Руфина Амирханова
февраль 2017.
4527

Почему заключенные в тюрьмах так часто становятся верующими?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
4
7 ответов
Поделиться

У заключенных очень много свободного времени. Их работа - на лесоповале ли, за шитьем рукавиц ли, - совершенно не занимает голову. А свободное время (а в наши дни его много) не занято вообще ничем. Об этом очень много писали и А.Солженицын, и В. Шаламов, а сейчас пишут новые политзеки в соцсетях. Это чуть ли не главная проблема заключения: титаническая скука. Именно от нее происходят "воровские законы", бесконечные терки, разборки и драки, создание собственных квази-культур и традиций. Они совершенно пусты и бессмысленны - созданы на пустом месте просто от нечего делать. Самодельные ритуалы дают психологическую иллюзию того, что это ты управляешь временем и своей жизнью, а не они - тобой, даже если ты заперт в камере. 

К тому же заключенные в три раза чаще, чем на воле, лечатся и раз в десять чаще, чем на воле, увлекаются религиозными группами по интересам. Заключенные с наибольшим количеством извилин используют это время, чтобы много читать (уж что есть из книг), в цивилизованных странах они могут обучаться заочно в школах и вузах, получать образование и профессии. У нас - нет, поэтому остается просто читать. А основная масса со средним количеством извилин старается почаще получать повод к послаблению режима - а это больница да часовня. В сочетании с низким интеллектуальным уровнем, нутряным фатализмом заключенных, активной работой церковных (и мечетных) агитаторов в этом контингенте, - и получается, что среди заключенных действительно много утверждающих, что они верующие.

35
-2
Прокомментировать

Я подытожу то, что говорят здесь все:

Перво-наперво это вопрос доступности. Религиозное учение доступно в тюрьмах в любой момент. Просто возьми да объяви себя таким. Литературу и группу по интересам так же легко и просто найти.

Второе - это вопрос возможности. В тюрьме труднодоступны другие занятия. Там есть эксплуатация, которую зачем-то называют работой, и есть книги. Это всё.

Третье - это вопрос способности. Маргиналам труднодоступны другие занятия. Уязвимый человек легко подвержен влиянию религии. Тюрьма состоит из маргиналов и уязвимых.

Четвертое - это вопрос потребности. Религия оправдывает искуплением все грехи, вплоть до самых тяжких. Отмолить - это простая концепция, доступная любому маргиналу, а об искуплении они не задумываются. В результате вместо того, чтобы искупить ошибки, они активно молятся. Ну и фанатеют.

ИТОГО:

Уязвимый маргинал от скуки принимает религию, начинает усиленно отмаливать тройное убийство и фанатеет на этой почве.

Они не становятся верующими, они становятся религиозными фанатиками.

Между ними и верующми гигантская пропасть. К сожалению религиозных фанатиков в нашей стране больше чем верующих. Вот сейчас это всплывает потихоньку.

14
-1
Прокомментировать

Уже несколько месяцев мы делаем на Дожде уникальную в своем роде программу "ТРУДНО БЫТЬ С БОГОМ", где встречаются раввин, имам и православный священник и спорят на разные темы. На днях мы как раз говорили о том, почему выходцы из мусульманских стран, пусть не всегда верующие, становятся религиозными именно в тюрьмах. И вот что ответил один из участников, председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов:

Полную версию программы можно посмотреть по ссылке.

17
-4
Прокомментировать

Пока человек уверен, что всё в его руках, он вряд ли обратится к Богу. А когда сталкивается с чем-то от него не зависящем, как срок в тюрьме, например, невольно переосмысливает бытиё. К тому же и времени заглянуть в себя предостаточно.

8
-3
Прокомментировать

В мире6 противоборствуют два типа сознания: духовное и телесное. Телесное - как испорченный ребенок, духовное - как строгий монах. Контингент тюрем - это люди желаний и страстей, как правило. Я, мое, дайте, имею право. Свобода дает им постоянную пищу для телесного сознания, возможность себя  проявить, расширить, напитать исполнением желаний. А тюрьма суживает рамки любых проявлений, телесное сознание буквально не находит себе места и сворачивается в абсурдный замкнутый круг. Либо - крутиться в нем, загнивая, либо найти, как вырваться. На то и нужна тюрьма, чтоб ограничить телесное сознание до возможного предела. Чтобы и у души был шанс как-то проявить себя.  Конечно, не любой зек сможет вспомнить о душе, сколько ему проповедники в темечко ни долби. Но многие попытаются, некоторым  - даже что-то удастся, немногие даже вынесут свой опыт на свободу, а не стряхнут у ворот зоны. По-другому душе при жизни не отдать должного, вот и угодили, чтобы иметь свой шанс. Монахи тоже все разные. Одни сами от всего отрекаются и превращают мир желаний в тюрьму, чтобы только духом развиваться. А другие жэмутся ближе к кухне или кубышке, начальству и крутым прихожанам. Тоже не все одинаково реагируют на свой шанс. Но хотя бы ky есть у каждого: у одних - в миру, у других - в скиту, в монастыре или тюрьме, в армии или в рабстве. Богу надо, чтобы мы хотя бы повод имели стараться найти черту, которая разделяет мир на добро и зло и занять свою позицию. 

0
0
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить