Тоня Самсонова
апрель 2017.
6746

Какие стихи Евтушенко вы любите?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
17
27 ответов
Поделиться

Зависть

Завидую я.
Этого секрета
не раскрывал я раньше никому.
Я знаю, что живет мальчишка где-то,
и очень я завидую ему.
Завидую тому,
как он дерется, -
я не был так бесхитростен и смел.
Завидую тому,
как он смеется,-
я так смеяться в детстве не умел.
Он вечно ходит в ссадинах и шишках,-
я был всегда причесанней, целей.
Все те места, что пропускал я в книжках,
он не пропустит.
Он и тут сильней.
Он будет честен жесткой прямотою,
злу не прощая за его добро,
и там, где я перо бросал:
«Не стоит!" -
он скажет:
«Стоит!" - и возьмет перо.
Он если не развяжет,
так разрубит,
где я ни развяжу,
ни разрублю.
Он, если уж полюбит,
не разлюбит,
а я и полюблю,
да разлюблю.
Я скрою зависть.
Буду улыбаться.
Я притворюсь, как будто я простак:
"Кому-то же ведь надо ошибаться,
кому-то же ведь надо жить не так".
Но сколько б ни внушал себе я это,
твердя:
«Судьба у каждого своя", -
мне не забыть, что есть мальчишка где-то,
что он добьется большего,
чем я.

Артур Колесовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
43
-3

Спасибо Вам большое за ответ! Не видела раньше этого стихотворения, я в восторге просто!

+5
Ответить
Прокомментировать

По крайней мере одно его стихотворение заставляет содрогнуться внутри. Это "цветы лучше пуль", написанное в память о расстреле студентов на антивоенной демонстрации в США.

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
Пули - леди ревнивые.
Стоит ли ждать доброты?
Девятнадцатилетняя Аллисон Краузе,
Ты убита за то, что любила цветы.
Это было Чистейших надежд выражение,
В миг, Когда, беззащитна, как совести тоненький пульс,
Ты вложила цветок
В держимордово дуло ружейное
И сказала: "Цветы лучше пуль".
Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе, Аллисон Краузе,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.
Пусть все яблони мира
Не в белое - в траур оденутся!
Ах, как пахнет сирень,
Но не чувствуешь ты ничего.
Как сказал президент про тебя,
Ты "бездельница".
Каждый мертвый - бездельник,
Но это вина не его.
Встаньте, девочки Токио,
Мальчики Рима,
Поднимайте цветы
Против общего злого врага!
Дуньте разом на все одуванчики мира!
О, какая великая будет пурга!
Собирайтесь, цветы, на войну!
Покарайте карателей!
За тюльпаном тюльпан,
За левкоем левкой,
Вырываясь от гнева
Из клумб аккуратненьких,
Глотки всех лицемеров
Заткните корнями с землей!
Ты опутай, жасмин,
Миноносцев подводные лопасти!
Залепляя прицелы,
Ты в линзы отчаянно впейся, репей!
Встаньте, лилии Ганга И нильские лотосы,
И скрутите винты самолетов,
Беременных смертью детей!
Розы, вы не гордитесь, Когда продадут подороже!
Пусть приятно касаться
Девической нежной щеки, -
Бензобаки Прокалывайте Бомбардировщикам!
Подлинней, поострей отрастите шипы!
Собирайтесь, цветы, на войну!
Защитите прекрасное!
Затопите шоссе и проселки,
Как армии грозный поток,
И в колонны людей и цветов
Встань, убитая Аллисон Краузе,
Как бессмертник эпохи - Протеста колючий цветок!

26
0
Прокомментировать

Один из любимых поэтов. Выделить какой-либо один стих невозможно, вот несколько выдержек из разных стихотворений, раскрывающие особую мелодику поэзии Евтушенко, особую чувствительность.

.........................................................

"О, сколько нервных и недужных,
ненужных связей, дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,приди, нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость близких душ!"

..........................................................

"..Дай бог не вляпаться во власть
и не геройствовать подложно,
и быть богатым — но не красть,
конечно, если так возможно."

..........................................................

"Пою и пью,не думая о смерти,
раскинув руки,падаю в траву,
и если я умру на белом свете,
то я умру от счастья,что живу."

19
-1
Прокомментировать

Пожалуй, это мое любимое стихотворение. В свое время оно произвело на меня огромное впечатление, так, что некоторые фразы моментально отпечатались в сознании. И, наверное, оно как нельзя лучше отражает те чувства, которые многие из нас испытали, узнав о смерти Евгения Евтушенко.  

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее.
А если кто-то незаметно жил
и с этой незаметностью дружил,
он интересен был среди людей
самой неинтересностью своей.
У каждого — свой тайный личный мир.
Есть в мире этом самый лучший миг.
Есть в мире этом самый страшный час,
но это все неведомо для нас.
И, если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой...
Все это забирает он с собой.
Да, остаются книги и мосты,
машины и художников холсты,
да, многому остаться суждено,
но что-то ведь уходит все равно!
Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных.
А что мы знали, в сущности, о них?
Что знаем мы про братьев, про друзей,
что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего
мы, зная все, не знаем ничего.
Уходят люди... Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
от этой невозвратности кричать.

17
0

До слёз....

0
Ответить
Прокомментировать

Танки идут по Праге 
в закатной крови рассвета. 
Танки идут по правде, 
которая не газета. 
Танки идут по соблазнам 
жить не во власти штампов. 
Танки идут по солдатам, 
сидящим внутри этих танков. 
Боже мой, как это гнусно! 
Боже — какое паденье! 
Танки по Яну Гусу. 
Пушкину и Петефи. 
Страх — это хамства основа. 
Охотнорядские хари, 
вы — это помесь Ноздрева 
и человека в футляре. 
Совесть и честь вы попрали. 
Чудищем едет брюхастым 
в танках-футлярах по Праге 
страх, бронированный хамством. 
Что разбираться в мотивах 
моторизованной плетки? 
Чуешь, наивный Манилов, 
хватку Ноздрева на глотке? 
Танки идут по склепам, 
по тем, что еще не родились. 
Четки чиновничьих скрепок 
в гусеницы превратились. 
Разве я враг России? 
Разве я не счастливым 
в танки другие, родные, 
тыкался носом сопливым? 
Чем же мне жить, как прежде, 
если, как будто рубанки, 
танки идут по надежде, 
что это — родные танки? 
Прежде чем я подохну, 
как — мне не важно — прозван, 
я обращаюсь к потомку 
только с единственной просьбой. 
Пусть надо мной — без рыданий 
просто напишут, по правде: 
«Русский писатель. Раздавлен 
русскими танками в Праге». 
23 августа 1968

17
-1
Прокомментировать
Читать ещё 22 ответа
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью