Ответить
Jean Claude
март 2015.
5985

Сколько диагнозов смертельно опасных болезней в России не было поставлено вовремя из-за того, что врачи плохо учились в вузах?

МедицинаРоссияЗдоровьеОбщество
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
3 ответа
Поделиться

Достоверно не посчитать даже при всем желании, потому что причины плохой диагностики гораздо сложнее и комплекснее, чем оценки в ВУЗе. Чтобы врач правильно поставил диагноз (особенно если речь идет о редких и сложных диагнозах), он должен:

- обладать достаточными теоретическими знаниями;

- обладать достаточным практическим опытом или иметь возможность обратиться к опыту старших коллег;

- располагать технической возможностью для этого (иметь доступ к необходимым средствам диагностики);

- быть небезразличным к своей работе и/или к судьбе пациента.

Недостаток любого из этих пунктов может вылиться большую беду для пациента, при этом от обучения в ВУЗе зависит только теоретическая часть, и то не в полной мере. К тому же, было бы странно и жестоко класть на учебное заведение полную ответственность за жизни людей. Именно поэтому после окончания медицинского учебного заведения выпускник становится интерном, а не самостоятельным специалистом, как это происходит в большинстве других профессий. За время обучения в интернатуре/ординатуре выпускник получает все возможности для того, чтобы восполнить пробелы в знаниях (они есть и у троечников, и у краснодипломников) и приобрести начальный опыт для полноценной работы по выбранной специализации. Если он этого не делает — это проблема не обучения в ВУЗе, а отношения человека к своей работе.

Я склоняюсь к мысли, что судьбу пациента зачастую решает именно отношение. Человек, которому не все равно, сам возьмет в руки учебник, если что-то упустил на учебе, сам посоветуется с коллегами, если почувствует недостаток опыта, сам сделает все, чтобы провести для пациента все необходимые обследования, даже если это проблематично.

Если человеку все равно, его красный диплом никого не спасет.

Анастасия Подрабинекотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии

На этот вопрос невозможно дать точный ответ. Во-первых, мы можем что-то узнавать о цифрах, если анализировать дела, возбужденные против врачей или медучреждений. Однако в формах отчетности официальной судебной статистики нет специальных позиций, касающихся медработников. Врачей судят по тем же статьям, что и грузчика, уронившего на голову прохожего телевизор.

Во-вторых, привлечь врачей к ответственности — огромная проблема. Только 10% дел доходят до суда. Тем не менее, вот самые «полные» цифры, с которыми мне приходилось иметь дело, когда я занималась этой темой.

Цифры из доклад Перепечиной Ирины Олеговны, профессора кафедры криминалистики юридического факультета МГУ, («Криминалистические аспекты проблемы расследования профессиональных преступлений медицинских работников против жизни и здоровья») на Международном конгрессе по здравоохранительному праву стран СНГ и Восточной Европы. В докладе использованы данные главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД России и судебного департамента при Верховном Суде за последние 15 лет (1997-2011 г.г.) и статистика по Москве за 2010 год — 1-е полугодие 2012 года.

Общее число осужденных по уголовным статьям, обычно вменяющимся медикам:

Статья 124 («Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным её оказывать, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью, либо смерть больного или причинение тяжкого вреда его здоровью»): за год в России — 2-15 человек, в Москве — никого за последние 3 года.

Статья 122, ч. 4 («Заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»): в России — никто за последние 3 года, за последние 15 лет — 4 человека (по одному человеку в 2000-2002 и 2008 годах).

Статья 109, ч. 2 («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»): за год в России — 104 -153 человека (были 2 года, когда осуждались 83-85 человек); в Москве — 12 человек (за 3 года).

Статья 118, ч. 2 («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»): за год в России — 34-80 человек (118 в 1997 году); в Москве — 3 человека за последние три года.

*Сколько среди осужденных по ч. 2 ст. 109 и ч. 2 ст. 118 было медработников — неизвестно, т.к. в формах отчетности официальной судебной статистики нет специальных позиций, касающихся медработников. Ст. 124 касается в основном медработников, ст. 122 ч. 4 — медработников.

В году 2006 я по военкоматовским делам лежал в стационаре небольшой районной больницы на севере Иркутской области. Под ночь в палату привезли парнишку лет 23-26 с болью в животе. Уж не помню, был ли дежурный врач или нет, но помню, дали ему обезболивающего и оставили до утра. Полночи парнишка охал, но потом вроде как заснул. С утра оказалось, что навсегда.  В отделении кроме меня были одни пенсионеры, и девчонки-медсёстры попросили помочь меня докатить-перенести труп до морга. На вопрос, что с парнем случилось, ответили, что  "хер его знает, умер, и теперь не скажешь отчего"

Не знаю, сколько в этом случае вины именно в плохой подготовке мед.персонала в учебных заведениях, но думаю тут вопрос системный. А именно нехватка квалифицированного персонала и оборудования\медикаментов, особенно в провинциальных больницах . И порой наплевательское отношения тех же мед.сотрудников к своим обязанностям, в том числе и в столицах. Не надо забывать, что те же доктора и врачи так же могут плохо выполнять свою работу, как и простые клерки, менеджера и сантехники.