Ksenia Semenova
февраль 2017.
3104

Какова процедура получения политического убежища в США?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
8
1 ответ
Поделиться

Подавать прошение о политическом убежище можно только в течение года со дня въезда в США. В отдельных случаях можно подать такое прошение и после истечения этого срока, но при условии, если вы докажете, что: 1) ситуация в вашей стране кардинально изменилась, т.е., например, в течение всего года, когда вы находились в США, у власти были зелёные, а несколько дней назад власть захватили синие и начали активно преследовать зелёных (а вы, разумеется, зелёный), что и вселяет страх перед возвращением на родину, или 2) вы не подали вовремя на убежище, потому что были физически не в состоянии этого сделать, т.е. находились чуть ли не в коматозном состоянии. Иммиграционная служба может рассмотреть и другие экстренные случаи, объясняющие, почему вы вовремя не подали прошение на убежище. Несколько лет назад я представлял татарку России, которая вышла замуж за гражданина США. Этот гражданин полтора года кормил её обещаниями, что подаст петицию о воссоединении, но так и не подал. В объяснении Иммиграционной Службе, почему татарка вовремя не подала на убежище, я указал тот факт, что в прошении не было нужды, так как моя клиентка ожидала получить грин-карту через брак. И объяснение это было засчитано как экстренное обстоятельство.

Краеугольным камнем прошения о политическом убежище является определение беженца, что требует либо доказательства уже состоявшегося преследования, либо доказательства обоснованного страха перед будущим преследованием. Преследование должно было происходить на основании одной из установленных законом причин, а именно: расовая или национальная принадлежность, политическое мнение или принадлежность к ассоциации или группе лиц, подвергающихся преследованию, религиозные взгляды, сексуальная ориентация (гомосексуалисты и лесбиянки). Отдельными группами идут китайские жертвы государственной политики по ограничению количества детей на одну семью и женщины из некоторых стран, где до сих пор осуществляется обряд генитального обрезания. Интересные случаи возникают тогда, когда женщина уже подверглась этой процедуре – ведь, логически рассуждая, ей уже нечего бояться. В результате шума, поднятого женскими правозащитными организациями после того, как нескольким уже обрезанным сомалийкам было отказано в убежище, иммиграционные суды сменили гнев на милость и стали давать убежище не только тем, кому угрожала эта древняя процедура, но и тем, кто её уже прошёл. А древняя эта процедура потому, что её описал ещё древнегреческий географ Страбон, посетивший Египет в 25 году до нашей эры.

Страх считается обоснованным, когда у просителя есть обоснованная причина полагать, что по возвращению в свою страну он будет подвергаться преследованию. Если просителю удастся доказать, что он уже подвергался преследованию в своей стране по одной из установленных причин, то он тем самым создаёт мощную презумпцию, что такое преследование будет продолжаться по его возвращению, а, следовательно, его страх перед возвращением считается обоснованным. Создание презумпции в свою пользу означает, что теперь Иммиграционная Служба США, если не хочет предоставлять убежища, должна доказывать, что опасность преследования для просителя в его стране миновала, т.е. бремя доказательства переходит на Иммиграционную Службу.

Очень часто на политическое убежище подают иностранцы, попавшиеся на крючок ловких «паралегалов», которые убеждают своих доверчивых соотечественников, что прошение об убежище – кратчайший путь к легализации. Чтобы подать на убежище, надо заполнить форму I-589, приложить к ней более подробные собственные показания, а также показания свидетелей и любые другие материалы в поддержку своего прошения. На момент публикации данного материала просителя вызывают на интервью примерно через два года. Через 5 месяцев после подачи прошения на убежище можно подать заявление о получении права на работу. «Паралегал » может пойти со своим клиентом на интервью в качестве переводчика, но ни в коем случае не в качестве юридического представителя.

На интервью ходатайствующего подробно расспрашивают о том, чего и как он натерпелся в своей стране. Ответы сверяются с его письменным заявлением и с общедоступной информацией о стране, откуда ходатайствующий прибыл. Также Иммиграционной Службой используется информация, содержащаяся в ежегодных бюллетенях Госдепартамента США по правам человека. Такие бюллетени издаются практически по всем странам мира. Бюллетени эти объемистые и разбиты на множество глав – от преследования инакомыслящих до условия содержания заключённых в тюрьмах, от подавления сексуальных меньшинств до преследования за религиозные убеждения. Наиболее известные эпизоды преследования, безусловно, будут описаны в бюллетене по данной стране. Убийства лидеров оппозиции, уголовное преследование на политической или религиозной почве, конфискация имущества известных диссидентов – всё это отображено в Бюллетенях, что означает, что Иммиграционная Служба достаточно оснащена, чтобы проверить прошение на убежище «на вшивость», т.е. соответствует ли информация, изложенная в прошении, фактам, практике и тенденциям в каждой конкретной стране.

Бюллетени по правам человека не являются, однако, истиной в последней инстанции, и хороший адвокат часто может опровергнуть содержащиеся в них выводы, которые подчас наивны и отражают незнание и непонимание авторами Бюллетеней настоящей ситуации в стране. Например, американские иммиграционные чиновники наивно полагают, что еврей, подвергающийся антисемитским выходкам со стороны соседей, должен прежде всего заявить об этом в полицию. В самом деле, чего просить убежище в далёкой стране, если сержант милиции может навести порядок в течение нескольких часов? А если сержант бездействует, то, согласно логике иммиграционных бюрократов, надо пожаловаться на него его начальнику. Но вот сержант милиции бездействует, лейтенант бездействует, капитан тоже ничего не предпринимает, а полковник просто выразил сочувствие преследователям, а не жертве. Нужно помнить, что преследование должно исходить от властей, от государственных структур, а не от соседей или от шайки хулиганов, однако, если власти не могут или не хотят защитить человека от хулиганов, то возникает презумпция, что и власти участвуют в преследовании. Но как часто человек доходит до высших инстанций в силовых структурах, пытаясь добиться защиты от хулиганов, особенно, если он знает, что многие в силовых структурах симпатизируют хулиганам и абсолютно ничего не предпримут для того, чтобы их унять? Бездействие жертвы, однако, может быть интерпретировано Иммиграционной Службой как нежелание просителя исчерпать все возможности защиты в своей стране, что приведёт к отказу в прошении об убежище. Задача адвоката растолковать Иммиграционной Службе, что в такой-то стране обращение к властям за защитой часто влечёт за собой ещё большие преследования. Это в Америке можно пожаловаться на кого угодно – от полицейского и прокурора до сенатора и даже Президента, а во многих странах народ знает, что лучше на власть не жаловаться.

Человек, подавший на убежище, в настоящее время ждет около двух лет до вызова на интервью. В случае отказа дело переходит в суд, и слушание будет назначено в лучшем случае еще через год-два, а иногда и больше. Это означает, что нужно быть готовым к длительной разлуке с семьей, особенно, если у членов вашей семьи (супруг и несовершеннолетних детей) нет туристических виз. Если они у них есть и они прибудут в США, их можно будет подключить к делу на любом этапе.

Здесь же на TheQuestion я отвечаю на дополнительные вопросы:

Как надо вести себя на интервью при рассмотрении прошения о политическом убежище?

Как одеваться для интервью при рассмотрении прошения о политическом убежище?

Как вести себя беженцу до получения грин-карты?

Можно ли подавать на политическое убежище в США, не прибегая к услугам адвоката? 

Все ли могут подавать на политическое убежище в США?

Как американский иммиграционный совет определяет, преследуют ли меня на родине или нет?

12
0
Прокомментировать
Ответить