Как изменилась бы история Европы, если бы после Первой мировой войны к власти в Германии пришли коммунисты?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Я вангую гражданскую войну. У немецких коммунистов была своя определенная электоральная база и достаточно внушительная сила, но одновременно в Германии было очень много людей, которые дали бы отпор красной угрозе - при таком сценарии вокруг Гинденбурга могли сплотиться практически все силы, кроме самих коммунистов, от социал-демократов до национал-социалистов. СССР мог вмешаться в этот конфликт, в т.ч. непосредственно, но это повлекло бы за собой непрогнозируемые последствия, поэтому сложно сказать, кто победил бы в этой гражданской войне (пожалуй, коммунисты оказались бы в проигравших, но кто получил бы самые весомые дивиденды в антикоммунистическом лагере, наверняка сказать нельзя).

9

Василий , хороший ответ. В связи с этой темой интересны ещё два вопроса. Подписали бы немецкие коммунисты Версальский мир в том виде, в котором он был? И вмешалась бы Германия в советско-польский конфликт?

0
Ответить

Думаю, не смогли бы подписать, поскольку они а) не были договаривающийся стороной; б) маловероятно, что приди они к власти в Германии во время переговоров, предшествовавших подписанию мирного договора, были бы признаны странами Антанты в качестве договаривающейся стороны. Тут речь должна идти о принятии или непринятии его условий - сходу никаких мыслей Карла Либкнехта и других лидеров КПГ не могу найти, поэтому ответить на вопрос не смогу. Что же касается вмешательства немецких красных в войну советской России и Польши, то, наверно, если победили - вмешались бы, но сама их победа в конце этого десятилетия маловероятна, я, когда писал ответ, думал скорее о начале 30-х годов, чем о конце 10-х, фрайкоры были немецким красным не по зубам.

+1
Ответить
Прокомментировать

Полагаю, что очень мало. Как показывает опыт, к примеру, взаимоотношений СССР и Китая, двум сходным по силе коммунистическим медведям в одной берлоге ужиться трудно. Так что после медового месяца (ср. в нашей реальности - договор в Раппало) последовали бы взаимные обвинения в неправильном понимании основ единственно верного учения, нарастание  напряжения, и, наконец, война. Впрочем, в Бухенвальд и Освенцим, в этом случае, отправляли бы по социальным, а не расовым признакам.

-2
Прокомментировать
Ответить