Почему РФ присваивает себе историю Киевской Руси?

2117
4
0
19 июля
08:43
май
2016

В современных странах история оных определяется двумя принципами:

  1. традиция
  2. история территории/история населения/история государства на этой территории этого населения.

Как правило, все четыре друг с другом более или менее органично связаны. Правда, когда я говорю о традиции, речь не идёт о том, что в XXI веке школьникам историю рассказывают так, как это делали веке в XIX. В худо-бедно отрефлексированных учебных курсах всё же делается поправка на прошедшее время и современную историографию, хотя если образование государственное, школьный курс будет крайне консервативен по определению. Чиновники не только не любят, но и часто не умеют пересматривать взгляды на гуманитарные предметы. В очередной раз рекомендую книгу М. Ферро "Как рассказывают историю детям в разных странах мира".

Сферический курс истории сферической страны в вакууме строится по следующей схеме:

  • сначала определяется, что конкретно будет изучаться: история культуры, история народа, история государства, истории религии и т. п. Как правило, это история государства-народа;
  • определяется, какая история какой территории должна изучаться; если речь идёт о национальных государствах, с ними всё более или менее просто; если речь идёт об империях, то выбор, как правило, делается в пользу метрополии;
  • обращаются к историкам с просьбой проследить непрерывную традицию и истории конкретной страны, т.е. определить ту точку в прошлом, от которой берёт начало история народа/титульной нации и государства, уже не прерываясь. Иногда эту точку выбирают условно (например, первое упоминание называния народа/страны в источниках), иногда её сознательно "переносят" – могут и с благими намерениями (чтобы не перегружать школьников/студентов), могут и со своекорыстными (чтобы придать "легитимности").

Если с некоторым количеством национальных государств – Дания, Норвегия, Финляндия, Испания, Венгрия и др. – определить все параметры этой схемы довольно просто, и они в большинстве случаев совпадают с традицией, то многонациональным государствам, бывшим империям или странам с чисто гражданской нацией (как, например, в США) бывает непросто. Даже если взять, казалось бы, некоторые мононациональные страны, возникают сложности. Например, Греция – с какого момента можно говорить об истории Греции, имеющей отношение к современному государству? Со времён Перикла и Александра этническая карта Балкан переустроилась несколько раз, институты Древней Греции и даже Византии не имеют отношения к современной стране, даже язык изменился едва ли не целиком и полностью.

России в этом смысле было всегда непросто. Когда закладывалась российская историография – примерно столетие, с середины XVIII по середину XIX вв. – государство было империей с титульной русской нацией, но при этом представления о нации в это время были разительно отличны от сегодняшних, и для многих авторов XIX века история "российского народа", как тогда говорили, была неразрывно связана и с историей "российского государства". Поэтому наши историки отцы-основатели выбрали довольно прямолинейный путь: описать историю современного им государства. У Н.М. Карамзина главный труд так и называется, "История государства Российского".

И в этом смысле они довольно точно нащупали исходную точку и назвали её Киевской Русью (мы с вами люди образованные и понимаем, что это чисто историографический термин). Конечно, институциональная история (или, как говорили в ту пору немцы, Verfassungsgeschichte, или, как говорили их современники-англичане, Constitutional History) Российской империи не начинается в IX веке, а скорее ведёт происхождение где-то с эпохи Ивана Грозного. Но представьте, что повествование бы начиналось с Грозного – что было бы понятно слушателю/читателю/ученику? Ничего. Зачем Иван Грозный воевал с Казанью? Откуда вообще взялось Астраханское ханство? Кто такие бояре и зачем с ними боролся царь? и т. д. Тогда пришлось бы делать отступление куда-нибудь в эпоху Ивана Калиты, и опять было бы ничего непонятно: что за "княжеские уделы"? что такое Орда? почему Москва соперничала с Тверью?.. Тогда пришлось бы делать отступление ещё на век назад и объяснять про нашестие Батыя. А чтобы объяснить его, пришлось бы отступать в "удельный период", чтобы понять, почему Батый вообще завоевал Русь. А для этого пришлось бы отступать в эпоху Ярослава Мудрого...

Вот и выходит, что институциональная история лучше всего понимается в контексте, а он имеет непрерывную традиции вплоть до Киевской Руси. К тому же стоит помнить, что для людей XVIII и XIX в. религия была не пустым звуком, а церковная традиция на Руси, хочешь – не хочешь, а начинается-таки с 988 года, никуда не деться от этого, и вот она-то точно имеет непрерывную традицию. И в этом смысле, кажется, оправдано, что и историю современной Украины, и Белоруссии можно начинать с этого времени.

Конечно, выводить историю РФ непосредственно из Киевской Руси или объвлять 1150-летие российской государственности – дилетантизм, но не зная историю столь далекой древности, читатель не будет понимать контекст. Вот взять дискурс западников и славянофилов – XIX век. Не зная ни истории Петровских преобразований (начало XVIII в.), ни спора Ломоносова с Миллером и Шлёцером, (середина XVIII в.) крайне сложно понять, о чём вообще был этот дискурс. А чтобы понять спор Ломоносова с компанией, придётся изучить историю "призвания варягов".

Поэтому описывая историю российского государства, исследователи всё сделали более или менее правильно. Другое дело, что такое решение имеет ряд последствий:

  • концентрируясь на истории конкретно российского государства, авторы вынуждены опускать историю соседей, даже если они имеют общее происхождение. У рядового гражданина, исправно учившегося в школе, очень слабое представление, что было на территории современной Восточной Украины между Батыем и Хмельницким (а это четыре века). Такое ощущение, что там вообще ничего не было, и Русь вдруг каким-то волшебным образом "переползла" на северо-восток (отсюда и одиозные заявления разных сограждан, что государство Украина вообще существует незаконно). Точно также будет непонятно, что происходило на территории современной Белоруссии и откуда вдруг взялась Литовская Русь (особенно учитывая, что современная Литва – очень небольшая страна). Хорошо, что сегодня этот пробел хоть как-то восполняется, даже если в "неакадемической" манере, но большинству населения это всё мимо.
  • такой подход крайне мало места оставляет другим сторонам истории, например, культуре. Даже если современные учебники выделяют главы или разделы по этой теме, они часто проходят в режиме "дополнительного чтения".
  • такой подход оставляет за бортом и чисто национальную историю, откуда и возникают трудности при написании пресловутого единого учебника. Как в едином учебнике, который будут изучать и в Татарстане, нужно описывать казанские походы московских князей? И почему совершенно разные народы РФ должны учить историю, по сути, русского государства? Почему те же татары должны изучать историю Киевской Руси, а не Волжской Булгарии? Почему якуты должны учить что-то про удельный период на территории современной европейской России, а не про Сибирское ханство? Да, теоретически, понятно, что поскольку эти народы сегодня проживают в РФ и являются её гражданами, они должны, наверное, знать историю именного этого государства – потому что именно её будут спрашивать в ЕГЭ. Но я могу понять национальное "недоумение", когда в той же Якутии, изучая историю России, местным школьникам как бы мимоходом сообщают, что вот, да, был ещё Ермак, а ещё всякие первопроходцы вроде Хабарова, которые присоединили те территории, где вы сейчас проживаете, к тому госдударству, которое до этого с ними и вашими предками вообще никак не было связано.
  • ну, и конечно, на этой почве плодятся разные "фрики" и просто граждане с обострённым пониманием истории. То вдруг князь Святослав оказывается "защитником русского народа от еврейско-хазарского ига", то вдруг становится "за державу обидно", что князья-то были "ненашинские" (вот, можете почитать мой длиннющий умопомрачительный спор с двумя господами на YouTube – ну, вот нельзя ни при каких обстоятельствах признать, что пресловутые варяги были скандинавами). Казалось бы, какое это имеет отношение к дню сегодняшнему да и вообще, как это непосредственно связано с историей страны? Нет, для академического сообщества эти вопросы имеет такой же значимый вес, как и сотни других – но рядовым гражданам что от того, был ли Рюрик скандинавом или славянином?.. Иными словами, выстраивание такой "непрекращающейся" традиции в стране с кучей проблем в настоящем даёт разным интерессантам мощную дубину.
  • наконец, есть и самая большая, с моей точки зрения, опасность: поскольку субъектом истории оказывается именно государство и оно же является "заказчиком" массового исторического нарратива, неизбежно курс оказывается апологией этому государству (при этому ни школьникам, ни даже студентам обычно подробно не объясняется, а что же такое это государство; отсюда, например, возможны такие бессмысленные утверждения, как сделал как-то раз в частной беседе один мой родственник: "Государство, – говорит он, – это мы". Как хочешь, так и понимай). Оно становится высшей ценностью, ради него можно совершать любые преступления – я помню, я не мог отделаться от ощущения, когда учился в школе, что авторы учебника постоянно что-то не договаривают, что они, говоря о каких-то событиях, всё время подводят меня к мысли, что всё, что было в прошлом, было не зря, это всё было за какой-то целью. Только сегодня, уже получив историческо образование, я понимаю, что это просто тот же советский курс, где давался raison d'etre Советского Союза, где убийство князя Игоря аж в 945 году называлось "первым народным восстанием в истории Советского Союза", а сам курс абсурдно назывался "История СССР с древнейших времён до наших дней". 
  • Это неминуемо, думается, ведёт к некоторому моральному уродству, если гражданин действительно проникается такой идеологией. И современная российская школа в этом смысле очень мало изменилась по сравнению с ещё раннесоветской. Да, читая какого-нибудь Карамзина, мы находим зачатки современной традиции, но на самом деле мы уже 80 лет как изучаем российскую историю по ещё сталинским лекалам. Отлично их сформулировал Никита Соколов:
Концепция заключается, грубо говоря, в следующем. Что было великое могучее древнерусское государство Киевская Русь. Никакие немцы, варяги не имели к созданию его никакого отношения и это вообще такая, выдумка врагов, фашистов-расистов. (цитирую). Потом, значит, эти дураки-князья расплодились во множестве и это государство разнесли на удельные щепы, и тогда начинаются великие бедствия. Вот, возвращается в школьный курс отвергнутая накануне революции всеми концепция ига как унизительного состояния – уже там накануне революции всем было давно известно, что это такое сложное отношение, не связанное ни с каким унижением и вообще это довольно сложно. Возвращается старинная начала XIX века концепция ига унизительного, от которого русский народ страшно страдал... И тогда мудрые московские князья ежовыми рукавицами собирают этих дураков всех, не понимающих своего счастья и пытающихся не собираться в одну кучу, железной рукой, поэтому Калита всегда прав и рисовать его, клятвопреступника надо еще и розовой краской. И начинается эпоха всеобщего процветания. Как только государство слабеет, так оно все плошает.

Поэтому говорить, что РФ "присваивает себе историю Киевской Руси" несправедливо. В российской школе изучают историю, начиная с Киевской Руси, потому традиционно наш исторический нарратив был государственническим, а история государства в РФ, вольно или невольно, всё-таки имеет непрерывную тысячелетнюю традицию, которая корнями уходит ещё в Древнюю Русь. И в этом подходе Россия не слишком одинока. В Великобритании, например, историю в школе начинают изучать с нормандского завоевания, потому что именно оттуда идёт непрерывная традиция институтов и государства в этой стране. История англо-саксонского периода обычно проиходится на одном-двух уроках, даже в популярном сознании английская история начинается именно с 1066 года. На самом деле, если покопаться, можно найти и другую причину: просто именно к Вильгельму Завоевателю, путём некоторых упрощений и династических трюков, можно свести историю современной королевской семьи, как это сделал CGP Grey: "If it leaves out Æthelred the Unready – so it goes".

Справедлив ли такой подход? Сложно сказать. С одной стороны, безусловно, он имеет массу проблем, с другой стороны ничего лучше пока никто не предложил. И в этом есть глубокая причина, на мой взгляд: современную РФ объединяет исключительно государственная власть (до некоторой степени – также и язык). Владивосток с Калининградом сегодня соединяет только вертикаль власти. Поэтому, мне думается, крайне сложно найти какой-то иной общий сплачивающий сюжет. А допустить изучение разной истории в школе современное бюрократическое государство не может. И даже не только из каких-то злонамеренных идеологических побуждений, но и из чисто прагматических и – по правде сказать – не самых несправедливых: если в стране вводится система единого госэкзамена (с этой инициативой можно спорить, но я считаю, что на теоретическом уровне это правильное начинание, другое дело, воплощение – мда, оставляет желать лучшего, конечно), то необходимы единые критерии оценки, следовательно, требуется единый курс. Единственное, вокруг чего можно построить общий курс истории для такой огромной и разноликой страны – история государства, его территорий и институтов. Я не говорю, что это правильно.

Ну, а если отвечать на вопрос, кому принадлежит история Киевской Руси, то ответ – никому. Она (как и любая другая) ценна сама по себе, независимо от того, кто и зачем её изучает. История вообще никому принадлежать не может, и как только кто-то начинает претендовать на подобное обладание – сразу делайте вот такой прищур:

43
10
май
2016

Я думаю, история "Киевской Руси" как варяжского государства IX-XI не "принадлежит" никому - как по "институциональному", так и по географическому (второй по значимости город там был Новгород, напомню) или культурному смыслу. И осталось от Киевской Руси очень мало объектов материальной и духовной культуры в силу известных печальных событий, и местные политические традиции и династии прервались полностью к 14 веку и были заменены другими, и язык сильно отличался как от современного украинского, так и от русского и даже Киевский Митрополит (как и большая часть населения) оттуда убежал. Это как начинать историю современной Испании (или Португалии) с королевства вестготов. Киевская Русь исчезла, как Хазария или Булгария, и никто ее не наследовал в полной мере.

А историю современной России в этом случае логичнее начинать с Великого Княжества Владимирского - с Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо (конец 12 века) - и географически, и политически, и династически, и даже мифологически :) (Александр Невский и его миссия) это государство очень сильно связано с историей и политикой России как минимум до конца XVI века, а во многом и до настоящего времени.

2
0
28 апреля
14:01

Государства (страны) "Киевская русь" не было: Через двадцать лет после «призвания варягов» в Новгороде Великом эти варяги, назвавшиеся «от рода русского», пришли с войском в Киев, убили ранее правивших в нем (также пришлых) князей и осели в Киеве. Единственно «задокументированная» цель их прихода, озвученная населению, - дань. Киеву был присвоен до этого неизвестный на северной Руси статус «стола» (стольного города) и он назван «матерью городов русских», как записал Нестор.

«Киев - мать» звучало тогда не менее смехотворно, чем сейчас, но Нестор просто не имел права записать по-другому взятую из авторитетных для него греческих источников прямую речь Олега, как не мог также, кроме как буквально, перевести неиспользуемый в его народе политический термин, но хорошо известный грекам – «метрополия» («матьгородов»).

Греки присвоили Олегу эти слова, так как в этом случае им было более или менее понятно то, что хотел Олег от Киева, ведь метрополиями греки называли свои города-государства на территории колоний. Города-государства, владевшие колониями греков в Малой Азии назывались «матерью-городов греческих».

В современном понимании «метрополия» - это владеющее колониями государство. Метрополию – исконную «материнскую» землю своего народа нельзя ни выбрать, ни назначить, но можно заявить права на отдаленную чужую территорию, как часть своего государства, при наличии возможности полного контроля над нею, обустройства порядка и культурной среды, идентичных имеющимся на исконных землях.

Термин «метрополия/матьгородов», применяемый к городам-государствам, не означает «главный (столичный) город». Объявив Киев «матерью-городов русских», то есть «метрополией русских», Олег не покушался на значимость славянских городов, от которых он пришел. Такое определение Киева формально указывает только на его национальную связь со своим государством как русского анклава на Хазарских землях.

Кроме того, что Киев был назван «столом», также все населенные пункты, независимо от их размера и значимости, в которых сидели младшие князья и ими же основанные, назывались столицами. Для такого названия имела значение только их функция – место своза дани.

Слово, которому более тысячи лет, почти всегда изменяет свое значение. Естественно, что и название резиденции князей - «столица» получило современное значение тогда, когда и установленный князьями общественный строй стал общегосударственным. Другие примеры изменения значения слова в течении времени - более наглядные: общеизвестно что, современное слово «задница» ориентировочно в тот же период означало «наследство».

Все народы мира называли свой главный город буквально - «Главный» или «Великий», «Большой», «Первостепенный. И так переводится на русский язык слово «столица» со всех языков до сих пор. Славяне не были исключением и тоже не выдумывали, как назвать свой главный город, о чем говорит дополнительное слово к названию города Новгорода. То, что прилагательное «Великий» ставилось не по общим правилам языка перед словом «Новгород», а после него, только акцентирует, что «Великий» - это статус, а не часть названия, т.е. Новгород был и оставался столицей Руси, в том числе в исторический период, названный в конце 19 века «Киевская Русь».

Киев не был главным («столичным» в современном понимании) городом Руси, после Новгорода этот статус был присвоен Ростову.

Киевскую землю первоначально называли не Русью, а «русской землей», в том смысле, что она принадлежала как собственность русским князьям (русам), теми, что еще видел различие между новгородцами, кривичами, псковичами, русами и другими славянскими общинами - словенами. Не случайно у историков вызывает недоумение:

- факт, что согласно летописям Олега погиб при его возвращении из Киева на Русь

- почему Владимир крестил свой(?) народ как скот,

- мог ли правитель приносить в жертву людей из своего народа языческим богам славян, у которых человеческие жертвоприношения даже в рассматриваемый период воспринимались как предания глубокой древности,

- почему Олег предпочел искать жену Игорю за пределами присоединенных земель - в Псковской земле

- почему была возможность иметь наложниц, которых, как и холопов, не было в северной Руси

- почему вся т.н. древнерусская история представляет собой череду княжеских войн за захват великого стола – Киева и других столиц, обращение с которыми, как и с населением, мало чем отличается от обращения с военной добычей,

- почему слово «князь» обозначает титул и сохранилось в этом значении до сих пор у представителей русской эммиграции,- а не обозначает пост, как слова царь или король, и царем стал только тот великий князь, при котором был полностью подчинен Новгород

- почему основными бенефициарами мирных договоров с Византией были города за пределами так называемый сегодня «Киевской Руси», в первую очередь Новгород

- почему князья (как минимум, это касается великих князей) обязательно отправляли своих детей для обучения и воспитания в Новгород Великий,

- почему Святослав хотел сделать столицей болгарский Переяславец

- почему не было обнаружено на территории нынешней Украины ни единого литературного произведения, относящегося к периоду Древней Руси, русской сказки, былины, летописи, (за исключением некоторых архитектурных памятников во время их возведения в городе-государстве русских Киеве)

Ответ достаточно простой для людей, знакомых с Теорией государства и права. Наиболее естественная, хотя далеко не самая распространенная, по этой науке форма организации управления обществом после социального расслоения родовых общин и племен – древняя/средневековая демократическая республика.

В период до момента создания государства, общество с такой формой правления - уже не единый род, но еще не имеет того социального класса, который мог бы настолько доминировать над остальным населением своего бывшего рода, чтобы можно было выполнять функцию, которая делает государство государством – использование насилия к соплеменникам для принуждения к исполнению общепринятых правил.

Общество без посадников, судов, вече, без развитых товарных отношений, даже если добавить к нему органы (аппарат) принуждения, тоже не является государством, потому что оно, в этом случае – просто военная добыча этих «органов» и существует для их кормления. «Органы» же эти, столуясь на землях захваченных племен, так и называют места своего кормления - «столами» и «столицами».

В условиях абсолютной власти колонизаторов-захватчиков, как минимум, первая волна которых состоит полностью из мужчин, не удивительно, что их аппетиты распространяются также на женщин. Соответственно каждый мужчина местного племени по определению – бессемейный, что на местном наречии звучит как «холоп»/«х[о]лопец».

Теория называет три способа возникновения государства,- когда общество имеет возможность получить необходимые признаки государственного устройства:

1. путем постепенного углубления социального расслоения классов и роста антагонизма между ними (концепция внутреннего насилия)

2. путем захвата территории и подчинения населения, уже обладающего признаками гражданского общества, другими племенами, стоящими не ниже в общественном развитии (концепция внешнего насилия)

3. общественный договор (речь не идет о каком-либо документе в письменной форме)

История умалчивает о существовании фактов «заключения» общественного договора. Точнее, не просто умалчивает, а искажает, возможно, единственный из «задокументированных» в древней и средневековой истории фактов общественного договора о создании государства, трактуя этот факт в качестве доказательства отсталости народа-инициатора этого договора и его неспособности к самостоятельной государственности. Это – так называемое «призвание варягов».

В результате этого «призвания» в 862 году объединенные земли славян, получив «силовые структуры» для выполнения военных и полицейских функций, стали государством, название которого историки определили как «Русь» (хотя специально в то время оно так не называлось).

Призванные для выполнения этих функций варяги-русь, не заменили существовавшего посадника, посадские суды, вече, а выполняли исключительно отведенные им функции, дополнительно разделив подведомственность дел с посадскими судами, и получали твердую плату от Новгорода 300 гривен в год, при этом князьям был установлен запрет на владение в Новгороде землей.

Вкладом варягов в новое государство была также их территория, которая перешла под прямое управление Новгорода и остается в административных границах Новгородской области до сих пор. Географическое название этой территории в силу исключительной роли ее жителей в делах государства и, главным образом, в его расширении, дало название всему государству.

И поскольку расширение границ государства осуществлялась варягами-русами, уроженцами исторической Руси, в условиях безраздельного господства русских князей в отношении новых земель и его населения, эти земли новгородцы и другие славяне называли «русскими», как принадлежавшие русам, но не Русью.

Даже слова Нестора о том, что Киевские земли стали «ныне зовомые Русью» (в XII веке), доказывает, что изначально они ими не были. А Константин Багрянородный, описывая наиболее типичное мероприятие княжеской власти на этих землях – сбор дани с населения (полюдье), говорит, что для этого князья отправляются в поход из Киева «со всею русью», таким образом, четко разделяя, где - представители русской общины, а где - туземное население.

Некорректно выяснять, кто был главнее – Киев или Новгород. Ответ в том, что южная колония по определению не обладала признаками самостоятельного государства и государства вообще, по крайней мере, в течение полутора веков от ее основания. Компромисс взаимоотношений основывался на том, что право военной силы на управление захваченными ею новыми территориями признавалась безоговорочно, но в это же время эта сила (князья) признавала ответственность за обеспечение безопасности и порядка на исконных славянских землях: предоставление дружин, обеспечение охраны внешних границ, безопасности торговли.

Великие киевские князья по умолчанию являлись князьями новгородскими. Просто – «князьями», и в том смысле, в котором их понимал и использовал их Новгород, - главами дружин, обеспечивающих безопасность и порядок. Признавая за ними титул «великий» в Киеве, Новгород поддерживал «великих» князей в междоусобицах с другими князьями, обеспечивая им убежище от слишком ретивых претендентов на этот пост, и войсками - для восстановления существующего порядка управления. До периода феодальной раздробленности пять раз новгородцы с дружинами изгнанных князей «брали» Киев, чтобы вернуть «великий стол», но ни разу – наоборот.

Из вышесказанного, ответы на заданные выше вопросы следующие:

- Киевская земля не считалась и не называлась Русью в период до создания государства, а также в течение нескольких поколений колонистов после ее захвата варягами- русами.

- Киев никогда не был центром Древнерусского государства – столичным, в современном понимании этого термина, городом, а князья – правителями объединенного государства восточных славян

- на территории нынешней Украины до прихода колонистов не проживало население, составляющее культурно-этническое ядро не только русского, но и славянских народов, достигшего уровня общественного развития, способного на организацию государства

- «Киевская Русь» - историографический термин для названия исторического периода колонизации Русью южных земель, расположенных на пути традиционных торговых путей славян.

«Киевская русь» - не государство, не страна и даже не территория. За словами «киевская русь» нет ничего, кроме попытки историков конца XIX века оправдать перекос объема сохранившихся исторических свидетельств в сторону более бурных киевских событий того времени, дав название этому периоду развития Руси имя самой «горячей точки», несмотря на то, что эта точка находится за ее исконными пределами.

То, что киевские и соседние с ним земли не были основным и исконным регионом Древнерусского государства, ставит с головы на ноги все общеизвестные факты, которые историки объясняют только с помощью своего воображения, как-то: факт размещения «столицы» на границе государства, требования Новгорода к князьям по назначению глав дружин, торговля собственным населением (холопами) не только в славянских городах, но и в Византии, а также бесчисленное количество других фактов, если не трактовать их под углом привычки видеть государство только там, где есть единовластный правитель.

Кто такие русы, словены, варяги, где была Русь до призвания варягов?

Древнерусский язык, в отличие от современного, не имел свойства заимствовать иностранные слова (это, в том числе, иллюстрируется и Нестором, который переложил на русский язык греческий термин «метрополия» - «матьгородов»). В отсутствие системы образования, ее функцию до определенной степени брал на себя язык. Из самого слова должно быть интуитивно понятно, что оно означает. Все термины периода возникновения Древнерусского государства – русского (славянского) происхождения: держава, столица, князь, дружина, словены, дань, полюдье и т.д.

Слово «варяги» имеет русский корень и образовано по правилам словообразования русского языка таким образом, что на вопрос «кто такие варяги, что они делают?» ответит и сейчас семилетний русский ребенок. Вся идея о заимствовании этого слова основана только на том, что «варяги пришли из-за моря» и что, в Византии греки называли своих военных наемников «б(в)арангами», а скандинавы «варьянгами».

Известно, что скандинавы себя называли викингами, но как бы они назвали воинов другого народа, в войске которого они служили наемниками, если такая служба была достаточно распространена среди них? Очевидно, также как те, у кого они служили, называли себя сами. По тому же принципу в русском языке, например, появился неславянский термин, обозначающий раба – «холоп». Если же взять греческий «варанг»/«баранг» и скандинавский «варьянг», то скорее, что они произошли от другого общего слова – «варяг», чем друг от друга.

Объяснение слова «варяги» русскими корнями слишком простая, а значит ненаучная, поэтому обязательно требуется заумно-заморская версия? Ведь и ребенок скажет, что «варяги – это те, кто что-то варят». Множество соляных источников, разработка которых была основным занятием этой общины, указывает, что «варяги» – это название профессии, современное название которой – солевары.

Противоестественно, что слово «варега» - кусок плотной ткани, одеваемый на руку для работы с раскаленными при варке инструментами, сохранившееся в современном языке с уменьшительным суффиксом «к» - «варежка», - не вызывает сомнение в своем славянском происхождении, а слово «варяги», образованное от того же корня с суффиксом, типично в русском языке применяемым для обозначения людей, - «яг» (трудяги, работяги, бродяги и т.п.), а в данном случае людей, которые с этой «варежкой» имели дело, по мнению историков означает… «викинги».

Соль, «белое золото средневековья», являлось, с одной стороны, настолько ценным и ликвидным товаром, что могло выступать средством платежа, а с другой стороны, ее собственное потребление естественным образом ограничено и, это требовало организации торговых отношений на довольно значительные расстояния, самое важное в которой – обеспечение охраны.

Помимо того, что само по себе производство соли требовало разделения труда, и соответственно, наличия определенной дисциплины членов общины, торговля солью объективно требовала формирования вооруженных отрядов, первоначально образованных из тех, кто этот продукт создавал и был заинтересован в выгодной и безопасной мене результата своего труда – солеваров (варягов).

Община, жизнь которой зависела от торговли ею, вынуждена была обеспечить «инкассирование» «белого золота» путем военизации уклада собственной жизни. Основой такого уклада обязательно является единоначалие, в противовес типичным для развития общества этого периода родовым «квазидемократическим» отношениям.

Таким образом, ко времени утраты к началу IX века солью своей экономической значимости, у этой общины формируется другой «товар» - вооруженные формирования, сплоченные на основе морали и традициях своего рода, мотивированные не только на выполнение обычных для того времени целях – военных грабежах, но и на извлечении выгоды из своего превосходства в силе и организованности для реализации интересов собственной общины.

Патриарх Фотий, современник «призвания варягов» (хотя сам факт «призвания» ему неизвестен), говоря об обращении русов в христианство в 866(!) году в своем окружном послании , так описывал варягов Руси: «… народ часто многими упоминаемый и прославляемый, превосходящий все другие народы свой жестокостью и кровожадностию…». Но намного ближе, чем грекам, воинственность варягов была известна соседним общинам, для которых вместе с трансформацией их основной деятельности из солеварения в военный промысел, претерпел трансформацию и смысл их названия, - «варяги».

Как и некоторые другие термины, обозначавшие социальные группы, со временем стали использоваться как понятия, характеризующие другие социальные явления (например, «вандалы», «пуритане»), так и название представителей ремесла, которыми являлись, в основном, члены определенной общины, стало обозначать позже другое понятие, для именования членов военных отрядов этой общины. Более того, в представлениях того времени это преобразование было абсолютно естественное и непротиворечивое, так как сохранялось понимание начального смысла слова и причин его изменения.

Нестор уточняет, что в «призвании» участвовали «варяги-русь», в то время как известны упоминания о новгородских и поморских варягах, как и соответствующие соляные разработки в Новгородской земле и Поморье. После уменьшения значимости солеварения, удешевлении процесса производства соли и уменьшении числа вовлеченных в этот процесс, слово «варяги», тем не менее, сохранило свою значимость в языке, именуя важную социальную группу, игравшую в то время большую роль в жизни славянских общин, а первоначальное название обозначаемого им ремесла заменило другое, современное сейчас слово.

Именно соседним варягам Руси общинам пришлось испытать на себе превосходство в силе и организованности варяжских дружин, первоначально невольно приняв от них «платные услуги» по организации власти и порядка на своей территории (859 г.). Хотя судя по всему новгородцы, не особенно боялись описанной Фотием их «жестокости и кровожадности», просто выгнав их к себе «за море», и наверняка, без использования силы со своей стороны, с учетом того, что варяги по определению в военном отношении были организованы лучше.

Раз речь идет о призвании варягов Руси в Новгород, то это означает, что Русь была соседней общиной для новгородской? Слишком просто, чтобы быть правдой для ученых-историков. Поэтому никогда не приводится версия русского (местного для современной России) происхождения «русов» и «Руси». Если ее озвучить, то получится, что все усилия по созданию трудов о происхождении Руси от «рослагена», «рутов», «рутенов», «руотсов» и прочих шведов будет выглядеть как заумь и коверкание слов, обоснованное надуманными выводами с претензией на ученость.

«Варяги» не название этноса или племени, и хотя назвать этнос, давший название нашему государству, - первый и главный вопрос для историков древней России, они до сих пор не определились, были ли это выходцы из современной Швеции, Норвегии, Дании или какие-то германские племена.

Но в качестве названия племени, общины или этноса все-таки называется неведомо откуда взявшееся слово «русь», и именно из-за этой «неведомости» историки предоставляют версии, чтобы связать Русь с каким-либо более известным народом.

Слово «Русь» никаким образом нельзя отнести к какому-либо из скандинавских или германских языков хотя бы по одной причине - ни в одном из них нет мягкого знака, и что еще более нагляднее,- нет изменения смысла слов при смягчении согласных звуков.

В русском языке, помимо обычного смягчения согласных звуков, мягкий знак может выполнять также словообразующую функцию, которая как раз используется в слове «Русь» для описания выражаемого им понятия,- преобразования множества в понятие, выраженное в единственном числе, – «те, кто молоды - молодь», «то, что старо - старь», «те, кто черны - чернь», «те, кто русы - русь».

Последний пример не является объяснением происхождения смысла слова «русы» и «русь», он только показывает, что слово «Русь» образовано по правилам русского языка, к тому же, настолько специфичным, что не только отсутствует в других неславянских языках, но и в современном русском языке не применяется к заимствованным словам.

Тот факт, что в русском языке имеется слово «рус» (краткая форма прилагательного «русый»), которое имеет самостоятельное значение, только подтверждает, что игнорирование славянского происхождения слова «русь» невозможно. Язык сохранил доказательство, что это слово является русским и не может быть отнесено к какому-либо скандинавскому или германскому языкам.

В древности и в средневековье народы не придумывали для себя национальности. Самый естественный принцип называть свои рода и общины – географический. Даже при всей Несторовой баснословности, касающейся времен, современником которых он не был, его слова о принципах именования племен славян выглядят вполне научными с современной точки зрения: «славяне разошлись по земле и назвались именами своими от мест, на которых сели». Логически отсюда следует, что для лучшей идентификации своей общины нужно использовать имена географических мест, не имеющих ни аналогов, ни других названий у других народов, т.е. названия своих городов (поселений), известных другим общинам. Даже названия рек и озер могут быть разными у разных общин.

Но решать, как лучше себя идентифицировать, могли, во-первых, общины, у которых есть свой город, достаточно известный среди других общин; во-вторых, общины, степень участия которых в междуобщинной жизни (военная, торговая деятельность), позволит озвучить и сохранить свое имя в истории. В противном случае, в истории останется то название общины или племени, которое ему дали те, чьими усилиями будет написана история. Другими словами, названия более развитых родов и общин, как правило, являются самоназваниями. В меньшей степени, это можно сказать об общинах, названных по имени рек и озер.

Тем более очевидно, что племена, имеющие названия среды обитания, например, обитающих «в древах», «в полях», «в болотах» (древляне, поляне, дреговичи), получили их от представителей другого народа. Невозможно представить, что какой-либо народ идентифицировал себя по типу местности. Такие племена могли иметь какие-либо самоназвания, но неизвестные или лишенные смысла для контактирующего с ними народа, и в силу этого, названы этим народом более понятно для себя по отличающимся от множества других племен, с которыми имел дело, преимущественными условиями проживания.

Если говорить о «национальностях», то стоит вспомнить какой национальности были древние римляне, очевидно, что они были «римляне», то есть не вызывает сомнение, что город дал название не только своим жителям, но и жителям империи. В русской истории упоминается, что жители Новгорода называли себя «новгородцы», города Пскова (Плескова) – «псковичи», города Мурома – «муромά», соответственно, жители города Руса – «русы».

Город Руса (только в 17 или 18 веке к его названию добавлена вторая буква «с» и слово «старая» – «Старая Русса») поселение на юго-восточном берегу озера Ильмень с VII века, на расстоянии 93 км. по современному шоссе от Великого Новгорода, расположенный в бассейне рек, названия которых прямо указывают на название географической области, по которым они протекают – р.Порусья и р.Порусь.

Утверждение о том, что жители Русы должны называться «русами» или «русичами», выглядит как аксиома с точки зрения традиций лексики и правил словообразования в русском языке. Может быть, поэтому во времена, относящиеся к переписыванию истории, в названии города появилась вторая буква «с», а жители города получили название, имеющее явно германскую интерпретацию произношения удвоенного «с», - «рушане». Но имена рек придуманы нашими предками таким образом, что не оставляют сомнения в том, что земля по которой они текут, - Русь.

Таким образом, область проживания русов, догосударственная Русь, географически представлявшая собой регион к юго-востоку от озера Ильмень, является территорией, входившей в состав России изначально при образовании государства и, неизменно остававшейся в нем во времена различной перекройки его границ. Община русов, давшая современное название народу России, является коренным народом России, проживавшей на Руси до образования государства не менее столетия, идентична по своим языковым, религиозным и культурным корням соседним славянским общинам.

Изменение названия общины (народа) с «русов» на «росов» недопустимо не только с точки зрения правил языка, но и не имеет какой-либо исторической основы. Форма "рос" (от слова Россия) появилась поздно (не ранее 16 века) и стала общепринятой лишь с 18 века. «Россия» как греческая транскрипция русского слова «Русь» вошла в употребление вместе с идеей «России – наследницы Византии» и, в связи с этим, намеренном заимствовании византийской символики и греческих терминов.

Во всех европейских языках, кроме русского и греческого, название страны «Россия» сохранило корень «rus», а слово «россы» впервые появилась как поэтическая форма, производная от «Россия», в одах Ломоносова, позже стихах Державина и других. Наверное, только поэтическая форма может оправдать явный диссонанс для русского слуха изменения слова в противоречии с правилами языка.

В русском языке есть «беглое О», которое может стать «А» при смене ударения, но изменение «О» на «У», или наоборот, совершенно недопустимо. Если попробовать изменить аналогичные по структуре слова, например «жук» на «жок» или «вошь» на «вушь», очевидно, что ни один русскоговорящий не определит смысл слов «жок» и «вушь» даже приблизительно.

Почему кто-то решил, что нашим предкам было все равно, как звучало их имя и, в связи с чем такие метаморфозы с именем народа рассматриваются как само собой разумеющиеся?

Дело в том, что даже при официальной трактовке исторических событий, связанных с возникновением Древнерусского государства, тезис о том, что Киев и, вообще, территория Украины, имеет к этому событию какое-либо отношение, достаточно трудно усваивается даже у людей, обладающих вполне приемлемым для проживания в социуме дефицитом здравого смысла. Поэтому здесь тоже выдвигается железобетонный принцип происхождения названий народов – географический. Оказывается, где-то в Черкасской области современной Украины есть река Рось – приток Днепра, и к тому же, имеющая собственный приток – Роська!

Неважно, что это река находится гораздо южнее первоначальной колонии русских князей в Киеве,- а в первую очередь после Киева Олег занялся подчинением общин, расположенных севернее, чтобы соединить новые земли со славянскими.

Неважно, что утверждение о том, что существование речки Рось якобы доказывает, что ядром Руси является среднее Поднепровье, потому что на ее берегах жили поляне, с которых брали дань пришлые русы в Киеве, не имеет отношение ни только к элементарной логике, но и не имеет хотя бы косвенных подтверждений (именование через двести лет Русью любых земель, на которых были русские князья, не ценнее, чем современные утверждения об этом).

Но оказалось важным, что по-гречески «рус» пишется как «рос», что, вероятно, само по себе является богатым материалом для будущих трудов об исследовании бытовой грамотности славян IX века или частоты и массовости посещения ими византийских пляжей, имевших побочный эффект в виде амнезии на имя своего рода. Зато теперь - почти логично. Вот только обойдены вниманием другие реки с похожим названием Россь – в Белоруссии, Роська – в Тверской области и, еще пара рек с названием «Рόса» в западной Бразилии и восточном Перу.

Древним названием представителя общины, давшим современное название коренной национальности России, является «рус» - в исходной форме, или слово «русич», грамматически образованное в виде устаревшей притяжательной формы исходного слова. Упоминание исторического названия «рус» с удвоенным «с» - «русс», не верно, так как второе «с» здесь является осколком от «ский», - суффикса и окончания, которые начали формироваться в русском языке не раньше 14 века, т.е. написание «русс» является результатом обратного преобразования от современного определения «русский», заменяющего сейчас в языке притяжательную форму «русич».

На территории общины русов к юго-востоку озера Ильмень количество соляных источников и следов солеварного производства VI-VIII вв. в разы превышает соответствующие количество солеваренных разработок того времени на землях Новгорода, Пскова, Поморья и Изборска, за счет того, что там находится подземное соленое озеро. Бившие из-под земли в большом количестве соляные источники, предоставлявшие более удобную организацию производства, чем при выпаривании морской воды, предопределили первоначальный род занятия общины русов практически полностью.

Древнерусские тексты сохранили и другие названия Ильменя, Мойское море и Русское море. Западный и юго-западный берег Ильменя в русских письменных источниках средневековья именовался Варяжским берегом. Вспомнив «славное море священный Байкал» и то, что Каспийское озеро даже сейчас официально называется «море», можно однозначно утверждать, что тысячу лет назад не руководствовались современными географическими признаками морей и, большие озера назывались морями.

Ильмень - это то море, за которое прогнали варягов первый раз и за которое ходили потом, за ними же. Город Руса находится как раз диаметрально противоположно Новгороду – за морем. И «ходили» - слово не из современного морского жаргона,- расстояние до Русы могло быть преодолено в пешем порядке за приемлемое время – 1,5-2 суток, в конном - меньше чем за день.

Кто-то верит, что делегация из Новгорода отправилась за 3,5 тысяч километров, на противоположный берег Балтийского моря? И туда же варягов загоняли тремя годами раньше?

Кто-то верит что народ, обладавший достаточно развитыми институтами гражданского общества и собственным религиозными представлениями, позовет управлять собой правителей другой веры, языка и культуры, к тому же не имевших собственной государственности, чтобы наверняка сломать уклад собственной жизни? Они могли это сделать, точно зная, какой порядок был у тех, кого они зовут, каковы их религиозные и культурные ценности, т.е. соседей, с которыми имели огромное количество контактов во всех сферах жизни.

Путь «из варяг в греки» начинался и заканчивался на берегах Ильменя. Путь по Двине в Балтийское море христианский монах Нестор "прокладывал" для обоснования басни о путешествии одного из апостолов Христа - Андрея в Рим через... всю Русь с обязательным посещением места, где будет Киев. При этом он единственный назвал Балтийское море "Варяжским", будучи знакомым с преданиями о водном пути к варягам на берега Варяжского моря, но кроме него это море никто так не называл. Так называли озеро Ильмень.

Проживавшие на юго-востоке Ильменя русы, а точнее их вооруженные отряды, и были теми варягами, из которых история сделала учредителей русского государства, правда умалчивая, что они не были единственными в этом качестве.

Выводы из любых свидетельств, используемых для этнического определения русов, - летописных, географических, лингвистических, культурологических, религиозных, - однозначно указывают, что варяги-русь – коренная славянская община, соседняя с новгородской и родственна ей. Киев первоначально был городом государством (греч. «матерью-городов») русских, т.е. являлся анклавом объединенного государства славян, но не был его центром.

-2
0
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта