Как возникла традиция обожествления римских императоров?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
2 ответа
Поделиться

Мне кажется, довольно спонтанно она возникла. Дело в том, что в ходе гражданских войн и усобиц эпохи кризиса республики был создан культ Юлия Цезаря. Сам Цезарь был властолюбив, но откровенно не знал, как оформить свою власть. Решением стала пожизненная диктатура, тем более что пример бессрочной диктатуры уже подал Сулла. После убийства Цезарь 15 марта 44 года до н.э. начались волнения; народ, против ожидания заговорщиков, вовсе не был вдохновлен идеей восстановления прежних порядков. В конечном итоге было принято решение заговорщиков уважить назначением провинций, а Цезарю воздать божественные почести (Plut., Caes., 67, 4). Так он стал divus Iulius, и за это ухватился его наследник и преемник, Гай Октавий, он же Гаю Юлий Цезарь Октавиан, он же Император Цезарь Август. Так как он был усыновлен по завещанию Цезаря, то принял его имя. В 27 году до н.э. ему было присвоено почетное наименование Август, после чего он стал себя титуловать Imperator Caesar Augustus divi [Iulii] filius – Император Цезарь Август, сын божества (божественного Юлия). Сам Август демонстративно отказывался от божественных почестей, хотя надо понимать психологию того времени – Август принес эпоху мира (pax) после разрушительных междусобиц, потому его действительно искренне чтили. Здесь хорошим доказательством может являться поэзия, где божественность императора восторженно подчеркивается. Стоит также иметь в виду сильное восточное влияние, где практика обожествления правителя была весьма распространена. В итоге Август решился на послабление - не разрешив храмов в свою честь, он дал позволение сооружать их с двойным посвящением, а именно себе и богине Роме (Suet., 52, 1). Собственно сам культ Августа сформировался окончательно лишь при Тиберии, для которого это обожествление было одним из средств легитимизации. Отныне очень удобно было обосновывать свою власть в том числе и тем, что император вроде как имел прямое отношение к преемнику, а тот, в свою очередь, был божеством. Один из наиболее ярких примеров – Септимий Север, который обожествил Коммода, себя провозгласил его братом и присоединил себя к династии Антонинов. Надпись 198 года  (AE 1957, 21 = AE 1969/70, 528 = AE 1982, 811) называет его братом Коммода, сыном Марка Аврелия, внуком Антонина Пия, правнуком Адриана, (пра)правнуком Траяна, (прапра)правнуком Нервы, при этом все эти персонажи были обожествлены, и сам Север потом также был обожествлен. Таким образом, первая причина – легитимизация власти. Вторая – религиозный синкретизм. Традиционное язычество не отвечало государственным запросам Римской империи, потому как боги были разные у разных народов, а их в империи жило великое множество, и многие получали гражданство, принося в жизнь римского общества вместе с аспектами своей культуры и своих богов. Культ императора был един и существовал по одному стандарту, так что он объединял. Кроме того, император (не только лично - скажем, на ипподроме или в цирке, где он присутствовал и общался с народом, но и на монетах, статуях и проч.) был зримым воплощением римской государственности. Наконец, последняя, третья, причина состоит в тщеславии. Одиозные императоры вроде Калигулы и Домициана пытались обосновать свою божественность, однако впервые официально это сделал Аврелиан, который титуловал себя господином и богом. При Диоклетиане эта тенденция достигла высшей точки, тем более что здесь личные амбиции совмещались с попыткой легитимизации: и Диоклетиан, и его коллеги были выходцами из самых низов. Кроме того, Диоклетиан создал систему, согласно идеологии которой кроме этой самой божественности в императоре ничего не осталось, даже личности: по новым правилам императоры (четыре соправителя) должны были меняться каждые 20 лет (младшие соправители становились старшими, брали себе новых коллег, а старшие уходили на заслуженный отдых), что лишило личность императора уникальности. Система эта, правда, разрушилась с уходом Диоклетиана. В Миланском эдикте Константина и Лициния от 313 года культ императора приобрел новый формат - христианский, когда императора почитали не как бога, но молились за него Богу, как за хранителя государственного порядка. Однако языческий формат также продолжает сохраняться, большей частью по инерции. Так, императоры еще долго будут обожествляться и после Константина: даже ревностного христианина Феодосия одна надпись из Рима назовет divus (CIL, VI, 1783).

Иван Миролюбовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
11
0
Прокомментировать

Культ императора возник при Октавиане Августе в первом веке до нашей эры. Подробная информация об этом со всеми необходимыми ссылками есть в Википедии, - вот здесь. Добавлю только кое-что, чего нет в Сети, это из материалов лекций профессора богословия Кена Цукровски и относится уже к первому веку нашей эры:

Император Домициан хотел, чтобы его называли господом. Светоний пишет: «Домициан был в восторге, слушая как люди в амфитеатре восклицают: благополучия и удачи господину и госпоже нашим!» Он с высокомерием начинал свои письма со слов: «Наш господь и бог просит, чтобы было совершено...» Отсюда возник обычай обращаться к Домициану таким образом и никак иначе. Когда люди в Малой Азии слышали, как об Иисусе говорили как о Господе и Боге, это являло резкий контраст со словами императора о себе. 

Dmitriy Gusarovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
3
-1

А как же обожествление Юлия?

0
Ответить

@Иван Сизов, Действительно, первым обожествленным решением сената лицом в римской истории был Цезарь, который и был фактическим императором (единоличным правителем). Но обожествление произошло через год после убийства Цезаря, как, впрочем, и обожествление Августа, Клавдия, Веспасиана, Тита, Нервы, Траяна, Адриана, Антонина Пия и т.д.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью