Виктор Руденко
январь 2017.
3660

Почему СССР не сделал ставку на авианосцы?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
3 ответа
Поделиться

Попытки делать ставку имели место, но не знали как эта ставка должна выглядеть.

Для того, чтобы на что-то делать ставку, нужно для начала правильно понимать и оценивать ситуацию, нужна идея, нужна консолидация сил и средств для её реализации, нужно выстраивать систему для того, чтобы реализованная идея жила и развивалась. Ничего этого в СССР для строительства авианосцев не было.

Строить и развивать авианосцы начали морские державы – Великобритания, Япония, США и Франция в начале ХХ в. Делали они это с целью проецирования военной силы на дальние расстояния для проведения наземных операций. Сегодня их авианосцы, особенно американские, - самые крупные, мощные, вооружённые, боеспособные. Они несут постоянное боевое дежурство вдали от своих берегов. В силу существующих союзов между этими странами их авианосцы сегодня действуют в единой системе, дополняя друг друга. Подходы и действия этих стран в создании авианесущего флота определили принципы успеха в развитии авианосцев:

- ясная стратегия их использования, которая позволяет обеспечить постоянное и эффективное военное присутствие в различных уголках земного шара; авианосцы используются прежде всего в наземных операциях, обеспечивая господство в воздухе для подавления наземного сопротивления;

- океаническое мышление, благодаря которому флот проводит в море, в походах большую часть времени, имеет подготовленных офицеров;

- наличие баз за пределами национальной территории, способных обеспечивать не только пополнение запасов и отдых экипажа, но и текущие и сложные судоремонтные работы;

- научно-технические возможности страны;

- финансово-экономические возможности.

В Советском Союзе не было ничего из этой «формулы успеха». И это несмотря на то, что во главе советского военно-морского флота в эти годы (в 1956-85 гг. – 30 лет!) оказался человек с широким видением, твёрдыми принципами, высоким и заслуженным авторитетом – адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков. Немаловажно и то, что у него были очень хорошие служебные и личные отношения с руководителем советского военно-промышленного комплекса Дмитрием Устиновым, который в 1976-84 гг. становится ещё и министром обороны СССР. Если кто и мог в СССР когда-либо создать авианосцы, так это тандем Горшкова-Устинова. Но у них не вышло.

С самого начала программа строительства и развития авианосцев в СССР пошла, как у нас водится, вкривь и вкось.

Хотя попытки обзавестись авианосцами в СССР предпринимались как накануне Великой Отечественной войны, так и вскоре после неё, реально этой задачей озаботились только в конце 1960-х гг. по необычному подвернувшемуся поводу: конструкторское бюро Яковлева разработало прототип самолёта вертикального взлёта и посадки – аналог британского «Харриера». Устинов решил тогда переделать серию строившихся вертолётоносцев (было построено 2 таких корабля проекта «Кондор» - «Москва» и «Ленинград», от третьего уже отказались) и начать вместо них строить авианосцы, использующие новые «Яки». Поскольку вертолётоносцы решали задачи поиска и уничтожения атомных подлодок противника в дальней зоне противолодочной обороны в составе поисково-ударных групп, то эти задачи были перенесены и на новые авианосцы.

Таким образом, авианосцы начали создавать случайно, как некий upgrade вертолётоносцев, отталкиваясь от новой модели самолёта, но со старой стратегией, на которую авианосцы по своей сути не рассчитаны. Эта логика потянула за собой корявую цепочку решений, связанных с использованием, оборудованием и вооружением корабля.

Для повышения боевых возможностей авианосца стремились уменьшить его водоизмещение, что заставило отказаться от вспомогательных котлов, а это привело к повышению нагрузки на главные котлы и постоянным ремонтам. Это также привело и к снижению скорости в походе и потере маневренности.

Под авианосцы не были спроектированы постоянные оборудованные причалы – предусматривалась только рейдовая стоянка, но швартовые устройства были слабыми, в результате чего только что построенный «Киев» сорвало с рейда в Североморске и чуть не разбило о береговые скалы – его спас буксир, который буквально в последнюю минуту успел втереться между кораблём и скалой и предотвратил аварию. Правда, эти швартовые устройства были слабы даже и для причала, а не только для рейда.

Но вопрос причала – это даже не вопрос безопасности, а в первую очередь проблема снабжения и жизнедеятельности (пар, электричество, боеприпасы, продукты и т.д.) корабля в период его пребывания в месте своего базирования. Без причала всё становится дольше, проблематичнее, дороже.

Потом выяснилось, что «Яки», под которые авианосцы проектировались и строились, неэффективны – на взлёт и посадку они расходуют чуть ли не половину своего топливного запаса, что снижало дальность их полёта, а следовательно, и эффективность использования. Тогда начали проектировать авианосец с катапультой и аэрофинишером.

Параллельно кораблю решили придать функции десантного корабля.

В результате всех этих доделок-переделок система вооружений оказалась нелогичной и несуразной – немножко против лодок, немножко против других авианосцев, немного другого.

Под такие корабли необходимо создавать учебно-тренировочную и испытательную базу как для моряков, так и для лётчиков, а её сделали поздно, делывали по ходу под изменения в проекте корабля, и вскоре она оказалась за пределами РФ из-за рапада СССР.

Без постоянных баз в отдалённых районах Земли снижается эффективность передвижений авианосцев, увеличивается износ материальной части.

Пункты базирования флота в Камрани (Вьетнам) и сирийском Тартусе не были и полноценными базами, не имели судоремонтных возможностей и у них была недостаточная техническая инфраструктура для стоянки существующих кораблей, прежде всего крупных.

Для баз нужны союзники, а у СССР в тех краях (Азия, Африка, Латинская Америка) надёжных союзников не было. Пробовали для этих целей освоить какой-нибудь атолл в южной части Тихого океана, но потом от этой затеи отказались. Расстояния колоссальны и возможностей поддерживать постоянные каналы снабжения и проч. не было.

В довершение ко всему стало ясно очевидное: авианосцы слишком дорогостоящи в строительстве и эксплуатации и страна не в состоянии потянуть такие расходы.

Но не было (и нет) главного – стратегии использования таких кораблей в современной войне и океанического мышления.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии

Авианосцы требуют многочисленных морских баз в ключевых регионах планеты и системы их снабжения.

СССР - сухопутная страна с огромной сухопутной границей, без союзников и без выходов в океан (кроме Владивостока). США имеют 2 открытых по всему побережью океана.

Авианосцы - дорогое удовольствие, начиная с самого корабля и заканчивая специальной авиацией.

Кроме США, только Индия (использует советский и британский) и Италия (2 крохотных) имеют более одного авианосца . У США - 10. Все американские авианосцы имеют водоизмещение в 100 тыс. т. Самый большой из остальных - 67 (китайский "Варяг").

ru.wikipedia.org

И слава богу, что не сделал. Авианосцы разорили бы страну значительно раньше. А самое главное, в отличие от Штатов. у СССР (и России) практически нет свободного выхода в мировые океаны, которые требуются для авианесущей группы. Соответственно полноценному авианостцу, хотя бы класса Нимица, просто негде базироваться со всеми кораблями сопровождения.

Ответить