Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться

Дело в том, что у Сорокина есть несколько методов разрушения инерции восприятия: он погружает сначала в привычный уютный мир, который не вызывает изумления, после чего в этот мир врывается либо сцена немотивированного чудовищного насилия, либо вот такая заумь, когда сам язык приобретает странные шокирующие формы, и мы не понимаем, с чем имеем дело, это заставляет посмотреть другими глазами.

Как в его рассказе «Геологи», где геологи решают, спасать им товарища в беде или образцы материалов, которые они столько месяцев собирали. И они никак не могут решить, что для них важнее: труд жизни или товарищ. И тут один из них предлагает «помучмарить фонку»,  и вдруг действительно, если ты решаешь «помучмарить фонку» это становится абсурдным выходом из ситуации. Если ты начинаешь «мучмарить фонку», можно и товарища бросить, и образцы не спасать. Это тот абсурд, который помогает выйти из абсурдной ситуации. а вот что такое мучмарить финку — лучше не спрашивать.

23
0

К сожалению, ничего не читал Сорокина. Что можете посоветовать для начала?

0
Ответить

Лев, вот тут Павловец отвечает на ваш вопрос: «С какого романа начинать читать Владимира Сорокина?»

0
Ответить
Прокомментировать

Все сорокинские выражения — это такие перформотивы, в которых не надо искать прямое значение: «рипс лаовай» или «мысть, мысть», он конструирует фразы из существующих звуков и слогов, и эти выражения всегда несут смысл только жеста.

3
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью