Рустам Юлбарисов
апрель 2017.
4287

Почему Польша обвинила российских диспетчеров в катастрофе Ту-154 в Смоленске?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
3 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Заявление федеральной прокуратуры содержит сомнения в том, что к катастрофе привела намеренная деятельность или халатность диспетчеров. Причем тут важный вопрос — намеренная или ненамеренная деятельность. Работа диспетчеров в Смоленске вызывает у польской прокуратуры определенные вопросы. На нынешнем этапе следствия считается, что неправильная коммуникация между диспетчерами и пилотами, которая привела к катастрофе — это ключевой момент. Собственно поэтому и определенные действия диспетчеров считаются ключевой причиной катастрофы.

Все было бы, наверное, гораздо проще, если бы более конструктивно складывалось сотрудничество между польскими и российскими органами. До сих пор обломки самолета находятся на территории России. Российское следствие не завершено. Соответственно, это служит поводом для отказа в передаче самолета. И пока не расследованы все материальные доказательства (в данном случае обломки самолета), польское следствие не может быть закончено. Таким образом, как только закончится российское следствие, и самолет будет передан, тогда и польское следствие может быстро завершиться, потому что ни в чьих интересах продолжать это расследование бесконечно.

Существует множество версий. Эта катастрофа — совершенно беспрецедентное событие невиданного масштаба, которое вызывает очень сильные эмоции, в том числе и у политиков. Поэтому здесь много подводных камней. Одним из них является отсутствие эффективного сотрудничества между польской и российской сторонами, из-за чего и возникают разные версии. Так что чем дольше будет длиться следствие, тем больше будет поле для всяких домыслов и всякого рода гипотез. Из-за этого семь лет спустя мы не знаем что произошло. Разные люди выдвигают разные гипотезы, и пока нельзя окончательно установить, что действительно произошло, эти гипотезы имеют право на существование.

Я очень надеюсь, что польская и российская стороны приложат максимальные усилия для того, чтобы выяснить, что на самом деле произошло. И с моей точки зрения как гражданина Польши, уже не столь важно установить, кто является виновным всего произошедшего, а что именно произошло. Еще раз подчеркну, самая главная проблема в том, что весь вопрос перетек из плоскости экспертно-технической в плоскость политическую и является раздражителем как внутри Польши, так и в отношениях с другими странами. Поэтому в интересах всех сторон установить, что произошло. Наказание виновных — это уже дело, в данном случае, не столь важное спустя семь лет после катастрофы. Самое главное — понять правду про эти события.

26
-2

А мы хотим что бы обвинили пьяного Кочинского?

0
Ответить
Прокомментировать

Ответить на вопрос, почему польская прокуратура выдвинула обвинение в адрес авиадиспетечеров (а также не обозначенного третьего лица, находившегося на командном пункте) пока еще невозможно. Поскольку на пресс-конференции следственной группы, где было объявлено об этом шаге, не было сообщено никаких деталей.

Однако пока следует обратить внимание на следующее: польская прокуратура выдвинула обвинение против должностных лиц России в умышленной организации катастрофы. Обвинение это крайне серьезное - и производит впечатление сознательной провокации.

Можно вспомнить, что польские прокуроры уже выдвигали обвинения против российских диспетчеров в марте 2015 года - тогда, впрочем, они были сформулированы совсем по-другому и речь шла о создании опасной ситуации и, соответственно, неумышленном способствовании авикатастрофе. Эти действия укладывались в логику выводов польской экспертной комиссии, занимавшейся исследованием обстоятельств катастрофы, а также проводившегося Военной прокуратурой следствия и предполагали возложение на Россию определенной доли ответственности за случившееся с признанием, однако, что большая часть вины лежит на польской стороне. Тогда основанием для выдвижения обвинений была трактовка действий диспетчеров и в частности, отсутствия твердого решения о закрытии аэродрома при очевидно нелетной погоде. Российская сторона настаивает на том, что не могла принимать решение о закрытии аэродрома, поскольку в случае выполнения нерегулярного международного рейса на нерегулярный аэродром (каким был полет польского президентского Ту-154 на аэродром "Северный") конечное решение о посадке после получения необходимой информации должен принимать экипаж самолета. Поляки трактуют ситуацию несколько иначе. Тем не менее, предыдущая попытка обвинений диспетчеров, объяснялось желанием хоть как-то разделить вину за катастрофу, то есть сформулировать такую версию событий, при которой на трагическое событие повлияли действия каждой стороны. Политически и психологически считать именно так Польше было бы комфортнее.

Однако обвинение в сознательной организации катастрофы - шаг гораздо более острый. И он может объясняться, в том числе, и теми политическими изменениями, которые произошли в Польше в последние годы. С 2015 года исполнительную и законодательную власть в Польше контролирует партия "Право и Справедливость", председатель которой - брат-близнец покойного польского президента Леха Качиньского Ярослав долгие годы прямо и косвенно говорил о том, что авикатастрофа произошла в результате сознательного покушения.

Стоит отметить и то, что с апреля 2016 года следствие в отношении обстоятельств Смоленской катастрофы проводит новая следственная команда. Дело изъяли у Главной военной прокуратуры, проводившей следствие с 2010 года и передали в Прокуратуру краёву - высшую гражданскую прокуратуру в Польше. Можно предположить, что это было связано с тем, что выводы Военной прокуратуры вызывали недоверия у нового государственного руководства.

Действия новых следователей, старательно пытающихся доказать, что прежняя следственная группа едва ли не покрывала организаторов "покушения", либо халатно отнеслась к своим обязанностям привела к ряду беспрецедентных решений - например, с осени 2016 года в Польше организуется массовая эксгумация тел жертв катастрофы, проводящаяся несмотря на протесты родственников.

Так что появление обвинений в отношении диспетчеров - еще один шаг в сторону политического обострения следствия. Не вполне ясно, какие данные могли появится у прокуратуры - учитывая, что записи черных ящиков и переговоров диспетчеров проверялись неоднократно. Предварительно можн предположить, что речь также идет о новых трактовках уже известных фраз и действий.

Что последует после появления этого обвинения также можно лишь предполагать. Российская сторона очевидно, не станет предоставлять возможность польским следователям для допроса пилотов (как не сделала это и при появлении предыдущих обвинений). Так что обвинения станут лишь политическим фактором и поводом для разных заявлений, как в России, так и в Польше. Но не более того

Логика ведения смоленского следствия в Польше -и даже появление подобных обвинений - пока не влияет на другие вопросы польско-российских отношений и сохраняющиеся официальные и неофициальные контакты. По-видимому, если не будет перейдена критическая черта и Польша не выдвинет официальные обвинения против России, в убийстве польского президента, ситуация останется примерно такой, как она есть сейчас.

4
-1
Прокомментировать

Ответ очень простой - признать реальные "косяки" экипажа, ошибки пилотирования и намеренные нарушения инструкций и правил сложно. Гораздо проще обвинить кого-то.

Диспетчер не принимает решения на посадку или уход на второй круг или запасной аэродром. Это решение принимает Командир Воздушного Судна исходя из собственного минимума (наихудшей метеорологической обстановки в которой он имеет право совершать посадки), минимума самолёта и минимума аэродрома посадки. И на это решение никто не имеет право оказывать влияние, даже министр обороны, которому подчиняется КВС.

Снижение ниже глиссады, игнорирование системы предотвращения столкновения с землёй (и её отключение), ошибка выставления давления на барометрическом высотомере и пилотирование по радиовыстотомеру - вот неполный список "косяков", которые в совокупности привели к катастрофе самолёта.

А политики и прокуроры могут фантазировать что угодно и сколько угодно.

2
-2
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью