Марина Макушонок
январь 2017.
494

Зачем Николай I организовал инсценировку казни петрашевцев?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
2 ответа
Поделиться

Это вообще делалось довольно часто. Нельзя забывать, что до конца ХIХ века казнь - это публичное мероприятие, шоу, которое выполняет идеологические функции, в том числе. Абсолютный монарх имеет и так практически все средства для того, чтобы продемонстрировать свое всеведение, свою власть и суровость этой власти. А для публичного мероприятия вполне можно воспользоваться и средством демонстрации монаршьей бесконечной милости к подданным и христианского всепрощения. Функции устрашения отлично выполняли, например, стрелецкая казнь при Петре, казни Разина и Пугачева. А вот при казни Василия Шуйского в последнюю секунду, уже после зачтения окончательного приговора, прискакал гонец от царствующего Лжедмитрия I с помилованием. И Шуйский потом еще успел побыть русским царем. Подобное помилование в последний момент отражено в сотнях пьес XVI-XIX веков, но это не просто романтический поворот сюжета, а реальная практика гос. пиарщиков разных стран. Типографа Николая Новикова за ересь и гос. измену Екатерина II приговорила к четвертованию, но вместо этого заключила в крепость (Павел I освободил его на второй день царствования). Радищева - за антиправительственные статьи и русофобию - к четвертованию, заменили крепостью, а потом выпустили на поруки семьи, демонстративно сфабриковав документы о его якобы психическом заболевании. Декабристов - 26 человек к четвертованию - но повесили пятерых, а остальных сослали, а около двух сотен дел просто закрыли "без последствий". Александра Ульянова - к повешению, но помиловали - он отказался от помилования. Процесс 20 народовольцев по делу об убийстве Александра II, шефа жандармов и еще 11 терактам - приговорены к повешению все - повешено в итоге 6, заменено расстрелом одному, остальные сосланы в каторгу. И так далее и так далее.

Массовое политическое шоу должно трогать за душу. Ну вот представьте себе: толпа, площадь, плаха. Стоит вор и бандит, государственный изменник, грязный, патлатый, зачитывают приговор, перечисляя ее преступления. Толпа улюлюкает и подзадоривает палача. Потом преступник выходит к краю эшафота, крестится и говорит: "Прости меня, народ православный..." и т.п. Толпа уже плачет и сочувствует. Палач поигрывает топором, сдирает с преступника рубаху... и тут через толпу на всех парах скачет вестовой в красном кафтане: "Стааарааанииись!" Запыхавшись, взбегает на эшафот и зачитывает нечто в духе "знаю, что бандит и вор, но по-християнски сочувствую и всех людишек своих люблю, а посему заменяю клеймлением и ссылкою в шахты". Народ ревет, крестится и качает вестового на руках: славься-славься царь-анператор. В принципе, в законах федеральных трансляций с тех пор практически ничего не менялось.

Очевидно, сам арест петрашевцев был задуман не для того, чтоб казнить, а для того, чтоб запугать. Николай Первый был известен своим авторитарным нравом - запрет использования иностранных слов при дворе, "чугунный устав", доходило до того, что царь запрещал сообщать в газетах о смертях европейских монархов, пытаясь подчеркнуть незыблемость власти и жизни императора, то есть себя, аресты, ссылки писателей и поэтов, запреты пьес.
По всем признакам, Николай Первый очень боялся свержения монархии в России. Были свежи воспоминания о декабристах, да и только-только отгремела весна народов в Европе. А тут как раз под руку попался Петрашевский вместе со своим кружком. У власти на Михаила Васильевича давно был зуб: он мало того, что собирал у себя в домашней библиотеке запрещённые в России книги, а ещё и сам был автором статей, явно настроенных против царской власти. Петрашевский был идейным предводителем для остальных членов "пятничных встреч" - на это указывало то, что его единственного из всех арестованных отправили в бессрочную ссылку в Сибирь (остальных отправили в срочные ссылки, заставили работать на каторгах, что совсем подорвало их здоровье, понизили в чинах и званиях). Вся постановка изначально задумывалась в качестве акта устрашения всех слоёв общества - были задержаны литераторы, военные и государственные служащие, помещики и неслужащие дворяне. Вся та постановка на Семёновском плацу была дополнительной карой к заключению в Петропавловской крепости (петрашевцам пришлось провести восемь месяцев в одиночных камерах) - эта процедура оказала огромное давление на личности арестантов, а некоторые, как Григорьев, совсем тронулись умом. К тому же, это было отличным способом показать то, что царь хоть и строг, но милостив - никого же технически не казнили.

Олег Трушкинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Ответить