Nathalja Raznaya
февраль 2017.
433

Старшее поколение, как и когда Вы узнали, что идеология в СССР базировалась на лжи и пропаганде?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
4
3 ответа
Поделиться

Ну это как бы не скрывалось особо, потому что с детства тебе объясняли и в школе и дома, что нужно и можно говорить там-то и там-то, а чего говорить не надо или нельзя. Потом ты приносил клятву пионера, писал заявление в комсомол, и все это время четко осознавал, что вот такие слова и фразы используются для октябрятских, пионерских и комсомольских собраний, а вот такими можно говорить в свободное время. Потом ты сам становился комсомольским чиновником в школе и уже сам учил других, что и как нужно говорить. Я вот, например, совершенно спокойно принимал правила игры, потому что четко раскладывал по полочкам, что есть школа, а что есть дом. Не могу объяснить простыми словами, но это было нормально, это не воспринималось как ложь и пропаганда, это воспринималось как правила поведения: как вот дома принято ходить в тапочках, а в школе - не принято. Точно так же дома можно было слушать с отцом  Би-Би-Си и Голос Америки, а в школе нужно было правильными словами читать политинформацию по советской газете. И все общественное мнение в конце советского режима было настроено на эту волну: думайте как хотите, но дома, а "на людях" говорите, что думаете как положено. А как положено - вам расскажут. Пламенных ленинцев-сталинцев в наше время уже не было в публичном поле, и всё делалось и говорилось без истерики и мирно. 

Когда соцстрой затрещал по швам в 1987 году, мне было 15 лет, и я уже успел побыть октябрятским и пионерским активистом, а до конца школы - еще и зам. по идеологии председателя комитета комсомола школы, президентом полит. клуба. Не могу сказать, что в этом возрасте у человека есть уж так уж собственное полноценное мировоззрение, но в моем существенное место отводилось разделению словесных формулировок по разным жизненным ситуациям :) В дальнейшей жизни это, впрочем, только помогло. Сейчас меня окружают в Москве десятки молодых людей, которых никогда не учили тому, что, кому и когда можно говорить, а что лучше оставить при себе. Они омерзительны.  В институте уже, конечно, ничего подобного не было, хотя учетную комсомольскую карточку при поступлении еще потребовали - но я не отдал, сложил в свой мини-архив, понимая, что там ее просто выкинут.

16
-4

Так вопрос в том, когда и как осознали, что домашние (личные) взгляды противоречат вслух оглашаемым в обществе. 

)

0
Ответить

с самого начала подчеркнул ведь - это не осознавалось как озарение, а в этом противоречии формировалось сознание, и это было нормально.

0
Ответить

Это ясно. А сейчас Вы не считаете, что противоречие было?

Может его и не было, например? 

0
Ответить
Ещё 4 комментария

Значит, не ясно ) я еще раз повторяю, что и тогда, и сейчас осознание противоречия было, но считалось нормой. Спокойно это было, без истерики "ах!!! Я кривлю душою!!!! Оказывается, все не так!!!" Отлично все все знали и понимали, и шока не испытывали.

0
Ответить

Да, ясно, ясно. И сейчас продолжается считаться нормой?

И почему "все всё"? Это некорректное обобщение.

В вопросе речь не о шоке, а просто об осознании.

0
Ответить

ну естественно, продолжается. это же сама суть российского менталитета, сама суть жизни в этой стране - постоянно врать, самозабвенно веря в то, что врешь, в тот момент, когда врешь. поэтому все врут и перед собой совершенно чисты при этом. это единственный критерий социализации в России. кто не ведет себя так - плохо социализирован и социумом отторгается. поэтому, конечно, речь обо всех, потому что не осознавать это не может никто и или ведет себя конформно, или намеренно идет этому обычаю наперекор.

+1
Ответить

)) Ясно, допустим, что так, и все кто врал держа в кармане фигу -- плохо социализированы.

А когда и как Вы это осознали: 

 это же сама суть российского менталитета, сама суть жизни в этой стране - постоянно врать, самозабвенно веря в то, что врешь, в тот момент, когда врешь. 

?

0
Ответить
Прокомментировать

Здравствуйте!

Наверное, нужно отметить, что мои родители были «кухонными диссидентами», но иногда это выходило за пределы этого пространства. Например, папа слушал «вражеские голоса», а я, уже после новостей – «Depeche Mode», и не мог понять, почему эту музыку нельзя было слушать. Хотя, наибольшее потрясение было связано с трагедией в Чернобыле, когда, несмотря на декларируемую «гласность» и «перестройку», о ней мы узнали из «Sveriges Radio», фактически сразу после трагедии.

Можно много вспоминать, но, наверное, самый сильный «удар» по советской пропаганде в моей голове, был нанесен бабушками. И, пусть это звучит странно, основу этого заложила книга рецептов.

Положение с продуктами в Латвии было лучше, чем в остальных районах СССР (наверное, за исключением Ленинграда и Москвы). Так вот, даже при всем этом, я никак не мог понять, зачем (ЗАЧЕМ????) запекать бананы? Где же можно было купить батат? Было много вопросов к автору кулинарных записей, и очень спокойно было сказано, что до 1940 года – «…когда пришли русские», все это было доступно. Дальше больше – после окончания гимназии, моя бабушка поехала в путешествие по Европе, и когда я рассматривал ее фото из Парижа, Берлина… возникал когнитивный диссонанс.

Бабушки (одна жила в «панской Польше», в 1939 году окончила курсы учителей в Варшаве, но в СССР ее диплом не признали, и другая – молодость провела в «буржуазно-националистической Латвии», кстати, ее диплом также не признали, и она потеряла работу практикующего фельдшера, но война внесла коррекции) стали главной прививкой против советской пропаганды. 

Понятно, что можно еще рассказать множество сюжетов, но с ранней юности, я понимал (что сохранил и до сегодняшнего дня), что необходимо думать, воспринимая любой текст.

P.S. Кстати, тема моей диссертации – нацистская пропаганда в периодической печати 

4
0
Прокомментировать
Старшее поколение, как и когда Вы узнали, что идеология в СССР базировалась на лжи и пропаганде?

Не знаю, насколько я старшее поколение, но ответить попробую, вопрос интересный.

Идеология СССР не базировалась на лжи. Она базировалась на нежизнеспособной теории, но не на лжи. 

Ложь была следствием сначала выбора политики террора, а потом, нежелания признавать ошибки, стремлением сохранять контроль над людьми.

Если не быть пионерским и комсомольским активистом, то не было никакого повода высказывать свое мнение о идеологии которое не совпало бы с публично одобряемым.

Я на год младше Евгения Кузьмишина, конечно же имел свои представления об идеологии, но повода конфликтовать с пионерской организацией не было. На политинформациях и уроках преподаватели не поднимали никаких спорных тем. С чем можно было бы поспорить? С тем, что экономика должна быть экономной? Что надо беречь хлеб и честно трудиться? С тем, что мы за мир, за дружбу?

На уроках истории не было повода обсуждать ни оправданность террора, ни то, почему столько погибло в войну, ни доклад о культе личности, ни то, почему сняли Хрущева. 

Какие вообще несоответствия затрагивали меня, тогдашнего школьника? Голоса я не слушал, слушали родители. При этом они от меня ничего не скрывали специально. Просто как-то мне хватало учебы и, конечно, чтения. Вот один из первых вопросов -- а почему Стругацкие печатаются самиздатом. Следующий вопрос -- почему Высоцкий отсутствует на ТВ. Потом вопрос -- а то, что в стихах Галича это правда? Но вокруг об этом не лгут, просто молчат.

А вот с прямой ложью и молчанием равным лжи, и таких которые меня действительно взяли за душу, как ни странно, я столкнулся уже с началом перестройки и гласности. В 1988 году. Летом этого года я, как всегда был в Армении. Центральная пресса до последнего хранила молчание, а когда это стало невозможным, то о февральской резне в Сумгаите сообщили, что погибло 26 армян и 6 азербайджанцев (убитых военными). Не верить фотографиям и свидетельствам беженцев, для меня не было возможности. А по ним вырезано было от 200 до 400 человек (причем сейчас это особо не отрицается, но объясняется заговором или КГБ, или ЦРУ с самими же армянами, с целью развалить СССР). Я же потом дважды столкнулся ещё и с русскими свидетелями, военными, которые наводили порядок. Мир тесен, один -- просто знакомый, другие -- офицеры полка, в котором я служил в 93-94 году.

Надо ли было об этом молчать? Разделять словесные формулировки, иначе потеряешь социализацию? Не знаю.

Я не помню как зашла речь об этом на уроке истории. У нас её вела директор. Она казалась нам грозным консерватором. Перед уроками у юношей проверялось наличие галстука (не пионерского, а обычного, из пионеров уже выросли). Я сделал доклад о том, что видел, что рассказывали беженцы, о том, как я представляю себе историю конфликта по доступным книгам. В этой школе с этим директором мне даже довелось немного поработать через несколько лет, оказалось, она хороший директор )

Особенно меня, как я помню, впечатлило то, что газета Правда (самая главная газета, ее главред был членом Политбюро ЦК КПСС) выходила в это время с разной первой страницей для России, Азербайджана и Армении. В этом, наверное, был некий смысл, но вот это несуществование для России рек крови, это впечатляло. Это один из наглядных фактов о развале СССР.

2
0

Спасибо за ответ. Я думала о том, как мне лучше сформулировать вопрос. Варианты были с использованием таких слов как "советская идеология" и "крах". Может ложь и не идеальное определение для того строя, но были ведь откровенные заявления типа у нас самые лучшие товары, лучшее с/х и мы вообще впереди планеты всей. Мне захотелось узнать, как граждане осознавали,  что тогдашняя система была большим пузырем.

0
Ответить

Знаете, как ни странно, именно материальное отставание воспринималось как-то как само собой разумеющееся. Я уже приводил тут даже и ссылки. Ведь на протяжении всей истории СССР у нас был лозунг "догнать и перегнать", всё время догоняли, это было известно. И при Ленине-Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе. Вот к этому, действительно, привыкали и воспринимали как естественный фон.

Когда совсем хреново было, да, ну вот, например Новочеркасск -- восстание начавшееся именно из за проблем с продуктами, с ценами на них.

И, Вы знаете, у меня жена оттуда, вот специфика -- этого расстрела никогда не забыли. До сих пор нет нет и в разговоре всплывет. Это помнят.

Не хочется просто возражать тому же Е.К. из личного опыта, но вот знаю я лично людей, которые и возражали, и с должностей уходили из за этого, и потом, всё равно добивались того, что люди голосовали, когда выборы ещё работали и вспоминают с благодарностью человека.

Не в качестве товаров, еды -- другое задевало. Массовая работа для галочки. Все сталкивались и видели -- огромные потери из за работы для галочки. Я тут тоже описывал, что человека возмущало -- оплата водителям за обработанные поля и сроки обработки. В итоге летит комбайн и летит грузовик. И остается смятое на земле, и еще и обработанное летит мимо кузова. А что, ничего, зачет идет, поле "обработано". Это колхоз миллионер. Вот эта картинка это просто наш символ.

Поездки на овощебазы, мы школьники, родители -- ученые. Мы видели что там с этими овощами происходит. Все в виде свалки, всем всё равно. А свой труд как-то ценишь, когда там ковыряешься. Не могло не бесить.

Сейчас читаю небольшую книжку коллеги родителей. Она, ученый, поступила на работу в конце 50-ых в Академию наук. Это восстановление страны, деньги огромные на ту же науку, деньги которых не хватает. И наряду с работой в одних отделах, безделье в других. Особенно красочно, хоть и ничего нового, процитирую:

________________

Моя знакомая из другого отдела совершила такой поступок – ушла в почтовый ящик. Меньше, чем через год, она попросилась обратно. Ее взяли: отдел, где она работала, всегда нуждался в лаборантах-вычислителях. На наши расспросы она ответила, что там еще хуже. Естественно, что о сути работы она рассказывать не имела права, но внешнюю сторону дела описала ярко. Все работники нижнего уровня – женщины, восемь человек в комнате. Четкое конкретное задание есть. (Так это хорошо! – говорим мы, слушатели.) Но первую половину каждого месяца, а то и больше, нет данных для работы от смежников. Делать нечего, поэтому все вяжут. Из каждого стола из закрытого ящика тянется нитка, но когда входит начальник, от двери не видно и можно быстро все убрать. (А читать что-нибудь нельзя? - интересуемся мы) Книгу, как постороннюю вещь, особенно печатную, вместе с сумкой или портфелем надо оставлять в камере хранения, проносить тайно – значит рисковать. Зато зарплата выше пулковской примерно в полтора раза, а раз в квартал еще и премия. (Отлично! - радуются слушатели.) А в конце месяца начинается аврал, месячное задание надо сдать «под роспись» начальнику до первого числа. Все сидят до ночи. И если кто-то заболевает, не просто так, а с больничным, если повезет с температурой (?!), так его работу должны доделать другие, а ты попробуй после какой-нибудь провинциальной инженерши разобраться, – добавляет она не слишком корректно. (А откуда они там берутся? - спрашиваем мы.) Как откуда? Или по распределению присылают, контора отказываться не имеет права, или замуж выходят из-за прописки за того, кто поближе к начальству. Уровень – вы даже себе не представляете! Нет, уж я лучше здесь буду все ночи подряд наблюдать. Тем более, что из-за строжайшей секретности тебе даже цель всего этого задания не известна. Пойди туда, не знаю куда... Потом она оживляется и добавляет, что по ее мнению, секретность нужна для того, чтобы не видели, какие большинство дураки. Ведь оказывается, что даже черновики там надо каждый день перед уходом сдавать. После этих невеселых рассказов, я поняла, что в ящик я не хочу. 

________________________

Понятно, что тут не объективный идеальный взгляд, но как раз про восприятие.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить