Zhenya Petrovich
июнь 2017.
3771

Почему большая часть победителей всероса бухает? Как они выигрывают все?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
4 ответа
Поделиться

На вопрос "Почему большая часть победителей всеросса бухает?" сможет компетентно ответить лишь специалист в области психологии и/или наркологии, я буду говорить лишь о своей ситуации. Как и предыдущий оратор, я не победитель (хотя тоже был на несколько баллов близок к этому), а дважды призер по предмету "Право". Однако в отличие от многих моих коллег-олимпиадников я участвовал во всероссе не ради того, чтобы обойти всем ненавистный и проклятый ЕГЭ и приобрести вожделенное право поступить в приличный вуз без вступительных испытаний (хотя этого, безусловно, хотелось, равно как и президентской премии), а по той причине, что я с возраста приблизительно 10 лет свихнулся на юриспруденции: сначала начал смотреть судебные шоу, затем покупал процессуальные кодексы и сравнивал, как все выглядит на экране и как должно быть de lege lata, потом сам пришел к выводу о том, что помимо ГК должен быть и ГПК ("А почему это в ГК нет процессуальных норм, хотя он такой толстый?")... И да, мои родители крайне далеки от юриспруденции (лишь недавно я узнал, что один мой близкий родственник скоро станет кандидатом юридических наук), так что все приходилось делать своими силами (в школе элементы права появились в 10 классе).

Видимо, в последующем это и стало причиной моего вхождения в буховность: законы вроде как и есть, вроде иной раз даже и работают, а лучше как-то от этого не становится; с того же детского возраста у меня были проблемы в общении со сверстниками, и на что я только ни шел, чтобы их решить, вплоть до тусовок с разного рода компаниями в падике. Одно время у меня был разрыв отношений с юриспруденцией (больше привлекали точные науки, но с ними как-то не срослось), но в 10 классе я-таки пошел на право, что обернулось дипломом призера всеросса. Насмотревшись с детства знаменитой передачи "Умницы и умники", я по наивности начал высказывать планы, что не прочь "отоварить" свой зеленый фантик в МГИМО, однако еще в обратном поезде сопровождающая (Заслуженный учитель РФ) непрерывно отговаривала меня от этого и рекламировала юрфак МГУ, утверждая, что вот именно для меня это станет идеальным выбором. Тогда мне лишь недавно исполнилось 17, и я охотно поверил в проповедь о светлом будущем.

Однако я уже тогда начал понимать, что что-то идет не совсем так, как я планирую: к следующему всероссу (апрель 2014) я уже занимал далеко не самую последнюю позицию в одном из крупнейших сообществ участников олимпиад России — паблике "Типичный олимпиадник", однако у меня не хватило ни ума, ни ресурсов, чтобы устроить нечто наподобие вечеринки в последнюю ночь, хотя львиная доля участников активно бухала, а у меня, в отличие от многих, случайно оказался отдельный номер в отеле (мой сосед почему-то не приехал). И да, я тогда еще считал себя экстравертом. Тем не менее, второй зеленый диплом я все же получил.

В июне того же года я оттащил необходимый набор документов в необходимые кабинеты необходимого здания на Ленинских горах, чтобы в июле получить приказ о зачислении. Уже тогда я понимал, что делаю что-то не то, и к началу учебного года мои опасения подтвердились: на меня обрушились горы бытовых проблем в общаге, и я понятия не имел, как их решить. Но это не самое ужасное: вокруг царила (имхо) атмосфера какого-то равнодушия, из серии "лучше бы вы вообще сюда не поступали"; в первую неделю нас всех собрали и объявили, за что могут отчислить, причем в этом списке неуспеваемость была далеко не первым пунктом. Все это органично навалилось на стресс, оставшийся после школы (я-то, святая простота, верил, что "лучший вуз страны" станет панацеей от всего этого); я пытался прийти в себя посредством участия в тусовках, что поначалу происходили в общаге, в итоге один раз перепил, что-то пошло не так, наутро произошел скандал; вроде как ложки потом нашлись, но осадок-то остался. Я понял, что, если так пойдет и дальше, то я окажусь в Кащ... вернее, в Ганнушкина (в ПКБ № 1 без регистрации не принимают), поэтому решил забрать документы (здоровье дороже, чем ничем не обусловленные понты). Однако инспектор в учебном отделе (вполне человечная женщина) объяснила, что можно оформить академ, что я и сделал (как мне сказали, мой случай не единственный).

В январе 2015 мне удалось выиграть в Верховном Суде РФ дело об оспаривании сроков действия дипломов всеросса (это стало апофеозом моего проекта "#ЗасудиМинобразин"), что вызвало фурор в "Типичном олимпиаднике". Тем временем я намеревался все же выходить из академа, но это оказалось в разы сложнее, чем его взять. Не стану расписывать все подробности, но кончилось тем, что процесс затянулся аж до ноября, из-за чего я не смог заселиться в один блок со всероссниками 2015 года, в числе которых был мой знакомый-земляк, потом долго ждал появления подписи Садовничего на приказе о моем выходе из академа (12 октября 2015 года появился приказ о моем допуске к обучению с 1 сентября 2015 года — это просто шедевр административно-правового безумия); лишь после этого я получил все положенные стипендии и иные выплаты и со мной был заключен договор найма жилого помещения в общаге. Секреты от клуба интеллектуалов Что нужно знать, чтобы выиграть в передаче «Кто хочет стать миллионером?»Почему у кого-то эта картинка двигается, а у кого-то нет?Почему ответ 30? 1+1+1+1+1 1+1+1+1+1 1+1х0+1=...Больше интересных загадок

Соседями по данному помещению оказались люди, которые уже с первых дней нашли друг друга (ходили играть в футбол на близлежащую площадку), у меня же опять не получилось влиться в их коллектив (хотя именно в этот же период я пытался научиться играть в футбол, но потом быстро бросил эту безумную идею). И началось в колхозе утро: с первой недели они стали утверждать, что я "ничего не делаю", затем у меня, как оказалось, тряпки не там висят и книги не там лежат (неважно, что я их читаю и пытаюсь понять, что там написано), потом мне устроили допрос, почему я не участвую в жизни блока (мое разумное предложение разработать график было отвергнуто со словами "Он же не будет соблюдаться"; видите ли, надо чувствовать пыль и прочую грязь), затем заведующая оповестила меня о том, что на меня написали кляузу в лучших традициях булгаковского Алоизия Могарыча (хотя и она удивилась отсутствию графика). И это все на фоне тех траблов с бюрократией, а также учебы. В итоге сначала я начал ходить по психологам; когда понял, что толку от этого чуть, стал заглядывать в увеселительные заведения (многие бухают, так чем же я хуже?), затем меня начали допрашивать уже охранники (тогда как раз была антиалкогольная кампания из-за того, что одна дама перепила и поступила в институт Склифосовского), а кончилось тем, что в начале февраля на меня напали трое грабителей у одного из баров. В принципе, я дешево отделался (правда, паспорт пришлось долго восстанавливать), но осадок остался. Пока я приходил в себя, в конце марта меня вызвали на комиссию по отчислению, поставили в известность, что на меня продолжали поступать жалобы (и еще ограбление меня же поставили мне же в вину). Я пытался объяснить им, что это обусловлено нашей психологической несовместимостью (в конце концов, их, т.е. соседей, несколько, а на мою сторону даже встать некому; я обращался к своим коллегам по студсовету, но тем не менее); даже в СИЗО закон требует размещать по камерам с учетом личностных особенностей, а около ста лет назад профессор того же Московского университета пришел к выводу, что такого рода споры (споры об интересе) решаются только путем медиации. Но собравшимся было пофиг; они пришли к выводу, что я там не уживаюсь и не мешало бы мне забрать документы (хотя отчислять не стали) — и все это вместо того, чтобы проанализировать причины происходящего в студенческой среде (до этого в общагах уже было несколько громких самоубийств, и меня часто посещали мысли, что я стану следующим). В итоге я все же забрал документы и перешел в местный вуз, где все оказалось намного лучше: если ты действуешь, к тебе относятся по-человечески, а не строят против тебя козни.

Впоследствии я узнал, что мой пример не единственный: из МГУ в другой (не менее топовый) вуз перепоступил абсолют всеросса, причем по аналогичным причинам (правда, о бухле речь не шла). И я совсем не удивился: это явно показывает кризис системы выявления и поддержки талантов. Людей попросту обманывают: сначала вам раздают красивые фантики и дают путевку в "лучшие" вузы, а затем попросту бросают на произвол судьбы (про премии, из-за которых я до сих пор сужусь, а также путинские гранты и жуткий механизм их распределения даже говорить не хочу). На мой взгляд, это и становится источником буховности в олимпиадной среде: трэш начинается еще в школе, поскольку в большинстве оных вообще понимать не хотят, для чего нужен тот же всеросс. Один преподаватель юрфака МГУ совершенно правильно говорил, что цель образования — сделать людей счастливыми, однако зачастую реальность опровергает этот тезис.

Я, конечно, ни разу не победитель всеросса, но в своё время тоже вляпалась в несколько олимпиад. А потом ещё имела честь покрутиться в среде олимпиадников некоторое время.

Я вам так скажу, по-другому этой хуйни не выдержать

Я конечно Всеросс так и не выиграла, хотя дважды туда сгоняла, но у меня в наличии четыре диплома вузовских (пять, если считать 10 класс). Так вот, после всех бессонных ночей с учебниками и нервов в ожидание результатов, не нажраться невозможно. Все мои победы всегда отмечались с размахом)

Лина Ковалеваотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Показать ещё 1 ответ
Ответить