О чем пишут журналисты, когда новостей нет?

8806
11
1
28 июля
10:50
июль
2015

Когда нет новостей, журналисты пишут про коня-дебошира, красиво ворвавшегося в жизнь селянина, про кошку, укравшую деликатесы. Кстати, вот про кошку-уничтожителя деликатесов это была вообще эпопея, державшаяся в топе Яндекса не один день. Все, включая РИА, что-то сильно по этой новости угорели. Но это наверное уже нервное что-то,кругом творится тихое безумие. Вот сейчас власти думают, как бы им лучше уничтожать вместе с санкционными сырами санкционное мясо, а оставшуюся часть времени они думают, как бы им дичайше отметить День смерти князя Владимира и куда поставить памятник Дзержинскому. Тут волей-неволей психанешь и начнешь писать только про котов и коня-дебошира. Это внутренняя эмиграция журналистов такая, она не только из-за отсутствия новостей. Новости есть всегда.

82
1
июль
2015

В своей практике не встречала такого, чтобы новости создавали из воздуха. В региональных городских еженедельниках когда нет новостей публикуют документы городских слушаний и постановлений, пишут криминальные заметки и добавляют больше рекламы. Так же "притягивают за уши" новости. Пишут о тех события, которые мелкие и незначительные. Например, про сломанные скамейки в парке. Однажды на первую полосу в одной газете поставили новость про то, что галок в городе больше, чем ворон. Инфоповодом этому якобы стал приближающийся День птиц.

20
1
сентябрь
2015

У Тэффи есть очаровательный рассказик об отсутствии новостей и одном журналисте, называется "Карьера Сципиона Африканского":

Тэффи Н. А. Собрание сочинений. Том 1: "И стало так..."

М., "Лаком", 1997.

Театральный рецензент заболел. Написал в редакцию, что вечером в театр идти не может, попросил аванс на поправление здоровья и обстоятельств, но билета не вернул.

А между тем рецензия о спектакле была необходима.

Послали к рецензенту, но посланный вернулся ни с чем. Больного вторые сутки не было дома.

Редактор заволновался. Как быть? Билеты все распроданы.

-- Я напишу о спектакле, -- сказал печальный и тихий голос.

Редактор обернулся и увидел, что голос принадлежит печальному хроникеру, с уныло-вопросительными бровями.

-- Вы взяли билет?

-- Нет. У меня нет билета. Но я напишу о спектакле.

-- Да как же вы пойдете в театр без билета?

-- Я в театр не пойду, -- все так же печально отвечал хроникер, -- но я напишу о спектакле.

Подумали, посоветовались и положились на хроникера и на кривую.

Через час рецензия была готова:

"Александрийский театр поставил неудачную новинку "Горе от ума", написанную неким господином Грибоедовым. (Зачем брать псевдонимом такое известное имя?) Sic!.. {Так! (лат.).}

-- А ведь он ядовито пишет, -- сказал редактор и продолжал чтение:

"Написана пьеса в стихах, что наша публика очень любит, и хотя полна прописной морали, но поставлена очень прилично (Sic!). Хотя многим здравомыслящим людям давно надоела фраза вроде "О, закрой свои бледные ноги", как сочиняют наши декаденты. Не мешало бы некоторым актерам и актрисам потверже знать свои роли (Sic! Sic!)".

"А ведь и правда, -- подумал редактор. -- Очень не мешает актеру знать потверже свою роль. Какое меткое перо!"

"Из исполнителей отметим г-жу Савину, которая обнаружила очень симпатичное дарование и справилась со своей ролью с присущей ей миловидностью. Остальные были на своих местах.

Автора вызывали после третьего действия. Sic! Sic! Transit! {Так! Так! Проходит! (лат.).}

Сципион Африканский".

-- Это что же? -- удивился редактор на подпись.

-- Мой псевдоним, -- скромно опустил глаза печальный хроникер.

-- У вас бойкое перо, -- сказал редактор и задумался.

* * *

Наступили скверные времена. Наполнять газету было нечем. Наняли специального человека, который сидел, читал набранные статьи и подводил их под законы.

"Пять лет каторжных работ! Лишение всех прав! Высылка на родину! Штраф по усмотрению! Конфискация! Запрещение розничной продажи! Крепость!"

Слова эти гулко вылетали из редакторского кабинета, где сидел специальный человек, и наполняли ужасом редакцию.

Недописанные статьи летели в корзину, дописанные, сжигались дрожащими руками.

Тогда Сципион Африканский пришел к растерянному редактору и грустно сказал:

-- У вас нет материала, так я вам приведу жирафов.

-- Что? -- даже побледнел редактор.

-- Я приведу вам в Петербург жирафов из Африки. Будет много статей.

Недоумевающий редактор согласился.

На другой же день в газете появилась интересная заметка о том, что одно высокопоставленное африканское лицо подарило одному высокопоставленному петербургскому лицу четырех жирафов, которых и приведут из Африки прямо в Петербург сухим путем. Где нельзя -- там вплавь.

Жирафы тронулись в путь на другой же день. Путешествие было трудное. По дороге они хворали, и Сципион писал горячие статьи о способе лечения зверей и апеллировал к обществу покровительства животным. Потом написал сам себе письмо о том, что стыдно думать о скотах, когда народ голодает. Потом ответил сам себе очень резко и в конце концов так сам с собой сцепился, что пришлось вмешаться редактору, который боялся, что дело кончится дуэлью и скандалом. Еле уломали: Сципион согласился на третейский суд.

А жирафы, между тем, шли да шли. Где-то в Калькутте, куда они, очевидно, забрели по дороге, у них родились маленькие жирафята, и понадобилось сделать привал. Но природа, окружающая отдыхавших путников, была так дивно хорошо, что пришлось поместить несколько снимков из Ботанического сада. Кто-то из подписчиков выразил письменное удивление по поводу того, что в Калькутте леса растут в кадках, но редакция казнила его своим молчанием.

Жирафы были уже под Кавказом, где туземцы устраивали для них живописные празднества, когда редактор неожиданно призвал к себе Сципиона.

-- Довольно жирафов, -- сказал он. -- Теперь начинается свобода печати. Займемся политикой. Жирафы не нужны.

-- Господи! Куда же я теперь с ними денусь? -- затосковал Сципион с таким видом, точно у него осталось на руках пятеро детей, мал мала меньше.

Но редактор был неумолим.

-- Пусть сдохнут, -- сказал он. -- Мне какое дело.

И жирафы сдохли в Оренбурге, куда их зачем-то понесло.

* * *

Журналистов не пустили в Думу, и газета, в которой работал Сципион, осталась без "кулуаров".

Настроение было унылое.

Сципион писал сам себе телеграммы из Лондона, Парижа и Берлина, где сообщал самые потрясающие известия, и в следующем номере, проверив, красноречиво опровергал их.

А кулуары все-таки были нужны.

-- Сципион Африканский, -- взмолился редактор. -- Может быть, вы как-нибудь сможете...

-- Ну, разумеется, могу. Что кулуары -- волк, что ли? Очень могу.

На следующий же день появились в газете "кулуары".

"Прекрасная зала екатерининских времен, где некогда гулял сам светлейший повелитель Тавриды, оглашается теперь зрелищем народных представителей.

Вот идет П. Н. Милюков.

-- Здравствуйте, Павел Николаевич! -- говорит ему молодой, симпатичный кадет.

-- Здравствуйте! Здравствуйте! -- приветливо отвечает ему лидер партии народной свободы и пожимает его правую руку своей правой рукой.

А вот и Ф. И. Родичев. Его высокая фигура видна еще издали. Он весело разговаривает со своим собеседником. До нас долетают слова:

-- Так вы еще не завтракали?..

-- Нет, Федор Измайлович, еще не успел.

Едва успели мы занести это в свою книжку, как уже наталкиваемся на еврейскую группу.

-- Ну что, вы все еще против погромов?

-- Безусловно, против, -- отвечает, улыбаясь, группа и проходит дальше.

Ожидается бурное заседание, и Маклаков (Василий Алексеевич), видный брюнет, потирает руки.

После краткой беседы с социал-демократами мы вынесли убеждение, что они бесповоротно примкнули к партии с.-д.

Вот раздалась звонкая польская речь, это беседуют между собой два представителя польской группы.

В глубине залы, у колонн, стоит Гучков.

-- Какого вы мнения, Александр Иванович, о блоке с кадетами?

Гучков улыбается и делает неопределенный жест.

У входа в кулуары два крестьянина горячо толкуют об аграрной реформе.

В буфете, у стойки, закусывает селедкой Пуришкевич, который принадлежит к крайним правым.

"Нонича, теперича, тае-тае", -- говорят мужички в кулуарах".

* * *

-- "Последний Луч" меня переманивает, то есть "кулуары", -- с безысходной грустью заявил Сципион.

Редактор вздохнул, оторвал четвертушку бумаги и молча написал:

"В контору.

Выдать Сципиону Африканскому (Савелию Апельсину) авансом четыреста (400) рублей, с погашением 30%".

Вздохнул еще раз и протянул бумажку Сципиону.

13
1
показать ещё 9 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта