие русских в соседней стране было использовано против ее территориальной целостности. Поэтому требования дать гражданские права русским в Латвии сейчас воспринимаются особенно болезненно, и ЕС, конечно, не будет от нее требовать эту проблему немедленно решать.

При этом все видят на примере Украины, что государство, которое не может обеспечить какое-никакое национальное единство - очень хрупкое государство, и в этом смысле от латвийцев, конечно, просят сделать свое государство не государством латышей, а государством всех.

Латыши не очень этого хотят, потому что их самосознание - это самосознание Израиля, окруженного арабским миром: "Все эти либерально-демократические ценности - это хорошо, но мы чувствуем себя под угрозой и будем действовать в наших интересах". Если надо будет депортировать сто тысяч человек - депортируем.

Та же дилемма, кстати, сейчас стоит перед Украиной: как государство, она, несомненно, заинтересована в национальном объединении с сохранением за условно русским населением его национальной идентичности. Однако украинцы как нация не слишком в этом заинтересованы, если их задача — построение именно национального государства украинцев, а не "государства всех" по типу Бельгии или Канады. И они, так же, как и латыши - никак не могут сделать этот выбор.

42
0
июль
2015

Проблема взаимоотношений титульных национальностей с русскими в балтийских республиках очень тяжелая и сложная, это отнюдь не только проблема неграждан, но и многое другое. ЕС предпочитает в это дело не лезть, поскольку себе дороже. Единственное требование со стороны ЕС, это чтобы местные правительства разруливали все ситуации не выходя из правового поля, пока они это делают ЕС закрывает глаза на некоторые, скажем так, неоднозначные способы решения внутренних проблем в этих странах.

Сейчас, естественно, националисты во всех балтийских республиках получили серьезное увеличение поддержки со стороны населения на фоне украинских событий. В Эстонии, например, в парламент прошли две сильно правые партии, которые никогда раньше даже близко не допрыгивали до барьера. В Латвии примерно такая же ситуация. И не нужно забывать, что граждане или неграждане, но и в Латвии и в Эстонии есть места компактного проживания русских, где их гораздо больше, чем латышей или эстонцев, что после Крыма как бы не может не настораживать. Я сейчас регулярно читаю в центральных эстонских СМИ официальные статьи на тему, что Нарва - это не Крым, дорогие эстонцы, не надо бояться, ничего такого не будет. Т.е. в принципе местное правительство стремится снять напряженность как умеет и как может и думаю, что дополнительные пинки со стороны ЕС ничего кроме раздражения не вызывут.

13
0
июль
2015

Во-первых, компетенция Евросоюза ограничена, в том числе — и в области прав человека. Такие вопросы, как предоставление гражданства, выбор языка обучения в школе — самые острые для русскоязычных Балтии, — по общему правилу, не входят в компетенцию ЕС.

Во-вторых, политически Брюсселю неудобно признать, что страны, принятые в ЕС еще в 2004 году, до сих пор имеют большие проблемы с такой ключевой ценностью демократии, как равноправие. Также членство балтийских стран в ЕС ограничивает и возможность политического давления на них — нет больше «пряника» в виде возможного членства.

В-третьих, наиболее специфическая эстонско-латвийская проблема — безгражданство, — постепенно теряет остроту. Так, в начале 2007 г. в Латвии было 393 тысячи «неграждан» (см. строку «Latvijas nepilsonis» gov.lv ), а к началу 2015 г. — 263 тысячи (см. то же на gov.lv ). К сожалению, происходит это в основном не из-за получения «негражданами» гражданства Латвии/Эстонии, а из-за смертности, — или из-за принятия ими гражданства других стран. Число граждан РФ, Украины и Беларуси в Латвии за упомянутый период выросло c 32 тыс. до 62 тыс. — ср. строки «Krievijas pilsonis», «Ukrainas pilsonis», «Baltkrievijas pilsonis» в вышеуказанных файлах. Натурализовано же в Латвии за указанный период было лишь 22 тыс. человек — gov.lv , причем некоторые из натурализованных «негражданами» не были. Со второй же, общебалтийской проблемой признания языковых прав меньшинств, большие проблемы бывают и у старых членов ЕС. Так что, например, Франция за это упрекать Вильнюс не станет — иначе получит обвинения в двойных стандартах.

Некоторые отвечавшие указывали на воздействие крымских событий. Их Евросоюз мог бы использовать как повод для того, чтобы послать Риге, Вильнюсу и Таллину один из двух сигналов — или побуждая больше уважать нацменьшинства, или поощряя ужесточение давления на них. Похоже, однозначного сигнала дано не было — ни на то, ни на другое. А на местах правящие правые политики используют крымский кризис, чтобы настраивать титульное население против тех, кто выступает за равноправие русских/русскоязычных/неграждан с этническими литовцами/латышами/эстонцами.

Наконец, о выводах из этого ответа — чего все же можно добиваться от Брюсселя? По юридической линии — жесткого контроля за прибалтийскими законами, касающимися занятости. Например, завышенные требования к владению государственным языком в какой-то профессии — это дискриминация, подпадающая под компетенцию ЕС. По политической — можно лоббировать смягчение законов и о гражданстве, и о языках обучения в школе, но это сложнее.

11
0
показать ещё 3 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта