Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
4 ответа
Поделиться

Такс-такс, готовьтесь к лонгриду. 

Это был период моих 15-17 лет. Как раз старшие классы. Чтобы понять с чем же я боролась, скажу - вся семья ( в составе мамы, папы и бабушки) у меня преподаватели. Это люди, что привыкли всё держать под контролем, смотрели на меня через призму успеваимости в лицее и оценки окружающих. Они контролировали мои увлечения, моё время прихода-ухода домой и тд. Причин для такого террора не было - я сама по себе человек уравновешенный и ответственный. 

В 15 лет у меня появился первый молодой человек, новая большая компания - я поняла что могу быть интересной широкому кругу людей. Мы не занимались дебошем или же различными подростковыми буйствами, но тем не менее засиживались допозна. Мне не хотелось уходить домой в 10 вечера, когда все веселились. Тут и появилась почва для конфликта - доказать что ты сама можешь принимать решение когда придти домой. Это не были посиделки в будние дни - только выходные. 

Постепенно я "выгрызла" себе время до 2-3 часов ночи, но перед этим были скандалы, пощёчины, убегание ночью на дискотеки, крики бабушки "ты меня в могилу загонишь", упреки мамы "а что скажут знакомые".  Меня это жутко бесило - какая к черту разница что скажут другие люди. Я отлично уилась, не курила, не выпивала. 

Башню сорвало после сравнения с моей лучшей подругой и фразы "Вот N во всём лучше, а ты нас позоришь. Она выиграла олимпиаду, а ты только гульки свои знаешь".  Да и какой человек бы выдержал такую оценку себя как бестолочи от самых близких тебе людей? 

ЗАМЕТКА: в то время я писала научную работу в Украинскую Академию Наук по философии. 

Здравые аргументы в пользу моего успешного тайм-менеджмента закончились. Я просто стала поступать так - как сама считала нужным. Все ссоры в семье запивала алкоголем. Когда мама заметила что я стала приходить с перегаром - начались эпичнейшие истерики, вплоть до выбитой двери в мою комнату. Доверие друг до друга совершенно пропало. Я стала покупать\доставать антидеприссанты и успокоительные. Сразу после школы закидывалась ими и шла домой, чтобы пережить вечер головомойки.
На выходных - порция воплей о том, что "ты опять где-то шляешься, наверное, скоро залетишь" и тд.  

Это длилось около 1,5 лет. В это время испортились отношения, которые до сих пор довольно своеобразные (ну с моей стороны точно). 
Школу я закончила с лучшим баллом на потоке и расшатанной нервной системой. Чтобы свалить подальше от такой атмосферы - уехала учиться в Киев. 

Были трения и на этапе, когда я сообщила, что намерена уехать на другой конец страны. Семья не верила, что я достаточно самостоятельна и, видимо, умна. Но я таки уехала. На этом и окончился этап бунта - бунтовать было не с кем, а я получила долгожданную свбоду принятия решений.

До сих пор мелькают показатели отношения ко мне как к той 16-летней девочке. Мол "родители знают как будет лучше" или "сделай так ради нас".  Вот только рычагов влияния на меня уже нет. Хотя мама вроде как научилась воспринимать меня всерьез (пора бы в мои 22). 

Хочу напоследок сказать, что если бы я вынуждена была пройти через всё это снова - то ничего бы не поменяла. Я бы точно так же ссорилась с семьей, отстаивая своё мнение. Этот период дал мне уверенность в том, что я могу выбороть что-то важное для меня. Да, головы слетали с плеч, но такой стала цена моего личностного формирования. 

9

Вы молодец. Приятно читать

0
Ответить

>>Я бы точно так же ссорилась с семьей, отстаивая своё мнение.

Это звучит так, будто вы такого мнения о своей семье, будто в ней плевали на любые аргументы.

0
Ответить
Прокомментировать

Бунт, алкоголь, русский рок! Бунт против бабушки с дедушкой, которые меня воспитывали, и всего, что они олицетворяли - нормальность, конформизм, приспособленчество, бытовая ложь. Алкоголь - весь, который я мог добыть. Больше, чем в школе, и год между ней и армией, я никогда не пил, и уже не буду. Два литра пива - это был самый минимум, если я вообще ничего не делал, и никого не видел. Пару-тройку раз в неделю я стабильно упивался в неприличное состояние. Алкоголь был связующим звеном, нашей кровью и хлебом. Русский рок - как сердце, что качает кровь-алкоголь по венам - также постоянно. Я ходил в школу в наушниках, спал в наушниках, на всех наших кухнях всегда играло Наше Радио, в переходах и электричках, на флэтах и во взломанных нами подъездах мы играли и пели всё те же песни.

В целом всё это было довольно весело.

Андрей Говорунотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
Прокомментировать

Все началось с общения со своеобразной маргинальной компанией в 14. Вечное противостояние с родителями, потому что ты "уже взрослая и можешь делать, что хочешь, а мама этого не понимает". Алкоголь до посинения, еженедельные рок-концерты, безумные выходки и проблемы с учебой, как следствие. Немного повзрослев и решив, что я выше этого, подалась в радикально левые взгляды. Постоянно казалось, что люди вокруг или ничего не понимают, или твои враги. Беспрестанное участие в различных акциях(не всегда санкционированных, естественно), организация различных левых движух, бесконечные попытки изменить мир и людей, время, проведенное в отделении за это все. Сумасшедшие стычки с правыми и тусовки на концертах с единомышленниками.

Конец всему положило мое отчисление с бюджета в УрФУ, куда я еле как поступила. Устроилась на работу и, спустя некоторое время, посмотрела на все со стороны. Поняла, что пора завязывать с этим юношеским максимализмом и начинать думать головой.

Поступила на заочное отделение, бюджет. Работаю, учусь и все чаще прислушиваюсь к советам мамы)

1

Сдалась...

+1
Ответить
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Я может быть не так понимаю, но кризис юношества он как бы внутри, а зачем писать про его последствия так, будто вопрос был "а как вы провели 2007-ой?", ну поперек пусть будет #ЯнеБоюсьСказати (спонсор выпуска поп-книжка о мужских травмах в понятиях дологичной юнгианской психологии "Под тенью Сатурна", которую я прочитал практически на спор)

Юношество у меня растянулось, ну так и вообще в моем кругу эти рамки можно растянуть от 6 до 35 лет. Потеря отца и фигуры взрослого мужчины ответственного за что-то достаточно на долго изуродовало мое понимание о том, что люди в принципе взрослеют, это выварилось в начитанности левой (буквально и нет) литературой к презрению к богатым, как к существам из They live!. Позднее это дало слабину после работы с иностранцами, которые показали, что можно зарабатывать деньги и при этом не быть ослом, от этого у меня был кризис непризнания собственного интеллекта, потому что круг общения сформированный с детства теми, кто учиться со мной вместе в школе и музыкалке, играет в футбол или живет в одном дворе быстро стал пахнуть одиночество, от которого я уходил в игроманию и прочие способы отбросить реальный мир подальше. Но именно игромания стала причиной, почему я умел пользоваться паяльником и читать код, за что меня окружили все одноклассники на информатике, и убедили меня в том, что я умный и мыслю интересно, что вылилось полной потерей замкнутости, которая все таки сопровождается тем, что я сейчас могу наговорить лишнего и выложить свой "литературный" текст не думая о том, что о критике, ну и это очень сильно дает дорогу на пути к подсознанию.

Второй блок кризисов - это межполовой. В первый раз я влюбился  в 4 года, и помогал по дому, чтобы мне дали денег чтобы купить ей раскраску, а она отказала мне ее взять, потому что у нее уже была похожая (да, девушки не умеют отказывать вежливо, но умеют сделать так, чтобы ты чувствовал себя гибридом маньяка с фриком, к этому не привыкнуть, если воспринимать их всерьез). Самое худшее, что я учился с ней до 9 класса, поэтому я часто чувствовал себя в компании "с бывшей женой", хотя нет "с бывшй невестой" (с 11 лет на меня наносился мамин нарратив по поводу того, что ей нужны внуки, но это из-за травмы ее души). Потом начался парад планет, который рядом со мной себя чувствовали under protection, они навязали мне образ защитника, и из-за этого я ни раз вляпывался в то, что меня привлекали "девочки в опасности", на них я проецировал гиперопеку своей матери как единственную известную мне тогда форму любви. Потом было полдюжины девочек, которые любили меня частями (кто частями тела, кто характера) - очень хороший катализатор для того чтобы понять, что собственное Я куда важнее ласк теплых крошек, которых никогда не будет достаточно. Ну и финальный аккорд - Она, девушка, которая ну совсем укладывается во все представления о том, что такое хорошо и красиво - еврейка с веснушками, приятными длинными волосами, фактурными глазами, гибким характером на который наслаиваются сказки, новые впечатления и готовая ко всяким страннейшим движухам, с ней все хорошо, кроме того, что она никогда не полюбит, потому что у нее был свой Он до тебя, который показал как отвечать на бескорыстную любовь (никак), самоосознание и тому подобные вещи из-за которых потом нарастают неврозы, которые не залечить ни количеством, ни качествами других (она как героиня из Vanishing Point, которая покидая тебя остается с тобой вечно и в погоне за ней надо остановиться, а не ехать в стену). После нее было очень тяжело, казалось, что все что достижимо тебя не волнует, а все что волнует - не достижимо. Это был большой звоночек на тему любить других бесплатно и ничего на них не накручивать, потому что те кого я люблю могут быть прекрасны и без нарратива в который они никогда не влезут, хуже того, у них на себя есть свой нарратив, который либо созвучен твоему, либо станет причиной ссор и лучше до них не доводить. Во времена дешевой контрацепции любовь может не застревать в нерешимых бытовых вопросах, а поглощать себя быстро и безболезненно (наивно в это верю). После нее легко понять, что тебе точно не нравится (кроме такого отношения). Простив и поняв её, я стал относиться к девушкам как к чему-то большему чем, то, чем кормят свое Эго.

Как быть с кризисами кроме тех советов, которые даны в вышеупомянутой книжки. Мне очень повезло найти себе "сестру по карме", девушку которую я уважаю, которой мне не стыдно говорить то, что при другом мужчине я бы замолчал, которую я люблю по-разному, но главное с ней я могу развязать себе язык и услышать что у девушек могут быть свои проблемы, которые вы можете друг другу смягчить открыв рот. Это помогает понять что границы силы "материнского" тоже имеются, но это больше стыкуется уже не с этим упрощением, а с "угнетенным-молчаливым" про которого говорил Лакан на своем лучшем стэнд-апе, который должен начать говорить, чтобы избавиться от угнетения. Из тех советов, которые даны в книжке самый полезный результат дало общение со "старейшиной" раввином-реформистом, который сделал мне так, что я почувствовал некоторые свои проблемы истериками маленького ребенка, и он жалея меня предлагал их закончить. Но попытка с таким же уважением относиться к своему научному руководителю привела к тому, что я открылся наглой лживой совковой морде, если ищите себе такого человека, то кроме его "этических" качеств, думайте про "эстетические" - во что он одет, какие у него привычки и так далее, и если не представляете себя на его месте, то лучше все таки держать ушки на макушке.

У меня еще были кризис смены научной темы, перепроверки того не ближе ли мне гуманитарная специальности, нежели та, что написана в дипломе, травмы, которые закрывали путь в спорт, жизнь заграницей, перепроверка отношения друзей к себе и себя к друзьям, ну и вообще кризисы и неврозы за собой могут не признавать только те, кто настолько шизопатически с ними уживается, что пугает меня одним своим существованием.

Думаю, что такой текст лучше оставить без правок в плане читаемости, чтобы потом самому его перечитать и увидеть отражения себя, а не нейтральность.

0
Прокомментировать
Ответить