Имя Фамилия
март 2017.
2203

Что в россиянах азиатского и европейского в плане менталитета? И к кому все таки ближе?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
3 ответа
Поделиться

Уральский хребет разделяет страну нашу, Россию, на Европейскую и Азиатскую часть. Только Турция может похвастаться таким геоположением. Помимо этого, Россия - еще страна со множеством пластов. Есть Россия 1, Россия 2 и много других разный Россий. Мы живем среди великого разнообразия социальных классов, этносов, маргиналов, религий. Как нам 70 лет не старались  волосы одной гребенкой уложить - до конца у них не получилось. 

У нас до сих пор, как в Азии, силен коллективизм, но при этом индивидуализм, особенно в больших городах, близок к европейскому уровню. Мы очень хотим быть частью семьи, идентифицироваться с ней, мы ждем одобрения от мам и пап, тёть и дядь, для семьи мы делаем то, чего не хотим, соглашаемся с мнением и ценностями более уверенных родственников, хотя они идут вразрез с нашим мировоззрением. Делаем это ради мира в семье и одобрения. Пожилые родители всячески хотят помочь детям, часто навязчиво, от страха остаться вне семьи. Это остатки той семьи с патриархальным укладом, которую до конца не смогла разрушить советская власть. 

Сколько миллионов отказалось от своих родственников в период репрессий? Сколько миллионов написало доносы на членов семьи? То есть, семья развалилась, но коллективная культура частично сохранилась. Правда, у нас большую роль играет общественный коллективизм, как в Китае и Японии, например. В последней есть право выпить пива после работы только с сослуживцами.

Мы с трудом понимаем, что такое личное пространство. При этом семья не несет такую охранную функцию, как в Азии и странах Ближнего Востока. 

Индивидуализм у нас набирает обороты в последнее время. Появляются бабушки, отказывающиеся сидеть с внуками - у них своя личная жизнь, и это в них взыграла Европа. Мы все больше хотим независимости, рано уйти из дома и беречь свое личное пространство. 

Мы очень хотим европейского соцобеспечения, пенсий с европейский размер, но при этом соблюдать правила, законы, платить налоги - это не про нас, азиатов. Мы любим пожаловаться на это государство и пойти спокойно спать, пока дальше не наболит. Мы хотим европейских дорог без рытвин и ухабов с ровной разметкой, жалуемся на плохие дороги (вас не было в Непале), на шум и загрязнение городов (Ах, вас не было в Дели). В нас отсутствует понятие личной ответственности, как в Европе, в наших головах сидит понятие коллективной ответственности, более присущее азиатским культурам. 

Свержение монархии в 1917 году не убрало царя из наших голов. Царь-батюшка, который веками был помазанником божьим, просто не ведает, что тут у нас творится, а знал бы, то всем бы надавал пинков и отправил на гильотину. В Индии до сих пор власть имеют махараджи-царьки, не смотря на официальную потерю власти 70 лет назад при объявлении независимости.

Мы хотим абсолютного порядка, и чтобы вещи шли по расписанию или так, как мы того ожидаем. Но мы не будет информировать органы о бесчинствующих соседях, не пойдем на улицу сажать деревья, не будем сортировать мусор, работать волонтерами, улучшать мир вокруг себя - у нас же есть государство, оно лучше знает. В Азии люди гораздо спокойнее к беспорядку относятся. Все так, как есть, зачем волноваться? Впереди у меня много жизней, еще успеется.

Мы хотим соцобеспечения, но не хотим платить налоги. Понятно, что коррупция. Мы честно заплатим, а они купят яхту в Монако или замок на берегу Луары. Коррупция на всех уровнях - это Азия. В Европе тоже присутствует, но играть в нее позволено только сливкам общества.  И система надзора там неплохая, народ все равно получит, что ему законом положено. 

В Азии до сих пор развита кастовая система, в Индии ты обязательно встретишь кого-нибудь из браминов (высшая каста) и касты королевских воинов (чуть пониже). У нас же сословия упразднили в аккурат 100 лет назад - тут мы Европа. 

В то же время личные связи у нас играют большУю роль, почти как на Востоке. Кто-то за кого поручился, рекомендовал - это создает ощущение надежности. Незнакомец для нас - немного враг, а не товарищ и брат.

В правовую систему мы не очень верим, больше веры в "морду набить". И правильно делаем, 99% уголовных дел у нас - обвинительных, даже в Азии получше будет, тут мы просто в вакууме болтаемся: ни здесь и ни там. При этом жаждем европейской справедливости, но от властей соблюдать законность  не требуем. 

Разные мы очень, 1\7 часть земного шара подвести к одному знаменателю не получится. Хотим мы, чтобы было все, как на Западе, и центр Москвы наружностью своей уже не так далек от этих стандартов. С другой стороны,  азиатского очень много. Болтаемся мы между Востоком и Западом, мы ни развитая страна, ни развивающаяся. Не надо нам так резво рваться в Европу, лучше их негативный опыт демократии учитывать (а как мы видим, он есть), там система 200-300 лет складывалась без резких перемен. Французы пару раз побузили, кровавые революции свершили, но их правящие классы быстро усмирили, впоследствии учтя чаяния народа.  

Где нам нет равных - так это в деле изливания души. В Европе считается, что никому твои сопли неинтересны - потому там так процветает рынок психотерапии. В Азии "теряют лицо", говоря о своих неудачах. А нам все равно, мы поплакались, себя пожалели, взяли паузу, и вот уже готовы к новому раунду. Нам даже англичане и азиаты изливают душу: на жизнь жалуются и в своих ошибках каются.  

Двигаться  нам нужно в сторону азиатского спокойствия: "Все хорошо так, как есть". Этот путь для нас короче, чем дорога к европейским благам и законности.

8
-3
Прокомментировать

Здесь два вопроса: а что такое азиатский и европейский менталитет? Каждый описывает их как ему нравится. Кого понимать под европейцами? всех европейцев или только западноевропейцев? Кого понимать под азиатами? Китайцев, индийцев,арабов?

Без этого все рассуждения являются словоблудием. Кто-то вообще выделяет Россию, как трансконтинентальную страну, в отдельный северный регион.

Artem Zhdanovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
2
-8
Прокомментировать

Вообразить можно все. Можно «советский народ». А можно и «российскую нацию». Нет проблем. Вспомним, как возникла «русская национальность» (чем сегодня любят козырять многие «националисты»). Известна точная дата возникновения русской национальности – 1897 год. Год проведения первой в Российской империи переписи, когда указывалась категория «национальность». До того в русском языке и понятия такого не было. Были подданные русского царя – и Абрам Соломонович, и Готлиб Генрихович, и Шамиль Мансурович, и Бадма Дамдинович – все они были русскими подданными. Меж собой они различались по вере, по сословию и по землячеству. Православный крестьянин Тульской губернии. Мещанин-иудей города Одессы. Дворянин-лютеранин Эстляндской губернии. Этого вполне хватало, и никаких «национальностей» никому не требовалось. А тут российские власти увидели, что у соседей-австрийцев появились «национальности». Соседей-австрийцев понять можно: у них как раз в разгаре был «парад национализмов», венгры получили в составе империи свое королевство, такого же требовали чехи и хорваты, а поляки вообще ратовали за возрождение Польши. В противовес полякам русины в Галиции хотели остаться «австрийскими», но опять же со своим королевством Русским. Не зря Австро-Венгрию в ту пору прозвали «лоскутной империей». Но если она – «лоскутная», то что говорить о России? Империя-калейдоскоп, где не просто множество расцветок, но они еще и меняются постоянно.

В общем, в 1897 году Российская империя озаботилась «пятой графой» и стала учитывать «национальность». Что сразу же породило множество проблем. Во многих губерниях люди были «билингвами» – свободно говорили на двух (а то и больше) местных языках. В Казанской губернии все говорили и по-русски, и по-татарски. В Иркутской – и по-русски, и по-бурятски. В Якутской области любой крестьянин или купец вполне свободно говорил и по-русски, и по-якутски. Отчасти помогла категория «вероисповедание»: иудеев без раздумий записали «евреями», лютеран – «немцами», католиков – «поляками». Уже с мусульманами оказалось намного сложнее, а уж с православными христианами и вовсе неподъемно. Какая такая «национальность»? Мы пскопские! Но графа «пскопские» в форме переписи не предусмотрена. И всех, кто не мог определить свою «национальность», записали в «русские». Так вполне понятное подданство (русский подданный) стало бюрократической «национальностью".

Нация не возникает от того, в какую ты графу кого ни запиши. И не случайно в 1917-м году, сразу после ликвидации монархии, в каждой губернии стихийно стала складываться своя государственность. Тогда, в 1917-20-м, полноценной государственности добились себе немногие. Польша, Финляндия, Прибалтийские государства. Что характерно – вставшие во главе Эстонии и Финляндии соответственно Лайдонер и Маннергейм были, в дореволюционной «раскладке», вполне русские, и языков эстонского и финского не знали вплоть до того, как им пришлось становится «вождями нации». Когда пришла «вторая волна» распада Российской империи (уже в формате СССР) – в 1991-м – носители графы «русские» тоже были в первых рядах формирования новых наций. Во всяком случае, в Латвии они составляли если не большинство, то весьма существенную долю в движении за независимость.

Нет никакого «единого русского народа».Нет никакого советского народа.А уж тем более российского.Нет никакого общего менталитета. Русские, прежде – категория подданства, сейчас может обозначать некую принадлежность к цивилизации. Русские – это те, кто способны читать Пушкина без словаря. Вряд ли что-то большее. Уж больно разные эти русские – что вполне понятно, если вдуматься, насколько разные по природе своей страны, в которых они живут.

4
-12

Привет,Аня)Хорошая подсказка

afterempire.info

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью