Алексей Монастырёв
февраль 2017.
6898

Возможна ли демократия в России, если да, почему она не сложилась в 90-е?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
6 ответов
Поделиться

В 1990-е гг. Россия предприняла 3-ю в ХХ в. попытку устроить свою власть на демократических началах. Все три попытки – неудачные. Все три – целенаправленно уничтожены авторитарными политическими силами. Для того, чтобы следующая попытка стала удачной, необходимо видеть, что и как произошло. При этом важно не поддаваться на мифологемы, распространяемые этими же авторитарными силами, о якобы неготовности российского общества к демократии или даже вообще неприемлемости демократии для российского национального характера, о необходимости «подождать» и т.д. Эти мифологемы сейчас, как и прежде при царе и коммунистах, специально взращиваются и культивируются, что видно на примере современных масштабных и систематических усилий «зачистить» демократическую оппозицию, криминализировать её, физически уничтожить её лидеров под издевательский нарратив о слабости этой самой оппозиции и её неспособности улучшить жизнь общества.

Так что же произошло?

1) В результате первой русской революции 1905-07 гг. Россия вроде бы получила конституцию, представительный орган – Думу, гражданские права и свободы, политические партии. Однако на деле царь сохранил в своих руках организационные и финансовые рычаги влияния, чем он и воспользовался для нарушения работы Думы, деятельности оппозиционных партий, земства, экономической жизни. Авторитаризм сохранился фактически. Царь сознательно задушил попытку построения демократической системы, которая могла вполне стать успешной.

2) Февральская революция упразднила самодержавие, но страна столкнулась с тяжёлым последствием царской политики: общество и его политическая структура были атомизированы. Не оказалось ни одной политической силы, достаточно устойчивой для того, чтобы взять на себя ответственность за судьбы страны. Возникло политическое многоголосие. Выход был в коалиции и выборах, к чему дело и шло. Однако авантюрная политическая сила – «большевики» - с помощью насилия и популистских лозунгов навязала стране свою диктатуру.

3) Демократическая попытка начала 1990-х гг. развивалась по схеме 1905-07 гг.: первоначальные демократические преобразования были остановлены, а впоследствии и демонтированы. Создание рыночной экономики под давлением «государственников»/«патриотов» было свёрнуто в течение года, едва начавшись, а принятая в 1993 г. Конституция исключила разделение властей, наделив президента ничем не ограниченными полномочиями. В результате не осталось ни рыночной экономики, ни демократического устройства власти.

Ошибки демократов в 1990-е гг.:

1) Ставка на Ельцина как своего лидера. Он не был демократом и не был готов к демократическим преобразованиям. Ельцин сохранил старую бюрократию и поставил главной целью своей деятельности сохранение личной власти, что в итоге вылилось в операцию «наследник» как альтернативу свободным выборам. Все действия Ельцина дискредитировали демократов.

2) Недооценка значения демократически функционирующей политической системы для перспектив построения свободного рынка; уверенность, что рынок «вытянет» за собой соответствующую рынку политическую архитектуру. Не вытянул. Политическое пространство быстро заросло чертополохом "старых песен о главном" - о роли государства в экономике и политике, госрегулировании, о «вставании с колен», что в итоге и погубило инфраструктуру рынка. 

3) Размывание демократических идей и принципов в пользу консолидации с бюрократией и «государственниками». Уже к 1993 г. демократов во власти фактически не было.

4) Попустительство фигурам сомнительным и никчёмным, чьи действия стали ассоциироваться с демократами и демократией.

Тем не менее, свои ошибки демократы совершили в основном уже после 1993 г. - после того, как "государственники" подорвали возможность демократического устройства.

Демократия в России вполне возможна, необходима и, скорее всего, неизбежна. Возможна потому, что Россия принадлежит к европейской цивилизационной модели развития, в рамках которой демократия появилась и процветает и в рамках которой других форм власти уже больше нет за исключением российско-белорусского варианта. Необходима – потому что демократически устроенная власть является главным условием для создания механизма нормального экономического развития страны - свободного рынка. Он невозможен без демократии, а без него не будет устойчивого экономического развития, роста национального богатства и благосостояния граждан.

Что понимать под демократией? Демократия в наше время - это сменяемость власти в результате честных выборов, разделение властей при их реальной самостоятельности и независимости друг от друга, гражданские права и свободы, защита гражданина и общества от власти, общественный контроль через независимые, негосударственные СМИ, свободный рынок.

Исторический опыт России на протяжении столетий доказал, что страна не смогла добиться экономического процветания и благополучия в силу недемократичности российской власти, сопротивления переменам, подавления общества и упрямого отказа уступить ему. Россия пережила за свою историю 3 системных кризиса – Смуту, развал самодержавия в 1917 г. и развал коммунизма в 1991 г. Все – следствие авторитаризма. Все - результат самого широкого протеста против невыносимых условий жизни, созданных властью. Но после каждого такого кризиса страна возвращалась к дискредитировавшей себя форме власти для того, чтобы вновь пойти к очередному кризису.

При сохранении авторитаризма Россия и в будущем ничего положительного не добьётся. Проблема, однако, заключается в том, что в современных условиях, в отличие от прежних исторических периодов, топтание экономики на месте или даже её рост, но недостаточный, означает отставание страны, её прозябание на периферии мирового развития. Но и это не всё: накопленные российским обществом социально-экономические проблемы – ухудшающаяся демография, растущая депопуляция, падающее качество «человеческого капитала» вследствие недостаточного инвестирования в здравоохранение и образование – сами по себе уже тормозят развитие общества, лишают его жизненных сил. На этом пути ярких перспектив нет и не будет.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
28
-7

👏🏻

0
Ответить

А правда, что демократия возможна только при системе свободной конкуренции, основанной на свободном владении частной собственности, т.е. при капитализме?

0
Ответить

Зависимость, скорее,  обратная - свободный рынок (частная собственность и свобода предпринимательства) возможен только в рамках демократической системы.  Об этом свидетельствует опыт становления рынка в Англии, во Франции и России. Рыночная структура формировалась (в Англии аж с XII в.) на фоне доминировавшего натурального хозяйства и, пройдя через этап полного смешения двух моделей, начала сама доминировать, но тормозилась старой формой власти.  Понадобились революции для того, чтобы новая форма власти выбрала новую модель экономики - гражданские свободы, право выбора обусловили и свободу предпринимательства. В России, правда, рынок не появился из-за большевистского переворота, но это другая история.

Этот тезис подтверждается и российским опытом конца 1980х: переход к новой экономике стал возможен только после того, как была упразднена политическая и идеологическая монополия компартии, можно было хотя бы начать произносить вслух словосочетание "частная собственность" и обсуждать в публичном пространстве варианты реформ за пределами коммунистической системы.

Иные пытаются доказать, что не всегда рынок идёт рука об руку с демократией. Мотивы понятны: найти вариант сохранения власти за царём-батюшкой, сохранееня в целом концепции "сильной руки", исключающей гражданские права и свободу (в широком смысле) и приличного экономического развития. В этих случаях указывают на Сингапур и Чили периода Пиночета, не понимая при этом, что говорят о случайностях. 

Сравнение Сингапура с Гонконгом как раз показывает, что методы Ли Куан Ю были излишни, что своих показателей Сингапур вполне мог добиться и без диктаторских замашек Ли.

То же относится и к Пиночету - для преодоления социализма и развития рынка вовсе не требуется диктатура. Она ничего не даёт для экономики, и в любом случае чилийцы ушли от методов Пиночета. а его самого в конце концов судили за массовые убийства.

+2
Ответить

ну какая частная собственность...на что(только на результаты своего труда)...но олигарх задавит ,не может быть демократия у богатых и бедных...слово или выражение демократии из уст богатого...это плевок и удар по людям стоящих  ниже или даже на одной  социальной лестнице...со времен Греции мы видим и ощущаем на  цивилизации это демократическое управление...от США(отношение Фемиды к неграм , индейцам,,,к взаимоотношением золота и валют различных государств) ... в России такая же ситуация---видимо необходима новая модель развития , где честно будет сказано ...будут обеспеченные(богатые) и не обеспеченные(та часть общества которая может мечтать....но иметь богатства не будет ни когда...

0
Ответить
Ещё 6 комментариев

Да, я помню вы уже неоднократно об этом писали, правда у Хайека я прочел совершенно другую точку зрения и у меня случилось что-то вроде диссонанса. А может он не то имел в виду, надобно перечитать

0
Ответить

Ну напиши.

0
Ответить

"Дорога к рабству", гл. 4, стр. 88

-1
Ответить

У меня на англ. Вечером вернусь, попробую найти

0
Ответить

Нашёл русский текст и эту фразу. 

Но я не вижу в этой фразе противоречия тому, что сказал я. Она не о том, чтó первично, демократия или рынок, она – о симбиозе обоих.В максимально сокращённом варианте эта фраза звучит так: Только при рынке возможна демократия. Хайек формулирует эту мысль в определённом контексте, который заключён у него в предшествующем предложении: «Теперь часто слышишь, что демократия не терпит «капитализма».

Он комментирует мнение, согласно которому капитализм противоречит демократии и наоборот. Хайек уточняет, чтó он подразумевает под капитализмом – свободную конкуренцию и частную собственность, т.е. рынок. В этом смысле, утверждает он, только при капитализме возможна демократия, она возможна только в тех условиях, когда в экономике функционирует свободный (более или менее) рынок. Если нет рынка, то нет и демократии. Демократия не может опереться на другую, антиподную рынку экономическую модель – планирование (коллективизм), чему он и посвящает свою книгу. Он показывает и доказывает, что планирование – это не просто более или менее разумная альтернатива рынку. Выбор прост – либо одно, либо другое, поскольку планирование уничтожает свободу.

Поэтому и свою фразу насчёт симбиоза рынка и демократии Хайек заканчивает следующим образом: «Как только в обществе возобладают коллективистские настроения, демократии с неизбежностью придет конец».

Я же говорю о другом – о том, чтó первично: рынок ли открывает дорогу демократии или наоборот.

Моё прочтение исторических событий – в Англии, во Франции и особенно в России – убеждает меня в том, что рынок утверждается там и тогда, где и когда утверждается демократическая форма правления.

Европейская история показывает, что рынок хорошо и успешно прорастает в модели натурального хозяйства, конкретно – в феодальной системе. Феодализм терпит формирование частной собственности, накопление капитала, свободу предпринимательства. Конкуренции ещё особо нет, но многие люди вправе заниматься своим делом. Нарастающий рынок не противоречит идеологически феодализму, но на каком-то этапе, набрав силу, динамику, требует расширения политических границ, уничтожения единовластия. В результате революций к власти приходят политические силы, которые действуя в интересах общего блага, создают демократическую конструкцию власти, которая выбирает рынок в качестве своей опоры.

Мне кажется, что этот путь особенно отчётливо прослеживается на примере России на 2х отрезках её истории: 1) в конце XIX – начале ХХ в., когда самодержавие тормозит утверждение рынка и в обществе накапливается протестный потенциал в пользу перемен – первая революция, в 1905-07, приводит к учреждению конституционной монархии, которую царь, однако, сам же и демонтирует, вызывая вторую революцию, в феврале 1917. Самая большая проблема в то время – власть, но не экономика с точки зрения её организация – уже есть частная собственность, есть свобода предпринимательства, но тяжело с конкуренцией. Тяжело из-за власти, что и решает вторая революция, уничтожая самодержавие; 2) к концу 1980х утвердившаяся в России коммунистическая (коллективистская) модель во власти и экономике (планирование) в результате своего системного кризиса разваливается. Проблема Горбачёва в том, что он почти до конца пытался спасти именно коммунистическую модель в то время, как выход был вне её пределов – в признании частной собственности и допущении свободы предпринимательства. Вроде бы Горбачёв мыслил о переходе к социал-демократической модели, не понимая при этом, что соц.-дем. вся покоится на рынке.

В существовавших тогда конкретных политических условиях – доминировании во власти коммунистов, наличии только одной политической партии (клонированная в госаппарате ЛДПР с 1989 всё-таки не в счёт) и одной идеологии.

В отличие от натурального хозяйства рынок не мог прорасти в коммунистической системе – они антагонисты. Частная собственность не только исключена, но даже обсуждение возможности её формирования является уголовным преступлением. В отличие от Восточной Европы не осталось поколений, которые бы жили при частной собственности. Ни у кого нет понимания того, как рынок функционирует.

Но смена власти была первичной. Без смены власти, удаления от неё коммунистов никакого перехода к рынку не было бы.

+1
Ответить

ИЛЬЯ ФИО

Эта «новая» модель развития называется рыночной, и она всегда честно говорила и говорит, что всегда будут люди более обеспеченные и менее обеспеченные - не потому что она, эта модель, так хочет или что это необходимо для ее существования, а потому что люди различны между собой. Но рыночная модель говорит также 2?другие вещи: 1) благополучие малообеспеченных людей будет расти вместе с ростом экономики; 2) частная собственность поможет каждому заработать и изменить своё материальное положение.

Одна только приватизация квартир сделала россиян обеспеченными и даже состоятельными людьми.

-1
Ответить
Прокомментировать

Демократия — это не сказочный зверь, которого можно поймать строго после выполнения трех условий,  и не инфекционная болезнь, предотвращаемая прививкой в 99,999% случаев. Теоретически, она возможна где-угодно.

В 90-х демократии не случилось, потому что было слишком много тех, кто ее не хотел. Начиная от зарождающегося олигархата и заканчивая пенсионерами с красными тряпками, которые требовали вернуть все в зад.

Постсоветское общество до сих пор не созрело до настоящей демократии, так что, не стоит удивляться поддержке красно-коричневых и популистов в 90-е.

Артем Манульченкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
6
-4

Как всегда ляпнули не подумав.
Дай бог вам хотя бы половину мозга.

+1
Ответить
Прокомментировать

Демократия — это "власть народа", или, если быть реалистами — возможность обычных людей влиять на политику в стране. Это означает, что речь идёт не о системе власти, которую можно установить сверху, а скорее об общей культуре общества, которая должна вырасти изнутри. Люди должны верить в то, что они могут что-то изменить, и добиваться желаемого. Это возможно на фоне значительного уровня гуманистических идей в обществе, которые делают невозможными публичные репрессии со стороны власти. В такой ситуации властям приходится учитывать общественные интересы.

Царская Россия имела все предпосылки к тому, чтобы вырастить демократию. В начале 20-го века общество бурлило и кипело, слово журналистов значило много, то и дело происходили выступления, собрания, демонстрации. Увы, бОльшая часть населения страны была ещё не готова для свободы (большинство попросту не умело читать). Свободы Февраля привели к хаосу и развалу страны, а пришедшие к власти большевики с помощью террора быстро свернули демократические поползновения.

После 70-ти лет советской власти люди в России привыкли во всём зависеть от государство. Оно одно давало работу, жильё, еду. Оно же одно было виновато во всех проблемах. Несмотря на перестроечный подъем самосознания, в массе отношение к своей жизни не изменилось: люди ждали, что государство возьмёт в свои руки решение всех проблем, что оно и сделало. Хаос 90-х должен был закончиться; всё пришло к своему естественному состоянию.

Тем не менее, ясно, что культурный уровень жителей России неуклонно повышается. Новые реалии учат людей решать и отвечать за себя. Это значит, что демократия в России неизбежно наступит.

2
-2

Уважаемый Андрей,спасибо за ответ и позвольте не во всём согласиться с Вами,а именно вот в чём,Вы пишете:" При этом важно не поддаваться на мифологемы, распространяемые этими же авторитарными силами, о якобы неготовности российского общества к демократии".Андрей,поверьте,я не принадлежу к тем силам,но уверен,что общество наше к демократии не готово.Большая часть его,ни о какой демократии и слыхом не слыхивала.А в меньшей,каждый считает себя умнее всех на свете и другого и слушать не хочет.Посмотрите на способность оппозиции к договороспособности.Достоевскиий,в "Братьях Карамазовых"писал,что дай российскому школьнику,не знакомому с астрономией,карту звёздного неба и он на следующий день вернёт её со своими исправлениями.

+1
Ответить
Прокомментировать

Демократия западного типа в чистом виде возможна только на Западе, либо в незападных странах, на которые Запад оказал критически важное влияние: Япония, Южная Корея, etc. В принципе, со многими но, такая демократия возможна в Латинской Америке, где местами успешно развивается. В более слабом виде такая демократия может развиваться в некоторых бывших европейских колониях (Индия, Индонезия) или странах испытавших европейское влияние (Таиланд).

Европейская демократия это не только английская magna carta, которая касалась исключительно пряв дворянства, но и, например, магдебургское городское право или королевские суды во Франции, в которые мог теоретически обратиться крестьянин (!) и выиграть суд у своего помещика. То есть основы того, что мы называем западной демократией складывались веками, а то и тысячелетиями в достаточно уникальной культурно-исторической среде, которая практически нигде в мире больше воспроизведена не была. 

Собственно в нынешнем виде западная демократия и вообще "вот это вот всё" в Европе сформировались в Новое время и изменения эти (то что он называл. "отдифференцией социальных систем") великий немецкий социолог Никлас Луман называл "невозможными" - настольно они были уникальными по сравнению с другими реионами мира.

Россия страна незападная, с вестернизированной элитой, которая на протяжении истории неоднократно пыталась модернизировать подведомственную территорию по внешним западным образцам, не меняя в принципе основ социально-политического устройства. Первой такой попыткой можно назвать Ливонскую войну Ивана Грозного, который пытался переориентировать торговую политику с южного на северо-западное направление, но потерпел неудачу, отчасти потому, что так и не смог сломать до конца сопротивление боярства и консолидировать силы государства (хотя и активно пытался, например с помощью опричнины). Петр I действовал в том же направлении, но уже более успешно, как самодержавный государь, активно модернизируя государственную экономику и "строя" боярство по своему разумению, но никак не меняя основ хозяственной и социальной жизни основной массы населения.

Позже прявящий класс, продолжил верхушечную модернизацию, твердо усвоив в определенный момент западную картину промышленного модерна. кторая проникла в его сознание в качестве жесткой, безусловной матрицы, образца мировосприятия. То есть в определенный момент времени была выбрана, или даже, можно сказать, вырвана из контекста некая картинка, которая потом стала образцом для подражания. Но проблема в том, что Запад постоянно меняется и сейчас он и внешне и внутренне совершенно не похож на Запад времен промышленной революции. Но это как раз особенность Запада - постоянно меняться, это как раз то, что отличает его от незападных статичных обществ. А Россия - как раз такое статичное незападное общество, которое периодически на Западе берет примеры для подражания (благо Запад близко). Представьте себе, что вы купили в середине 90-х лицензию на Windows 95 и с тех пор используете только его и, более того, все остальные программы вы соотносите только с ним. Вот это вот и есть то, как Россия усвоила классический европейский модерн 19 века. Но усвоила очень хорошо, в первую очередь на уровне гуманитарного сознания и культуры, которая настолько скурпулезно и качественно копировалась, что даже стала походить на оригинал (Bolshoi ballet). 

В потом в России случилась революция, прявящая верхушка была сметена новой властью, которая, в то же время имена к ней некоторое отношение - идеологами революции были интеллигенты и разночинцы, которые как раз вот этот проект европейского модерна усвоили очень хорошо. Но тут получилась забавная штука: находясь в изоляции от остального мира, в первую очередь культурной и гуманитарно-научной, большевики-интеллигенты хранили как зеницу ока тут самую "великую русскую культуру", то есть тот образ модерна времен европейской промышленной революции, который (конечно в переработанном с учетом православного сознания виде) запечатлелся в их памяти навсегда. 

Этот образ модерна 19 века в самом реакционном его виде - в виде империализма и грубого капитализма со строительством канонерок, пушек и железных дорог про которые писали стихи Пушкин и Фет :) - продолжает оставаться базовым для русского культурного сознания. При этом он смешан с вульгарно усвоенным социалистическим коллективизмом и с социалистической же апатией и изолированностью друг от друга простых "винтиков", от которых "ничего не зависит" и за которыми "всегда могут придти", поэтому лучше сидеть тихо, чтобы "кабы чего не вышло". 

С такими базовыми установками массового сознания ни о какой демократии говорить нельзя - даже если случайно к власти придут Навальный с Шендеровичем ничего особенно не изменится. Как говоил Жванецкий: "...а нянька будет жить вечно!"

4
-4
Прокомментировать

Западная демократия в России вполне возможно. Больше того, она тут непременно будет, как бы наши славные чиновники и политики не стремились утянуть страну в каменный век. Самое главное, что для построения такого общества от государства почти ничего не требуется. Ему достаточно просто не мешать людям развиваться. Демократия западного типа начинается там, где люди в массовом порядке отлично делают свою работу. В России таких людей становится больше. И эти процессы невозможно остановить. И Путину они не по зубам. А когда вокруг тебя масса народу реально заинтересованного в результатах своего труда, то и взгляды этой массы на политику резко меняется. Люди начинают живо интересоваться ею и осознавать, что она вот-вот ударит по их интересам. 

А насчет 90-х. Ну, представьте, что вы вышли из длительной спячки. Что вы можете в таком состоянии? По большому счету ничего. Вам нужно сначала осмотреться. Нельзя же, будучи всю жизнь черным, стать за секунду белым. Нужно сначала побыть серым, бежевым и даже коричневым.

Alexey Durnovoотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
4
-4
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью