Илья Шадов
март 2017.
8278

Почему в современном искусстве перестало цениться техническое мастерство?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
19
10 ответов
Поделиться

Давайте сразу и прямо: даже в европейском каноне нет никакого единого критерия мастерства. Про неевропейские традиции и говорить нечего.

Тот же условный натурализм был не более чем кратковременным увлечением европейской культуры приблизительно с Высокого Возрождения по ранний XIX век, и ушел вместе с давлениями, которые его изначально образовали.

Этими давлениями были эпидемия чумы, "освободившая" широкое количество имущественных ресурсов, секуляризация культуры на волне переоткрытия античной естественной философии, разумеется Реформация, и дальний (и непреднамеренный) отголосок Августинской темы о возможности христианского государства. Натурализм и патронаж — идеальные условия для неограниченной конкуренции в сугубо технических ухищрениях.

За 400 лет эти давления выветрились, и конец техническому канону положили уже прерафаэлиты, в 1848-м году возжелавшие вернуться в живительное Средневековье — где, как и в абсолютном большинстве культур и эпох в истории человечества, мастерство отступало перед эссенциализмом. Великая ирония тут в том, что двадцать лет спустя бывшие прерафаэлиты вовсю исходили ненавистью на импрессионистов — именно на том основании, что последние якобы не умеют рисовать. И так далее.

Для европеской культуры разрыв с мастерством был разрывом с идолопоклонничеством. Этим пропитаны многие документы с середины XIX века по авангард, от писем художников до групповых манифестов – люди пытались выйти из застоявшейся канона, не отвечающего изменению мира. Этот перевод фокуса, видимо, заложен в культурной механике достаточно плотно, поскольку стабильно корректирует курс в неравные промежутки времени, но с достаточным постоянством — и в случае двадцатого века он в какой-то момент привёл к тому, что "The Artwork Needs Not Be Made".

Это не значит, что с содержательной частью до этого было плохо – но просто в какой-то момент содержательная часть потребовала для себя новых форм, и там не работал бы ни идеализм Микеланджело, ни энциклопедизм Леонардо.

При этом, если в пятницу утром пройтись по галереям в Chelsea в Нью-Йорке, или открыть последний Artforum — вы увидите там достаточное количество технически сложных работ. Ричард Серра делает 50-тонные лабиринты из промышленной стали, Андреас Гальвани фотографирует боевые истребители в момент перехода звукового барьера, Ай Вей Вей ходит по ста миллионам сделанных вручную фарфоровых семечек.

Технически сложных работ достаточно. Мастерских тоже. Просто "сложность" и "мастерство" являются, как и всегда являлись, не более чем отдельными пунктами в списке использованных материалов, сразу же за холстом и маслом. 

Работа может использовать их, или нет. Смотря что она пытается сделать.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
55
-11

"The Artwork Needs Not Be Made".

Это цитата откуда-то? Гугл вообще одну ссылку выдает по запросу.

0
Ответить

Читаю на автомате ответ, не смотря кто написал и думаю сукабля так тока Симанов может написать. Оно и есть.

+3
Ответить

Это из инсталляции не помню кого, долгое время стоявшей в фойе музея Dia Beacon  недалеко от Нью-Йорка. Скорее всего это было из "The Pure Awareness of the Absolute" by Ian Wilson, но не факт.

0
Ответить

это наверное всё-таки Лоуренс Вайнер, деларация о намерениях)

The artist may construct the piece;
the piece may be fabricated;
the piece need not be built.

классика :)

http://www.ubu.com/papers/weiner_statements.html

+1
Ответить
Ещё 3 комментария

Спасибо, Вадим. )

0
Ответить

Интересно как Глеб Симонов отвечает. В треде о рифме: "Рифма была кратковременным увлечением европейской традиции, тогда как поэзия существует предположительно со времён верхнего палеолита". В этом треде: "Мастерство было не более чем кратковременным увлечением европейской культуры..." Сколько оказывается в европейской культуре кратковременных увлечений...

-1
Ответить

Большинство вещей, принимаемых рядовым читателем за внеисторический золотой стандарт, были краткими увлечениями европейской культуры.

+4
Ответить
Прокомментировать

Просто потому что больше ценяться художники, которые вносят в свои работы смысл нежели художники-ремесленники. Когда ты будешь знать всю анатомию, все азы академической техники, но ты не будешь вносить в свои работы идеи, то твои работы не будут ничем зацеплять

10
-1
Прокомментировать

Потому что современное искусство - это искусство концептуальное, пост-пост модернизм (метамодернизм термин предложенный недавно).  
Самый дорогой товар в наше время - это информация. Мгновение которое сжато максимально плотно, имеется в виду количество информации на единицу материи, а концептуальное творчество, важно как раз не предметом самого искусства, а смыслом вложенным в него. Потому может быть ситуация, когда одна линия на белом полотне стоит миллион, а все потому, что стоит не линия, а смысл вложенный в нее.

5
-1
Прокомментировать

Есть удивительно хороший ответ. Очень рекомендую интересующимся искусством почитать и другие ответы Глеба Симонова:

Как происходит ценообразование предметов искусства? Как они становятся дорогими?

4
-1

Спасибо! Прочитал - интересная и весьма типичная, кстати, история. Но она не отвечает на вопрос о том, как образуется цена. "Картина растет в цене потому что она работает". А почему она вообще работает? Почему акула в формалине продавалась за какие-то безумные деньги? Почему за полтора миллиона продана гипсовая копия обычного писсуара, каких вообще пруд пруди?

+1
Ответить

Тут есть несколько моментов которые останавливают меня от ответа.

  1. Можно найти массу примеров, когда цена будет необъяснима. 

  2. Каждый случай индивидуален. Нужно рассматривать каждый случай. С историей автора, покупателя, историей предмета и т.д.

  3. Безумные деньги понятие относительное. Для нас -- безумные. Для кого-то эти деньги вообще ничего не значат. Деньги это условность. Смотрите, у меня есть деньги. Я знаю, что куплю это и потом это продам. Это игра. Какая разница сколько оно там стоит.

  4. Сам по себе факт покупки некоего писсуара может составлять часть перформанса. Кто-то хочет чтобы про него говорили -- это тот что купил гипсовый писсуар за полтора миллиона.

  5. Важно понимать, цена ничего не говорит и не должна говорить об искусстве. Цена это отношения автора (или владельца) и покупателя. Автор вызвал некими действиями некие чувства у человека, он это оплатил. Никто не гарантирует и не должен гарантировать, что такие же чувства будут и у вас, что автор вообще имел вас в виду.

6.

Гипсовая копия писсуара? А если кто-то купит ничего -- это Вас не удивит?

Я даже не говорю о сертификатах на владение поверхностью Луны, на название астероида и прочей пошлой шелухе, просто будет новость: Рукфиллер купил у художника Пети ничего.

Это игра.

0
Ответить

Дмитрий, у каждой работы будет своя история. Если хотите - запостите отдельный вопрос именно об акуле в формальдегиде. Дэмиен Хёрст - это отличная тема для длинного текста.

Ну или ещё можете посмотреть другой ответ, в данном случае про Матисса:

thequestion.ru

+1
Ответить
Ещё 35 комментариев

Аня, отмыть деньги на одноразовой крупной продаже, где обе стороны идентифицированы — фактически невозможно. Деньги отмывают в уличных латках и на рыночных развалах, где продажа идёт за нал и есть региональные колебания цен. Ни с какой покупкой картин это в принципе не прокатит — тогда бы галереи и аукционные дома располагались на островах в Карибском бассейне, где есть гибкое налоговое закондательство, а не в центре Лондона и Нью-Йорка.

+2
Ответить

Gleb, прочитал Ваш текст про Матиса - спасибо за него. Написал под ним комментарий с вопросом к Вам...

0
Ответить

Это спекуляция на пустом месте. На чем основано утверждение, что передача денег необъяснима? Какие есть основания полагать, что причина должна отличаться? Люди просто покупают вещи, у которых нет потолка цены, поскольку оные присутствуют в мире в единственных экземплярах, а покупатель при этом не ограничен своим бюджетом. Ни под какую схему отмывания денег открытую одноразовую банковскую транзакцию вы не подведете, отмывание денег происходит прямо противоположным образом.

+1
Ответить

Кстати, про историю с упомянутой выше акулой в формальдегиде есть веселая книга с ярким названием "Как продать за 12 миллионов долларов чучело акулы: скандальная правда о современном искусстве и аукционных домах". Скандального, правда, там не очень много.

+1
Ответить

Аня, ну посмотрите видные продажи хотя бы за последний год, и расскажите мне, как Франческа фон Хабсбург, эрцгерцогиня австрийская, или архитектор всея чорных фуражек Питер Марино пилят с Tate Modern какие-то свои сторонние наркоденьги, а главное нахрена им это вообще нужно. )))

Абсолютное большинство коллекторов — мультимиллиардеры с бизнесами в недвижимости, финансовом секторе, нефти, текстиле и прочем. Выделить себе 10 миллионов в год на пополнение личной коллекции — составляет для них не большую трату, чем для рядового человека купить новый комплект посуды.

И ещё раз — отмывание денег происходит путём сокрытия покупателя или продавца, а не их абсолютной публичностью, занижением, а не завышением суммы, кешем, а не банковскими транзакциями и т.д. Так чьи деньги здесь отмываются и каким образом?

+1
Ответить

Дмитрий, да скучная это книга — один большой ad hominem, без единой попытки разобраться в объекте сделки, то есть почему эту роль выполняет именно эта акула, хотя это могло быть фактически всё, что угодно, хотя бы даже другая акула.

0
Ответить

Аня, вы думаете, что коллектор - это рядовой игрок, тогда как большинство коллекторов скорее занимаются тем, что открывают собственное казино для того, чтобы вместе с обычными рядовыми гражданами приходить туда играть бесплатно, не покупая фишек и не обналичивая их, просто из любви к процессу.

Частные коллекции работают именно таким образом — большая часть всего когда-либо купленного висит в музеях. Почти все крупные музеи в США — в Детроите, в Чикаго, в Балтиморе, Amon Carter в Атланте, Kimbell в Техасе и другие — были основаны частными коллекционерами, и вход в большинство из них до сих пор условно бесплатный. Другие коллекции сдавались более крупным музеям в бессрочный лон — если будете вдруг в Нью-Йорке, посмотрите вывески над залами в Met'е или аннотации в MoMA.

В общем, можно крутить это всё как угодно, но ни в какой мелкоцинизм вы всё происходящее в сфере искусства не запихнёте — фактическое положение дел будет торчать из него, как шило.

+1
Ответить

))) Было бы так просто деньги отмывать, Москва была бы центром современного искусства.

+2
Ответить

Логики в чём — что частные коллекции висят в музеях? Ну, вы не видите, а они висят, можете приехать и посмотреть.

0
Ответить

GLEB, да хоть две акулы сразу :) тезис книги в том, что не важно, что раскручивать. Это чем-то напоминает раскрутку стартапа, когда акции фирмы из 3 человек в гараже приобретаются за миллионы. Красивая история, искусственный ажиотаж. Потом правда часто идет обвинение в манипуляции рынком и кто-то идет на сделку со следствием и платит многомиллионный штраф.

+1
Ответить

Кстати, если я правильно помню, акула к сегодняшнему дню уже должна была стухнуть... поправьте, если не так. А ведь большие заплачены.

+1
Ответить

Дмитрий, этот тезис не подтверждается такими банальными вещами как учебниками по истории искусства.

Никогда не продававшийся Брюс Науман, никогда никем не раскручивавшийся и ни разу не ступивший на территорию Манхенттана, но каким-то образом положивший один из двух (ладно, трёх) канонов всего послевоенного искусства, не уживётся ни в какой красивой схеме раскрутки вместе с Ричардом Серра, делающим 50-тонные стальные лабиринты, или Смитсоном, складывающим камнями спиральный мол, или венским акционизмом, и так далее.

Томпсон берёт в своих изысканиях линию довольно определённых вещей и описывает только часть связанных с ними свойств, тогда как мир искусства больше примерно в 98 раз, и никакой одной схемой раскрутки его описать физически невозможно — хотя бы потому, что существенная часть наиболее каноничных современных художников вообще производит вещи, которые нельзя купить, поскольку они не являются предметами.

Проблема в том, что Томпсон-то знает, что описывает только небольшую часть целого, и не ставит себе задачи описать целое, а рядовые читатели просто не в курсе всего существующего, и посему единственный месседж, считывающийся за неврубностью в дискурс — это что у белых людей самолёты тоже бамбуковые, просто они притворяются лучше. )

+1
Ответить

А акулу там потом переспиртовали другую, да. Ирония не прошла незамеченной. )

0
Ответить

Про Томпсона - ну он же не берет на себя, что вот мол он открыл истинный двигатель искусства. Он пишет не про развитие искусства, не про появление в нем направлений и тенденций, а только про ценообразование на некоторые произведения. К тому же про ценообразование в наше время и только применительно к современному искусству, притом явно к его определенному сегменту.

Про акулу я просто не помню, что там было с ней после "сделки века" - я эту историю знаю только до того момента. Кстати, для меня удивительно, если и правда акулу другую взяли - это же подделка, а не оригинальное произведение, в то время как весь цимес милионных цен именно в аутентичности :) И вот отсюда мой вопрос - а зачем собственно покупать за 12 млн долларов акулу, если можно было сразу заказать себе такую же тысяч за 30 правильно замаринованную? Игры в подлинность художественного произведения?

На это тему мне другой пример нравится - про Фонтан Дюшана. Там же Дюшан сделал свой "художественный жест" (которым внес огромный вклад в понимание искусства, за что его и ценят) и, порадовавшись успехам, похоже просто его выбросил. Так ведь не тут-то было! Собрались люди, сделали гипсовые копии (вот именно не купили такие же писсуары, а сделали копии) и одну из них продали с аукциона более чем за 1 млн долларов. Тут ведь уже ни аутентичности произведения, ни уникальности - откуда такая цена?

+1
Ответить

Хотя про акулу даже не в том дело, что можно было легко изготовить такую же :) В конце концов аутентичность - это склизкое правило. Дело в другом. Во времена моего детства в школе в кабинете биологии была змея в формальдегиде. Возжелай я кому-то ее продать я бы получил максимум 200 рублей. А здесь продали в общем-то тоже самое только за 12 млн долларов. Получается, все дело в подаче, а в самом произведении? И создает современное искусство давно уже не произведения, а пиарные мифы. И художник уже давно создает не произведения, а истории - например, про деньги, которые акула якобы должна стоить (или, скажем вместо нее мог быть носорог или еще что-то крупное - сейчас вообще в тренде все крупное, видимо потому что в домах топ-коллекционеров высокие потолки).

+1
Ответить

Дмитрий, все эти вещи кажутся важными только если не учитывать всей остальной истории искусства, и акцентирование на них внимания делает вас невосприимчивым к вещам, которые и являются в данном случае определяющими — а именно, что эта акула в формальдегиде вообще значит, и какие ощущения она вызывает у вас лично когда вы находитесь с ней в одной комнате. Если бы вы задавали эти вопросы с тем же рвением, что и вопросы про деньги, вопросы про деньги решились бы значительно легче.

Но нет, нет.

0
Ответить

Поймите, вещи, знаки, символы сами по себе ничего не значат - пока кто-нибудь уважаемый не расскажет Вам об их значении, а это уже подача и маркетинг в нашем случае. 

А что касается ощущения, то я два раза в жизни оказывался возле чучела акулы похожего размера (одно из них украшало бар, другое - в музее природы). Впечатляет, но не более. И вроде бы там никому и в голову не приходило, что они ходят вокруг сокровища. А ведь мог и там найтись рекламщик вроде Саатчи, который мог бы, наверное, купить ее долларов за 500 и перепродать с большой выгодой, рассказав красивую историю о значении. Но не сделав при этом ровным счетом ничего больше. Только истории о великом значении.

+1
Ответить

Дмитрий, в чём смысл этой беседы? Вам хочется понять, почему акула Хрёста сработала, а остальные нет, или вы хотите мне доказать, что она тоже не работает, а всё просто притворяются? Если вы уже определились со своей позицией по этому поводу, то разговор продолжать не имеет смысла. 

Если же вы таки хотите разобраться, как искусство работает вообще, то вам нужно отвлечься от Хрёстовкой акулы и посмотреть на всю историю искусства до неё — в которой всё от доисторического до современного работает точно так же, как эта акула, ничего особенного в акульем случае нет, а что она значит — вы можете интерпретировать самостоятельно, поскольку это достаточно очевидно без дополнительных уважаемых человеков. Проблема в том, что пока вы не начнёте разбираться с этим значением, мы с вами дальше никуда отсюда не двинемся.

+1
Ответить

Скажите, что значит "сработала" - я Вам отвечу развернуто, но только из-за этого слова не понимаю, что Вы имеете ввиду

+1
Ответить

Не скажу. Пока мы не разобрались с самой работой, о её результатах говорить бессмысленно.

Если акула действительно вызывает такой затор, то выберите на ваш взгляд любую самую расклассическую работу — "Мона Лизу" там, или яблоки Сезанна, или "Пасторальную симфонию" Бетховена, не важно — и задайтесь вопросом, что она значит. Или даже — что она предлагает.

Это упражение затем можно повторять достаточно долго, и в какой-то моент станет очевидным, что в самой смысловой механике Хёрстова акула ничем от этой классики не отличается. Поэтому Хёрст, сука, двумя своими работами точно забронировал себе место в истории, хотя не знаю, доволен ли он этим местом. Но это между делом.

0
Ответить

Тогда наше общение, увы, бессмысленно. Вы за все время беседы не предложили ни одного содержательного тезиса. Нет предмета обсуждения.

0
Ответить

Дмитрий, вы помните анекдот про человека, который потерял ключи в темноте, а ищет их под фонарём потому, что там светлее? 

Тезисы, о которых я говорю — они даже не в темноте. Они под другим фонарём. Я просто не могу за вас к нему подойти.

Вы полагаете, что Рембрандт, которого вы приводили в пример под Матиссом — шедеврален в дымном вакууме только потому, что вы лично не умеете рисовать, а Хёрст выбивается за счёт истории и подачи — тогда как в своей художественной механике они не отличаются почти ничем.

Но пока вы не начнёте разбираться с этой механикой, они для вас не соединятся.

Даю на всякий случай подсказку: у Хёрстовской акулы, между прочим, есть название.

+1
Ответить

Вот поэтому у нас с вами и нет предмета обсуждения. По сути вы в очередной раз говорите, что ваши собеседники (в данном случае я) несут ерунду, а свой собственный ответ не даете.

0
Ответить

Как вы можете заметить, я предложил запостить вопрос конкретно об этой работе в первом же комментарии. Этого не последовало.

Вместо этого мы начали обсуждать легитимность работы в обход её значения — но если ограничить себя одними общими терминами, то она легитимна так же, как легитимны все остальные предметы искусства за всю историю, поскольку сугубо художественные механимы их функционирования совершенно не отличаются — этот пункт я подчёркиваю уже не в первый раз.

В обход значения работы мы к ней не приблизимся, а значение вы обсуждать не хотите потому что вас смущает, что это мнение будет со стороны.

Вот я вам и предлагаю, что если вы не хотите слушать отдельного критика с его интерпретацией работы, то ваш единственный путь — копать историю искусства и составлять собственную. Или не копать и никогда не узнать, о чём Хёрстова акула.

0
Ответить

Дмитрий Волков, я открою Вам страшную тайну о себе, в комментах мало кто прочтет. Вот Вы не понимаете цену акулы, а я цену Моны Лизы.

Можете мне помочь? Что в ней ТАКОГО? Не вообще, а на её "цену"?

)

0
Ответить

Андрей, у "Мона Лизы" нет цены, поскольку она считается частю общественного имущества, и её продажа запрещена французским законодательством о национальном наследии. )

0
Ответить

Глеб, ну Вы же понимаете, что это игра с Дмитрием. ))

Теперь мне придется дописывать. 

Почему она считается частью общественного имущества и её продажа запрещена как национальное наследие? (это "цена")

Вопрос для Дмитрия.

0
Ответить

Андрей Ларионов, а мы не можем говорить про цену Моны Лизы - она не продавалась. Мы можем только домыслить, что случись такая продажа, она бы стоила очень дорого. Но как верно написал Gleb выше, она - признанный объект культурного наследия. И продавалась бы она именно как объект наследия, а не как художественное произведение, а здесь совершенно другое ценообразование :) За сколько бы продали меч какого-либо основателя династии Габсбургов, случись его найти и выставить на продажу?

+1
Ответить

А что в ней такого, что она стала национальным наследием?

0
Ответить

Вот Андрей, не могу удержаться и использую прием Глеба :) Вы сейчас предвзяты, настроены на спор со мной - если Вы действительно хотите разобраться, купите книгу - про это произведение очень много написано :)

+1
Ответить

Т.е. Вам её ценность непонятна?

0
Ответить

Андрей, Вы хотите поиграть со мной в игру "купи слона" - знаете такую, когда на любую реплику отвечающего говорят: "а ты купи слона". Я отучился в нее играть еще в возрасте лет 6, а Вы? 

PS Еще раз направляю Вас к литературе - если Вы не просто хотите спровоцировать меня на спор, а хотите разобраться, то Вам туда )

0
Ответить

А можно я, можно я?

"Мона Лиза" стала достоянием потому, что из неё застрелилась готика.

+1
Ответить

Вообще-то, пока это Вы Глебу повторяете "а ты объясни как работает, что значит работает".

Вот я у Вас спрашиваю, знаете ли Вы как работает Мона Лиза?

Если Вы знаете, то скажите, чем она отличается для Вас от акулы. Тогда я пойму в чём Ваш вопрос.

0
Ответить

Андрей, естественно спрашиваю. Он пишет тезис, в котором ключевое слово "работает", а я не понимаю, что он имеет ввиду под этим словом. Для меня в моем языковом опыте работать могут люди, машины, деньги (приносить прибыль будучи куда вложенными), проекты (если успешно реализуются) - а вот применительно к картинам я это слово встречаю впервые. Поэтому и не понятно.

0
Ответить
Прокомментировать

Давайте сначала определимся в понятиях! Определим где у нас "мухи", а где "котлеты". Итак,"картины уровня ренессанса" - что это? Живопись 15-16 веков, созданная в Европе, относится к Возрождению или Ренессансу. 90% всей этой живописи имеет ярко выраженный религиозный характер. Это или христианские библейские сюжеты или сценки из жизни античных богов. Теперь перенесёмся в 20-21 века. Религиозная живопись составляет, ну я думаю, процентов пять не более. Из этого следует - некорректно сравнивать век, в котором девяносто процентов художников разрабатывали одну тематику и их буквально тыщи, с веком в котором эту же тематику разрабатывают всего лишь пять процентов и их единицы. Ренессанс побеждает числом и качеством работ, но и тут надо сделать существенную оговорку. Побеждает в религиозной тематике!

Теперь второй аспект вопроса - "с современными возможностями в рисовании". Какие такие "возможности"? Художники как в 16 веке писали кистью так и в 21 пишут, как рисовали карандашами, так и рисуют. За 5 веков не изменилось ничего! Или вы имели в виду компьютерную живопись? Но её с традиционной сравнивать просто некорректно - это другой вид искусства. Здесь картина создаётся с помощью цифровых технологий, а не красок.

Но что бы завершить наш экскурс в историю живописи и ответить на ваш вопрос, отвечу - ДА! В наше время есть художники, сравнимые по уровню дарования с художниками 16 века. Их немного, но они есть. Для примера приведу лишь одного - David Kassan - 1977 года рождения и живущего в Бронксе. Абсолютно виртуозный портретист, а по качеству живописи даже превосходящий своих предшественников.

P.S. Редактор TheQuestion так изменил формулировку вопроса, что изменился сам смысл этого вопроса. Это вы сознательно сделали? Или вы посчитали автора вопроса безграмотным дурачком которого обязательно надо скорректировать? В любом случае - относитесь бережнее к своим авторам!

3
-1
Прокомментировать
Читать ещё 5 ответов
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью