Павел З.
декабрь 2016.
2432

Почему в прошлом мужчины спокойно носили длинные волосы, парики, чулки, каблуки, брили волосы на теле, а сейчас стараются выглядеть максимально неизящно?

Ответить
Ответить
Комментировать
29
Подписаться
7
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Это смотря насколько глубоко в прошлое вы копаете. Каждая эпоха переучреждает идеал мужского и женского заново, как бы рождая своего Адама и свою Еву. 

Если под изящностью вы подразумеваете женоподобие, то тут обычно вспоминается "галантный век", который хронологически почти совпадает с XVIII веком. Именно в этом время все брутальное и естественное в мужском облике стало считаться отвратительным, потому что ассоциировалось с чернью. В среде аристократии царил культ праздности, прославлявший утонченность, изнеженность, наигранность чувств, сложносочиненное притворство, за которым нужно было скрывать истинные намерения. Все мужское (щетина, бицепсы, телесные запахи) ассоциировалось с необузданностью и дикостью, поэтому все это старались скрыть за париками, пудрой, румянами и чулками.

В буржуазную эпоху (XIX век) мода снова спустилась на землю. Популярной стала практичность, умеренность в желаниях и удовольствиях. Место мужчины-придворного занял мужчина-предприниматель, сильный и энергичный. Мужчина становится главным героем, творцом, хозяином мира. Все это отражается на облике и поведении: белые рубашки, сапоги, фрак, подогнанный по фигуре. Интересно, что если в культуре Возрождения обнаженное тело было предметом поклонения, поскольку оно ассоциировалось с естественностью, то здесь тело должно было быть одетым, но так, чтобы под одеждой чувствовалась плоть – символ контроля над природой.

Собственно, мужественность так и осталась с мужчиной: с пришествием эмансипации уже женщины стремились походить на мужчин (короткие стрижки, брюки, отсутствие косметики), потому что не желали принимать роль домоседки, матери, "трофея" для удачливого ухажера и т.п.

Сейчас все сложнее и одновременно проще: мода стала более независимой, она подчиняется своим собственным законам и только обыгрывает разные тенденции в обществе, причем часто в ироничном ключе. Какие-нибудь ретросексуалы (не путать с метро-) любят образ в стиле "яйца, табак, перегар и щетина", регулярно ходят в спортзал, но при этом могут работать менеджерам среднего звена, программистами или дизайнерами, владеть крафтовыми барами или коворкингами. С другой стороны, популярен и андрогинный образ, в котором вообще невозможно распознать, мужчина перед тобой или женщина. И если первый пример – скорее ностальгическая игра, то второй – футуризм, предвосхищение будущего, в котором половые стереотипы и условности уже не будут иметь значения.

30
-1

О, привет, Антон!
Действительно думаешь что стирание гендерных различий непременная картина будущего?

0
Ответить

Привет, Кирилл! Нет, моя мысль в другом. Я говорю о том, что образы мужского и женского перестали быть пазлами, которые нужно обязательно сложить правильно, и стали похожи на коллажи, где можно экспериментировать. Девушка носит джинсы-бойфренды и нежный макияж, мужчина носит хвостик с бородой − и это смущает разве что чОтких пацанов. Идея пазла предполагает, что в итоге должна получится именно та картинка, которая нарисована на обложке, а идея коллажа − что результат определяешь ты сам.

Что касается гендерных различий, то эта тема шире, и тут обобщения делать трудно. Думаю, что при благоприятном сценарии (без отката к средневековым нормам) мы уйдем от априорной заданности гендерной роли и выработаем какие-то этикетные ритуалы, связанные с ее выяснением. Типа "здравствуйте, меня зовут Джин, я агендер, предпочитаю обращение в среднем роде". Но это, конечно, очень консервативная сфера, большинству будет проще придерживаться какой-то бинарной схемы, может, не в такой жесткой форме.

+1
Ответить

Привет, Кирилл! Нет, моя мысль в другом. Я говорю о том, что образы мужского и женского перестали быть пазлами, которые нужно обязательно сложить правильно, и стали похожи на коллажи, где можно экспериментировать. Девушка носит джинсы-бойфренды и нежный макияж, мужчина носит понитейл с бородой − и это смущает разве что чОтких пацанов. Идея пазла предполагает, что в итоге должна получится именно та картинка, которая нарисована на обложке, а идея коллажа − что результат определяешь ты сам.

Что касается гендерных различий, то эта тема шире, и тут обобщения делать трудно. Думаю, что при благоприятном сценарии (без отката к средневековым нормам) мы уйдем от априорной заданности гендерной роли и выработаем какие-то этикетные ритуалы, связанные с ее выяснением. Типа "здравствуйте, меня зовут Джин, я агендер, предпочитаю обращение в среднем роде". Но это, конечно, очень консервативная сфера, большинству будет проще придерживаться бинарной схемы, может, не в такой жесткой форме.

0
Ответить
Ещё 5 комментариев

А как в таком случае бать с неоконсерватизмом в той же России, Польше? И с мусульманскими странами, где с гендерным разнообразием все не очень пока. Их считать отстающими или альтернативной тенденцией?

-1
Ответить

Я как-то брал интервью у Екатерины Шульман и она употребила емкую формулировку "функция от эпохи быстрых перемен". Вот этот консервативный поворот конечно реакционный в самом буквальном смысле. Мы животные социальные, нам комфортно жить в племени, где вождь знает, что будет завтра, а вокруг живут враждебные соседи, чьи колдуны насылают болезни. А современность требует себя вынимать из племенной скорлупы, менять собственную "прошивку" когнитивную. Люди (прежде всего когнитивно несложные, с узким бэкграундом и ограниченным образованием, да еще бедные) к этому не готовы, у них стресс, страх, тревога, сопротивление. Они заползают в какие-то традиции, где уютно и обжито. Но насколько их доля велика − вопрос. И где реальные корни этой реакции опять же. Вообще-то есть ценностные исследования типа Магуна/Руднева, где достаточно явно видна корреляция между бедностью и уровнем социальной (не)защищенности в обществе в конкретных странах и спросом на безопасность и конформизм (а это как раз питает тренд на "традиционные ценности") населения.

0
Ответить

А если эта реакция сможет противостоять тренду? Условно говоря, европейцы рожают мало, мусульмане много, через пятьдесят лет 90% Европы мусульмане, наслаждающие шариат и прочие кошмары националистов. Или просто с запозданием и повышением уровня жизни включатся в этот тренд?

-1
Ответить

Все дело в том, что "мусульмане" − пугалка прежде всего именно для националистов. Сами мусульмане уже неоднородны, и в рамках этой группы опора на традиционные ценности будет перевешивать другие "ништяки" только в том случае, если будет зачем-то нужна людям как стратегия выживания, адаптации и политической консолидации. В той же Франции в принципе запрет ношения хиджаба не вызвал больших протестов. Там уже живет община интегрирована, нет такого сильного столкновения ценностей, как было бы в случае единовременного мощного миграционного потока. Опасность скорее вызывают беженцы, и я очень надеюсь, что Ближний Восток не залихорадит с новой силой.

Так что думаю, тут именно вопрос выбора: спокойная комфортная жизнь бок о бок с другими на общем базисе "живи и дай жить другим" или война за самоопределение с непредсказуемыми последствиями.

0
Ответить

Я в ах** с того какие вы умные и с того какой я тупой.

-2
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью