Задержанных на митинге 26 марта привозили в разные суды, как вам кажется, все судьи действовали исходя из одного принципа, или из разных?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Все суды в какой-то степени подконтрольны и судьи подконтрольны, но действовали они, реализуя разные подходы. Даже не говоря о собственно «телефонном праве» У Басманного суда, у Лефортовского и у Пресненского суда просто в силу того, какие госорганы находятся на их территории, очень развито собственное «понимание требований момента». Им не нужно звонить, они и так знают, что требуется делать. Для Тверского суда, поскольку он окормляет центр города, где чаще всего проходят разные митинги и акции, привычно понимание, что начальство хочет для данного момента давать столько-то суток ареста задержанным. Было очень заметно, что для Тверского суда усредненная цифра составляла 10 суток. Вокруг этой цифры вертелись решения: кому дать 8, кому дать 12. Была заметна установка на скорость принятия решений. Во всех ходатайствах о вызове человека, который не находится в суде в данную минуту, всегда отказывали. Но если человек в коридоре суда, и его можно вызвать в течение 30 секунд, его вызывали. Свидетелям защиты, которые присутствовали при задержании, суд не верит, а милиционерам, которые не были на месте задержания, суд, естественно, верил.

В то же время в Симоновском суд, куда привезли всю группу сотрудников ФБК, обычно не «митинговый», там такого заточенного конвейера нет. У меня было впечатление, что им спустили какую-то разовую установку, и они ее разово отработали. Применили советский подход: когда судят группу, в ней выделяют главаря (неважно, был ли он им на самом деле). Главарю дают максимальный срок, а у остальных отсчитывают от этой планки вниз. Леониду Волкову из всех членов ФБК дали 10 суток, остальным, как правило, в районе семи суток ареста. Кто-то отделался штрафом, в основном, по причинам здоровья. Если сюжет задержания высосан из пальца, невозможно получить меньший срок ареста по содержательным соображениям, работают только формальные критерии, то есть если у вас есть проблемы со здоровьем и справки, у вас есть малолетние дети. В Симоновском суде было ощущение, что судьи провели совещание и выработали общую стратегию.

В Мещанском суде было заметно, что у судьи нет специальной накачки, что дело попало в этот суд и к ней случайно. И еще судья Мещанского суда не проявила садизма. Судьям проявлять садизм легко, многие этим с удовольствием пользуются. А он а вышла из ситуации по принципу: волки частично сыты, овцы частично целы. 

3
0
Прокомментировать
Ответить