Aldiyar Alpysov
февраль 2017.
639

Почему сильные державы не могут на прочь уничтожить ИГИЛ? Ведь могут же ?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
3 ответа
Поделиться

Подумайте, что такое ИГИЛ. Это уже огромная территория с массой людей. Построена эта структура на религиозных принципах, поэтому с помощью рациональных аргументов вы этих людей не переубедите. Как можно уничтожить такую структуру? Предлагаете, уничтожать всех людей до единого? Это не гуманно, особенно для западных держав. 

4
0

> рациональных аргументов

например?

0
Ответить

Объяснять им, что их используют для достижения целей группки людей, в именно для их обогащения - бессмысленно. Объяснять, что класть жизнь за кучку олигархов - бессмысленно. Объяснять, что мир лучше войны - бессмысленно. Неужели вы считаете, что все эти утверждения нерациональны и не могут быть обоснованы ещё более подробно?

0
Ответить

> Объяснять им, что их используют для достижения целей группки людей, в именно для их обогащения - бессмысленно. Объяснять, что класть жизнь за кучку олигархов - бессмысленно.

Ну, так они тоже самое говорят про немагометан и "насаждение демократии"

> Объяснять, что мир лучше войны - бессмысленно.

Ну, так они тоже самое говорят про немагометан и, например "агрессию России"


0
Ответить
Прокомментировать

Нужно понимать, что ИГ (запрещено в России) выражает интересы некоторой (немалой) части населения Сирии и Ирака — главным образом части арабов-суннитов (ИГ — суннитская организация и квази-государство).

Степень лояльности и поддержка со стороны этой части местного населения, безусловно, ниже, чем, скажем, поддержка курдами идеи курдской автономии или независимого государства. И если в той же Сирии арабы-сунниты, проживающие в западной части (ближе к Латакии) более вестернизированные, то арабы-сунниты в центральной и восточной части по менталитету «скорее иракцы». Но этот минус компенсируется многочисленностью магометан-суннитов за пределами Сирии и Ирака, ведь именно из этой среды ИГ имеет приток добровольцев.

Нужно понимать, что действия ИГ мало чем отличаются от действий Мухаммеда с сахаба в 7 века. По крайней мере оппоненты не смогли привести мне серьезных аргументов, опровергающий данный тезис.

Теперь рассмотрим эти самые сильные державы.

Суннитские государства? Но им до этого ИГ нет особого дела, т.к. ИГ не воюют против ислама. Да, руководители ряда соседних стран испытывают определенные опасения, касательно возможности экспансии ИГ в их направлении. Но в случае ввязывания в конфликт они понимают, что могут испытывать сложности с поддержкой интервенции со стороны своих сограждан, среди которого и так есть сторонники Халифата, а в случае проливания крови единоверцев в Сирии и Ираке лояльность своего населения и армии может еще больше пострадать.

Я думаю, здесь можно процитировать слова бывшего председателя Исламского комитета России Г. Джемаля:

«Несмотря на общее неприятие подобной жестокости, публичных акций против них в исламском мире не проводится. Причина проста: любой мусульманин, который выйдет с протестом на площадь, будет воспринят единоверцами как выступающий на стороне противников «ИГ». То есть на стороне противников ислама как такового.» — archive.li/QZs0z

Неисламские государства? Но им там еще меньше будут рады. Кроме того, ввязывание их в подобные конфликты нередко сказывается на немагометанских общинах в исламских странах и угрозе терактов.

Помните тот известный пример с казнью 21 копта магометанами ИГ? Напомню, что 15 февраля 2015 ИГ опубликовало видео с массовым обезглавливанием коптов, ранее захваченных в заложники. Журнал ИГ “Dabiq” сообщил, что коптов захватили в отместку за то, что двух египетских магометанок якобы пытали и вынудили принять христианство. Различные исламские группировки часто используют ложные обвинения в адрес немагометанских общин для эскалации насилия в отношении немагометан и организации погромов. В частности в Пакистане магометане для этих целей часто используют печально известный закон о «богохульстве». Помимо этого обвинения нередко являются следствием споров о земле или личной обиды или зависти. На видео, снятом по всем «канонам» ИГ на безупречном английском говорит: “Мы находимся к югу от Рима”. Далее он сообщает, что “крестоносцы могут только мечтать о безопасности”, и объявляет, что “поскольку весь Запад воюет против ИГ, мы воюем против всего Запада”. Далее следует заявление: “Война продлится до тех пор, пока Иса не сойдет с небес, убьет свиней и сломает крест”. ( имеется ввиду хадис archive.li/Cf4A5 ).

Многие исламские группировки используют термин «крестоносцы» для обозначения христиан, светской власти и немагометан в целом ( См. archive.today/SatSs ). Также во многих исламских странах магометане применяют принцип коллективной ответственности в отношении немагометанских общин. Например, в Нигере в ответ на публикации на обложке французским журналом Charlie Hebdo карикатуры на Мухаммеда магометане сожгли десятки церквей, французский культурный центр, христианскую школу и приют. При этом сам журнал, опубликовавший карикатуры, известен своей леволиберальной идеологией, антихристианской направленностью, лоббированием исламской иммиграции во Францию, а так же критикой в адрес французских консерваторов и политиков правого крыла. После казни коптов магометанин поднимает нож к небу, указывает им в сторону Европы и кричит: “Мы завоюем Рим!”. Далее следует вид моря, в которое стекает кровь казненных.

Вышеописанное, разумеется, не означает, что бороться с ИГ, Боко-Харам, аш-Шабаб и т.п. силовыми методами бессмысленно, но надо понимать, что это лишь симптоматическое лечение и к тому же с серьезными побочными явлениями (в частности упомянутыми выше). В этом контексте куда более логичной выглядит позиция (к сожалению, уже бывшего) советника по нац. безопасности США Майкла Томаса Флинна. Он считает, что борьба с «радикальным исламом» должна начинаться со школы и СМИ. Он считает, что борьба только силовыми методами не оправдывает себя. Что нужно снять табу на увязывания в СМИ исламского террора с основополагающими исламскими текстами. И что борьба на информационном поле должна быть в масштабе, невиданном со времен Второй мировой.

Flynn’s plan to beat radical Islam starts with schools and social media — archive.li/7zkQ8

Если не считать искусственный термин «радикальный ислам», его заявление на мой взгляд, выглядит абсолютно логичным. См. По каким признакам можно отличить радикальный Ислам от нерадикального?

В дополнение:

Есть ли у современного общества шанс в борьбе с терроризмом?

23
-22
Прокомментировать

Могут. Но не торопятся по самым разным причинам. Военные действия, как это ни жестоко звучит, - единственный способ приобретения боевого опыта, "обкатки" и испытания новых технологий, новых тактических форм, новых видов вооружения.  Государство, теряющее этот опыт, теряет и способность отстаивать свои правомочия в мировой системе. Это истощающая экономику, разрушающая культуру и природу гонка мирового милитаризма.
Уничтожить ИГИЛ враз значит лишить себя морально очень удачной возможности получить бесценный боевой опыт - ИГИЛ единственная по-настоящему серьёзная антиглобалистская сила в мире, они "крайние", их не жаль почти никому, воспринимаются они мировой общественностью как банда  головорезов, варваров,  террористов, женоненавистников и извергов.

Осложняется это ещё и тем,что Сирия - исторически чуть ли не важнейший культурный цивилизационный узел. Интересы почти всех крупнейших сил затрагивали этот регион в разные эпохи. Тронь одну нить - на другом конце паутины зашевелятся пауки. Поддержишь Асада - усилишь Иран. 

Поддержишь курдское ополчение - с Турцией напряг будет, коммунисты и курдские националисты начнут усиливаться, а Эрдогану не нужно расколов в обществе.

Поддержишь разношёрстную умеренную оппозицию - появятся новые радикалы суннитского толка, может, ещё похуже ИГИЛ, христиане Сирии попадут при суннитах в ещё более угнетённое положение,чем при шиитах, и страна, которую диктатор Асад всё-таки тянул в социальный либерализм(Баасизм), в просвещенный капитализм, в секуляризм,в индустриализацию(ценой обнищания низов населения)- опять скатится в деревенское мракобесие . 

"Меньшее зло" выбрать в такой ситуации очень трудно. Никто не знает будущего. И при этом все мы зависим друг от друга. По всему миру есть ячейки разных групп интересов, чьи цели пересекаются с "гнездами" в Сирии.


А когда общих целей нет, то и объединять эффективно силы в борьбе с ИГИЛ сложно.

0
0
Прокомментировать
Ответить