Алекс К
февраль 2017.
154

Почему природа так долго терпит подобное обращение человека с собой?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Такой вроде простой вопрос, а так много в нем мисконцепций. 

Для начала, человек -  это такая же часть природы, как и все остальное. Мы не выше нее, мы не над ней. Мы ее часть. В этом смысле, все что мы делаем - просто еще одно природное явление.  Муравьи строят муравейники, бобры строят плотины. Мы строим города и заводы. Растения выбрасывают в атмосферу огромное количество кислорода. Мы выбрасываем огромное количество углекислого и других газов. Делов то.

Да, мы гробим экосистемы вокруг нас, и что? В долгосрочной перспективе мы гадим себе на голову, но это, как говориться, проблемы индейцев. Еще до такого, как наши предки обзавелись плацентой, история земли знала столько экологических катастроф, и такого масштаба, до которых нам (к счастью!) далеко.  Вот например, цианобактерии. Когда-то, очень давно, они нашли хороший источник углерода, чтобы строить свои тела. Проблема была в том, что побочным продуктом их жизнедеятельности, был очень токсичный и химически активный газ. Но этот путь добычи углерода был очень эффективным, а запасы огромными, поэтому эти бактерии процветали. Какое-то время газ поступал в атмосферу и реагировал со всем подряд. В океане он тоже реагировал много с чем, и многие растворенные в воде вещества выпадали в осадок, на дно. Это было плохо. Но потом все стало еще хуже, когда газу стало не с чем реагировать, и он начал уже просто копится в атмосфере, ну и растворятся в воде, конечно. И всем стало очень-очень плохо. Это событие называется "Великой Кислородной Катастрофой", потому что этот токсичный газ был именно что кислородом. Таким нехитрым образом, одноклеточные водоросли, из своих корыстных мотивов, чуть было не убили все живое (включая себя), и очень сильно изменили всю геохимию планеты в процессе. Да, в итоге жизнь приспособилась, и даже научилась этот токсичный газ использовать как основу для своего метаболизма. А цианобактерии процветают и поныне, и природа их "терпит" не смотря на то, что они медленно отравляли все живое в течении сотен миллионов лет. Потому что они и есть природа. Как и мы.

Что бы мы о себе не мнили, мы просто один из видов живых существ. Мирозданию на нас плевать, оно не вращается вокруг нас. Да и "природа" это не какой-то разумный агент. Это термин, которым мы описываем естественные процессы вокруг нас. Но за этими процессами нет никакой цели, никакого смысла. Они происходят, потому что они происходят. Поиск целей и смыслов - это наш, человеческий порок. Приписывание целей это просто удобный трюк и побочный эффект нашего сознания. Нам, людям, так проще понять мир вокруг нас. Не понять, в смысле "понять как это работает", а создать нарратив, и не ломать голову, почему камень падает, а гром грохочет. 

Одной из самых полезных адаптаций для людей стала так называемая "теория сознания" (или "теория намерений", нет устоявшегося перевода).  Если в двух словах, то это способность предполагать, что ты имеешь дело с разумным агентом и эмулировать поведение и реакции других существ (в первую очередь - других людей) в уме. Эта способность крайне важна, она, фактически, характеризует нас. Но ее побочный эффект в том, что мы точно так же приписываем разумность, цели и смыслы неодушевленным объектам. Пинаем машины, когда они не заводятся, кричим на компьютеры, когда они не работают. Да даже если посмотреть на язык. Мы спокойно говорим "лесной пожар убил зверей", хотя более корректной является фраза "звери погибли в лесном пожаре".  Выше я говорил как цианобактерии "нашли более эффективный способ", но они его не искали в первую очередь. Это, блин, водоросли одноклеточные! И это всего лишь аллегория. Нам гораздо проще думать в таких терминах. Говоря "нашли" я просто оставляю за скобками процесс, который действительно привел к этому результату. И об этом важно помнить. Всегда. 

Поэтому надо понимать, что "природа терпит", это аллегорическое описание придуманного нами же обобщения для естественных процессов.

Ну и на сладкое. Индустриальная революция началась лет 250 назад. А во всей красе развернулась, ну чуть больше века назад. По человеческим мерками это, конечно, много. Но вот природные процессы занимают десятки и сотни миллионов лет. Вся наша десятитысячелетняя история цивилизаций, это мимолетное мгновение в истории Земли (не говоря уже о всей Вселенной). И эта история, повторюсь, знала такие катаклизмы, которые убивали более 90% всех видов. Вымирали целые отряды. Нет, то что мы, как человечество, делаем - реально опасно. И для нас и для всей планеты. И некоторые опасаются, что мы действительно уже запустили природные процессы, которые не очень можем контролировать, и которые приведут к катастрофе в духе пермской или кислородной. И да, аллегорически это можно будет назвать "ответом природы". Но мы тут такая же часть природы, как и цианобактерии. Как цианобактерии, которые возомнили о себе невесть что.

15
0

Прекрасный ответ.

-1
Ответить

Лев, но ведь если мы - часть природы, то получается, что природа сама приписывает себе цели. И это уже не настолько противоестественно, а даже вполне себе естественно. Так может, она имеет полное право приписывать себе цели - хоть нашими мозгами, хоть дельфиньими?

0
Ответить

Максим, не то, чтобы она имеет или не имеет права. Сама по себе "природа" это всего лишь персонификация естественных процессов, которая возникает входе наших, не менее естественных, психических процессов. Нам просто проще думать в таких категориях.

Аллегорически мы можем говорить что угодно, да. Но тут все равно открываются бездны, из которых смотрит очень неприятная идея что наши цели и стремления, а так же свобода воли - не более чем иллюзия, создаваемая сознанием, а глубоко внутри мы все так же просто часть бессмысленного и бесцельного естественного процесса, над которым мы не очень властны. Это очень пугающая идея, да. Но даже не смотря на то, что на индивидуальном уровне мы демонстрируем поведение во много раз сложнее, скажем, муравья, наша популяция в целом, по поведению очень слабо отличается от того же муравейника.

0
Ответить
Ещё 3 комментария

Ок, как известно, предвосхищать события действиями умеет почти всё живое в разной мере (были эксперименты на лисах).

Это уже означает, что в этом случае есть цель организмов - успешные действия. И в какой-то мере они это осознают, вряд ли это аллегория.

То есть и целеполагание присуще всему живому, в т.ч. муравьям и муравейнику в целом.

+1
Ответить

На самом деле, цель всех живых организмов - размножить свои гены. И в этом плане, мы, как и муравьи, заложники собственных генов. Которые не очень то и живые. Это просто, как молоток. Комбинация генов, которая размножается лучше - размножается. Которая хуже - вытесняется той, которая размножается лучше. И так будет продолжаться, пока не закончатся ресурсы. И все наше, и муравьиное целеполагание, в итоге упирается в то, чтобы увеличить частоту этих наших генов. И это замкнутый круг. Потому что генам целеполагание чуждо. Они просто делают свои копии. Потому что это единственное, что они умеют.

0
Ответить

У людей культурная эволюция давно важнее генетической (да и многие животные обучают потомство).

Можно было бы с тем же успехом сказать, что мемплексы ничего другого не умеют, кроме как реплицироваться. Но это не отменяет целеполагания как прогноза наиболее болезненных узких мест в обозримой перспективе.

То есть целеполагание - это часть природы, а не иллюзия.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить