Ответить
Что не поделили католики и православные?
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
9
1 ответ
Поделиться

Вопрос раскола 1054 года – чрезвычайно сложный, каждый видит в этом событии что-то своё. Для одних на первый план выходят канонические различия, для других – политика или экономика, культура или язык. На самом деле причина кроется в совокупности всех этих факторов. Необходимо понимать, что раскол произошёл не «вдруг» и не являлся результатом какой-то планомерной политики одной из сторон по уничтожению или подчинению другой. Просто и Рим, и Константинополь существовали так, как им казалось правильным, развивая собственные богословские концепции, подходы к богослужению, отношения со светской властью и так далее, в зависимости от реалий, в которых они находились. Различия, естественно появлявшиеся таким образом, до определённого момента сглаживались из-за расстояния, а также готовности на местном уровне закрывать глаза на какие-то особенности другого уклада. Но когда конфликт всё-таки разгорелся, и противники внимательно присмотрелись друг к другу, они обнаружили, что за столетия у них появилось очень много отличий.

Сложно определить даже формальный момент начала конфликта: с одной стороны, стоял вопрос о том, является ли епископ Рима, Римский Папа, главой единой вселенской Церкви. Но сам этот вопрос, в свою очередь, был вызван конкретными богословскими спорами о том, кого должны слушать христиане в спорной ситуации, епископа Рима или епископа Константинополя. Характерно, что главенство Рима в Константинополе не оспаривалась, а утверждалось в рамках так называемой концепции Пентархии – пяти центров христианства (Рим, Константинополь, Антиохия, Александрия, Иерусалим, из которых Рим - первый). Но если византийцы в рамках этой концепции признавали Папу просто «первым среди равных», то в Риме считали, что это делает его фактическим лидером всех христиан и высшим авторитетом по вопросам теологии. Отдельно стояла проблема юрисдикции некоторых территорий, к обращению которых в христианство приложили руку в равной степени представители Константинополя и Рима (в первую очередь – различные области Балкан и Восточной Европы). А когда из-за целого ряда частных поводов представители Церквей стали, выражаясь современным языком, «качать права» и придираться, обвиняя друг друга в ереси и отхождении от канона, оказалось, что различий у них очень много. А ритуальные и богословские различия в 11 веке – это не шутка.

Кроме уже упомянутой проблемы главенства Римского Папы и юрисдикции спорных территорий наиболее значимыми проблемами являлась так называемы проблема filioque (в переводе с латыни «и сына»), вопрос о хлебе для причастия, а также право священников жениться. В первом случае речь шла о том, что в Константинополе в символе веры (формально – общем, так называемом Никео-Константинопольском) говорили, и говорят до сих пор, что Дух Святой исходит от Отца ЧЕРЕЗ Сына. В Риме – что от Отца И Сына. Вопрос о хлебе на первый взгляд может показаться забавным, так как епископы спорили о том, должен ли хлеб для причастия быть квасным (православные) или пресным (католики), но глубина богословских суждений по этим вопросам не уступала таковой по всем остальным. Наконец, католики запрещают священникам жениться, а православные, как известно, нет. Существует ещё целый ряд менее значимых вопросов, связанных с богослужением. В результате всех эти противоречий стороны конфликта взаимно прокляли друг друга, отлучив от Церкви.

Впрочем, на тот момент раскол, при всей своей важности, не воспринимался как что-то абсолютное, участники конфликта понимали, что фактически между ними оставалось много общего, и рассчитывали на восстановление единства, разумеется, на своих условиях. Уже через 20 лет после раскола оказавшийся в отчаянном положении император Византии обращается именно к Римскому Папе с просьбой о помощи против сарацин, что в дальнейшем становится причиной Крестовых Походов. Иронично, что именно крестовые походы и стали тем, что реально «зацементировало» раскол. Крестоносцы не возвращали отвоёванные земли под власть Византии, вместо этого создавая там собственные королевства с католической церковной иерархией, подчинявшейся Риму, а 4-й крестовый поход вообще закончилась завоеванием Константинополя. Понятно, что после такого надеяться на былую дружбу стало сложно.