Чем прославился Максим Мищенко, осужденный за мошенничество с деньгами чернобыльцев?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Перед тем, как отправиться в колонию на два года по делу о мошенничестве с использованием средств организации «Союз защиты инвалидов и участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС», бывший депутат Госдумы Максим Мищенко записался в контрактники, чтоб спрятаться от следствия. Правильно сделал, что на Украину не сбежал. Расскажу одну быль семилетней давности.

Известно, что Мищенко, сидя в Госдуме, флиртовал с нацистами, включая осужденного пожизненно за причастность к БОРН Илью Горячева. Все пошло по наклонной 4 ноября 2009 года. В тот день, по протекции таких же, как Мищенко и при непосредственном участии Горячева, на Болотной площади выступала самая популярная в России неонацистская музыкальная группа — ВИА "Коловрат". Разве, что им песню "Герои РОА" не дали спеть у Кремля.

Триумф союза циничных политиков и с циничными нацистами. Но скоро выяснится, что утром в этот же день задержали исполнителей убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Ими оказались ранее известные только в узких кругах Никита Тихонов и Евгения Хасис. Пока сотрудники Службы по защите конституционного строя ФСБ везли клиентов с мешками на головах на допрос к следователю Краснову, ставшему в прошлом году заместителем Бастрыкина, директор ФСБ Бортников в эфире Первого канала докладывал президенту Медведеву о задержании исполнителей резонансного убийства.

Для тех, кто следил за развитием событий еще до убийства Маркелова, пазл сложился. Вот - БОРН, вот - их "политическое крыло" ("Русский образ"), а вот - покровители. Самым публичным был депутат Госдумы от ЕР Мищенко. В эфире одной из радиостанций этот парламентарий даже как-то назвал себя "другом" Горячева (еще когда это не было совсем палевом). Но всем в общем-то было понятно, что на самом деле Мищенко обычный бесхребетный карьерист, который просто мечтал стать одним из рулевых в богадельне под названием "молодежная политика". Для этого он решил, или за него решили, что было бы здорово использовать для своего успеха человеческий материал из националистов, кидая им объедки с барского стола.

После ареста Тихонова, можно было публично припоминать Мищенко все нацистские фекалии, которыми он успел обмазаться, и следить за его плавным падением, под аккомпанементы либеральных и не очень СМИ, пока другие персонажи из той же банки теснили Румол от кормушки...

Но 16 ноября в подъезде двенадцатиэтажки в Гольяново оставшиеся на свободе участники БОРН застрелили антифашиста Ивана Хуторского (для друзей - "Ваня Костолом"). Это было второе покушение. Большой светлый человек — настоящий богатырь, уличные былины о котором слагали далеко за пределами Москвы. В центре и на окраинах, в барах и клубах, в парках и вагонах метро он ежедневно ловил на себе взгляды случайно встреченных персонажей, которые при виде Ивана инстинктивно выворачивали шеи и выпячивали глаза с расширенными зрачками, перешептываясь между собой: "Костолом..."

Бригада скорой, наряд милиции из ОВД, оперативно-следственная бригада из "округа". Телефонные звонки как вирус распространялись среди родных и близких, друзей, знакомых, по кабинетам разных силовиков, соратников в Рязани, Владимире, Питере, Нижнем, на Урале, в Сибири, Европе и везде. К утру — строчки в информагентствах, скупые путаные заметки и репортажи в СМИ, визги радости на нацистских сайтах.

К вечеру следующего дня — абсолютно стихийно, без всяких публичных анонсов, "на созвонах" в сквер на Цветном бульваре съехались люди, сбежавшие из университетских аудиторий и автомастерских, офисов госкорпораций и IT-компаний, приютов для животных и прокуренных вписок, репетиционных баз и тату-салонов, спортзалов и торговых центров. Не меньше трех сотен. Музыканты из DIY-сцены и ротирущихся на рок-н-рольных радиостанциях групп вроде "Дистемпера" и "Тараканов", хрупкие девочки по последней молодежной моде, чемпионы России по разным видам спорта и не выпускающие из рук пивных банок и сигарет асоциальные личности, аспиранты и кандидаты наук, врачи и учителя, генеральные директора и ПТУшники, которых объединяла романтика уличных приключений под брендом "добро с кулаками".

Люди подходили, узнавали в толпе знакомых, на пониженных тонах пересказывали друг другу последние известные подробности; передавали по рукам купюры по 100-500-1000-5000 рублей, кто-то евро или доллары. Бумажки сливались в пачки в руках у хмурых парней на лавочке. Все понимали, недостатка денег на похороны и поминки точно не будет, но чем больше соберут сверх этого, тем больше останется семье погибшего.

Многие из пришедших давно не виделись друг с другом, кто-то встречал здесь новых знакомых впервые. Сотни судеб, связанные в узел огромными руками Ивана с доброй улыбкой. Дети улиц. Прям как название полу казенной НКО для работы с трудными подростками, где Костолом работал юристом.

Сомнений кто и за что убил этого человека у собравшихся почти не возникало. Еще не было конкретных имен, но вовлеченные в ежедневное уличное насилие молодые люди отзывали друг друга в сторонку для разговоров с глазу на глаз: кому-то уже позвонили приятели из разных околофутбольных группировок с просьбой не включать агрессию без разбора, в обмен сливая доступную информацию о правых; с кем-то связались непосредственно из лагеря оппонентов — люди постарше, не готовые платить за чужие грехи. Правые политиканы вроде Демушкина и Поткина уже успели открестится публично, свалив все на провокации спецслужб. Но на таких никто всерьез и не думал.

Друзья Костолома и без последующих расследований “Новой газеты” знали о существовании полноценного и законспирированного нацисткого подполья. Они сталкивались с ним лицом к лицу на протяжении нескольких лет.

Но на то оно и было подпольем, что вычислить и отловить конкретных его участников спонтанно было невозможно — стрелявший в Костолома и подорвавшийся на гранате в Запорожье бывший прапорщик ФСБ Алексей Коршунов больше года бегал от самых профессиональных представителей нескольких российских спецслужб.

С другой стороны, расходиться просто так собравшиеся на Цветном бульваре не собирались. Это заподозрили и сбежавшиеся спустя пару-тройку часов на скопление молодежи полицейские. Под руководством не слишком умных начальников они даже пытались задержать потенциальных “зачинщиков” чего бы то ни было прямо в толпе, двинувшейся к метро. Но по настойчивым просьбам самих "зачинщиков" стражи порядка были целыми и невредимыми, почти “без рук” удалены на безопасное расстояние.

В Москве было одно здание публично ассоциированное с условным “легальным крылом” БОРН — “Русским образом”. Это был офис движения “Россия Молодая” и приемная депутата “Единой России” Максима Мищенко. Цветной Бульвар-Тверская-Площадь Революции--Бауманская — в переходах метро из толпы отсеивались те, кто имел собственные планы на вечер. Очень не повезло паре попавшихся на этом пути личностей с праворадикальной атрибутикой.

Сам “погром” прошел с минимальным материальным ущербом, но был вполне шумным и не менее эффектным, чем прогремевшая несколько месяцев спустя акция рассерженной молодежи возле химкинской администрации (с Бауманской просто отсутствовало видео). Какой-то здоровяк даже подкинул до окон второго этажа оказавшееся у него под рукой металлическое ограждение, наподобие тех, что полиция выставляет вокруг площадок для массовых мероприятий.

Закончилось все так же внезапно, как и началось — толпа растворилась в метро. Встречные полицейские благоразумно решили с ней не связываться.

Но специально обученным людям не составило труда выйти на “потенциальных зачинщиков” в тот же вечер. Уже ближе к закрытию недорогого заведения общепита в центре Москвы состоялась в буквальном смысле “стрелка” этих нескольких человек с силовиками. На дежурные слова о “провокации” и “дестабилизации” один из присутствующих со стороны буйной молодежи сразу выпалил команде из людей в штатском, что пришел для разговора по существу. Если же спецслужбам, которые в лучшем случае по халатности не смогли предотвратить громкое убийство, совершенное боевиками нацистского подполья в столице России, нужен организатор пары выбитых окон офиса связанного с этим подпольем депутата, то они могут надеть на оратора наручники прямо сейчас, закончил молодой человек. Последствия принятого решения сотрудникам предлагалось просчитывать самим.

Не знаю, дошла ли к тому времени до кого-то из силовиков информация, как в здании той самой депутатской приемной Тихонов обсуждал с одним из знакомых Мищенко покупку оружия, или содержание справки-меморандума о результатах “прослушек” Тихонова и Хасис, которые под носом у оперативников обсуждали подготовку убийства Костолома. Скорее всего, кстати, еще нет. Многие детали всплыли сильно позже. Но к чести съехавшихся поздним вечером представителей силовых структур они, судя по всему, сделали правильные выводы.

Во всяком случае к утру отпустили из ОВД единственного случайно задержанного после мероприятия на Бауманской 18-летнего парня, который то ли вообще не был в числе участников событий, то ли приехал сильно позже, то ли еще каким-то образом оказался в одиночку схвачен полицией. Начальник другого ОВД, грозивший отменить поминки Костолома в подмосковном кафе, вынужден был извиняться. А депутат Мищенко, если мне память не изменяет, на следующий день сам сказал, что претензий ни к кому не имеет, мол, просто возникло недоразумение. Ну и постепенно этот человек отовсюду исчез, пока не всплыл в последней трагикомичной истории.

Думаю, было бы слишком негуманно желать для такого субъекта большего наказания, чем условный срок за мелочное мошенничество. Это вполне подходящий финал для “молодежного политика” нулевых. Жестковато с ним. Он ведь не бежал на Украину к местным союзникам БОРН, в конце концов.

Читайте оригинал текста «Теперь ты в армии» по ссылке.

32
-5
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью