Kirill Kostikov
январь 2017.
1528

Является ли йога миссионерской деятельностью?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
2
5 ответов
Поделиться

В настоящее время в России у миссионерской деятельности есть юридическое определение, о котором, очевидно, и задан вопрос. Согласно этому определению, зафиксированному в законе "О свободе совести и религиозных объединениях", миссионерская деятельность имеет место тогда, когда кто-то, (1) действуя от лица религиозного объединения, (2) публично обращается к гражданам, не состоящим в этом объединении, (3) с целью убедить их вступить в это объединение. Таким образом, в юридическом смысле, невозможно совершить миссионерскую деятельность в пользу "православия" или "йоги". Миссионерская деятельность может осуществляться только в пользу конкретных религиозных объединений. 

При этом бремя доказательства, согласно презумпции невиновности, всегда лежит на стороне обвинения: пока нарушение закона не будет убедительно показано, никто не может считаться нарушившим его. Иными словами, никто не обязан доказывать, что его деятельность не является миссионерской; напротив, сторона обвинения должна предоставить убедительные доказательства, по всем пунктам закона, что все аспекты миссионерской деятельности, заявленные в законе, присутствуют. Пока это не будет сделано, говорить о незаконной миссионерской деятельности не приходится.

8
Прокомментировать

Слово «йога» может значить что угодно. Это бренд, которым каждый называет свое. Человек может называть свои курсы йогой и преподавать оздоровительную гимнастику, или йога может быть прикрытием для вербовочной миссионерской деятельности деструктивной секты.

Сама по себе йога — телесно-духовная практика, которая немыслима вне индуизма или буддизма, йога — это система разрушения колеса Сансары, чтобы более не перерождаться. В современном смысле слова это означает что угодно. Люди обычно понимают под йогой что-то исцеляющее и полезное, чем она не является. Касательно питерского процесса: человек говорит, что воспринимает йогу как философско-религиозную систему, что правда так, это следует из определения. Он говорил о религиозной деятельности. Насколько это была миссионерская деятельность — решит суд. Потому что миссионерская деятельность — не просто рассказ о религии, а приглашение в религиозную организацию. И вот приглашал он или нет — будет решать суд. Любой человек имеет право рассказывать о своей вере, миссионерская же деятельность — это приглашение в организацию, для этого у него должно быть соответствующее разрешение от организации.

8

"йога — это система разрушения колеса Сансары" - на чем основывается сей тезис?

0
Ответить

термин "секта", например, в его современном российском правоприменительном значении, - это тоже бренд, причем вымышленный лично вами на основе лживых антинаучных критериев с той самой целью, чтобы вы под него могли подогнать что угодно. и что теперь? 

0
Ответить
Прокомментировать

Всё, что мы делаем в жизни, это религия. И всё, что мы делаем в жизни, это йога.

Если хотите, можно опровергнуть это утверждение. Для этого обычно просто подставляют в чужое утверждение свои собственные определения таких слов, как религия и йога.

Но в головы полицейских, следователей, прокуроров и судей вы их не подставите. У них собственные определения. Эти определения такие и их столько, что моё первое утверждение становится не просто истиной - оно на деле определяет вашу жизнь.

Поэтому вы можете сколько угодно радоваться тому, как вы истолковали всякие поправки к законам и нормы о миссионерской деятельности. Люди, уполномоченные применять к вам силу, думают по-другому.

И они думают правильно. Если власть сказала “запрещаю то, не знаю что, потому иди и излови всех, не знаю кого, но чтоб ничего!”, они идут и выполняют. А вы бы как поступили на их месте? Это ведь государственная служба, тут лояльность и дисциплина. Но лояльность и дисциплина - это тоже религия и йога. Поэтому, конечно, они должны изловить сами себя. Но это высший идеал, к этому надо ещё прийти путём самосовершенствования.

С давних времён йогины хвастались, что их никогда не преследуют, потому что они ведут себя так, что не вызывают преследований. Вызывающий характер этого хвастовства заставляет усомниться в йогичности этих йогинов. Непременно должны были появиться люди, которые его остановят. Пусть даже ценой собственной жизни. И это тоже йога, возведённая в ранг государственной политики.

Отчего же все так всполошились? Мало ли кого у нас хватают почём зря, в том числе по “поправкам Яровой”. А тут схватили лектора по йоге (Дмитрий Угай), и вдруг это породило взрыв негодования. Даже звёзды эстрады (Сати Казанова) и политической оппозиции (Алексей Навальный) высказались. Я думаю, это потому, что стало наконец доходить, что законы о религии - это не законы о чём-то далёком, мало кого касающемся и неинтересном. Законы о религии - это законы обо всём, обо всей нашей жизни. Поэтому любая организация - это религиозная организация. Любая деятельность - это религиозная деятельность. Любая идея - это религиозная идея. Соответственно, любая лекция - это религиозная проповедь.

С этим согласились бы и сами оригинальные йогины. Как писал известный индолог Андрей Всеволодович Парибок, “религию надо признать в индийском обществе вездесущей и всепроникающей. Ограничение горизонта личности строго земным и посюсторонним для такого традиционного общества - редкий и странный душевный вывих” (Парибок А.В. Религия /// Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. М., 1996. С.366). Но именно этот вывих характерен для душ большинства наших правителей и их подвластных. Я уже не раз говорил, что новейшие поправки в законы о религии - это поправки безбожников и для безбожников. Они просто не имеют представления о том, что такое религиозная жизнь, зачем это надо, кому и проч.

Хочется верить, что случай с йогой натолкнёт обе стороны на понимание, что религия всюду. Вы починяли примус, а вас схватили за миссионерскую деятельность. Вы схватили каких-то “сектантов”, а в ответ началась всенародная революция. 17-й год всё-таки.

Если вся наша жизнь - это религия и йога, то свобода религии и свобода йоги - это свобода нашей жизни. Ограничивая свободу в этой “сфере”, мы теряем всю нашу свободу, становимся рабами снизу доверху, без исключений. “В общем религия и основа государства — одно и то же: они тождественны в себе и для себя… Народы, не ведающие о том, что человек свободен в себе и для себя, живут в состоянии отупения как со стороны их государственного устройства, так и со стороны их религии. В религии и государстве - одно понятие свободы. Это одно понятие есть самое высшее из того, что дано человеку, и оно реализуется человеком. Народ, имеющий плохое понятие о Боге, имеет и плохое государство, плохое правительство, плохие законы” (Гегель. Лекции по философии религии 1, С, III).

Юрий Тихонравовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
6
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить