Чем была коллективизация для простого крестьянина?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
4 ответа
Поделиться

Для крестьянина «коллективизация» была концом света и невиданным бедствием. Собственно говоря, как сейчас понятно, это было главное по своим трагическим последствиям событие российской истории XX века: гибель русской деревни (и крестьянской общины) в процессе превращения ее  в «дойную корову» для лихорадочной сталинской индустриализации, и, шире – во внутреннюю колонию большевистского режима, которую он жесточайшим образом грабил и эксплуатировал. Вся эта кровавая вакханалия репрессий, депортаций и голодовок подорвала главную производительную силу деревни – крестьянское умение и желание работать на земле. Крестьянство не сдалось без боя – в 1930 году, например, более 2 миллионов человек участвовали в 13 тысячах бунтов. Сопротивление было задушено невиданным Голодомором 1932-33 гг. и штыками. Совокупные жертвы не посчитаны толком до сих пор; очевидно, их не менее 8,5 миллионов.

52
-4

Совокупные жертвы не посчитаны толком до сих пор; очевидно, их не менее 8,5 миллионов.

не посчитаны, но очевидно. классные историки на квесшне.
хорошо, что я у таких не учился.

-11
Ответить

Историк, конечно, из вас, так себе. А шо, таки голодомор был искусственным?

-7
Ответить

Можно сказать, что и искуственным. Зерно отбирали у крестьян, даже зная о их неминуемой смерти.

+4
Ответить
Ещё 2 комментария

Можно сказать, что и искуственным. Зерно отбирали у крестьян, даже зная о их неминуемой смерти.

в РИ "голодоморы" случались регулярно. вообще, оперировать такими определениями это непрофессионализм, граничащий с шизофренической паранойей. никто никого намеренно не морил голодом. на местах были злоупотребления и топорное исполнение, с этим боролись.

а если чисто по-человечески, вы уже ебанулись со своей оголтелой антисоветчиной. говноеды.

-3
Ответить

BR, нюанс в том, что все эти злоупотребления были следствием совершенно топорной политики "Верхов", инициировавших  проведение коллективизации адскими темпами. При поставленных задачах без насилия и принуждения "низы" выполнить указания просто не могли.

0
Ответить
Прокомментировать

Простой крестьянин — это абстракция. Для большинства крестьянства это была дорога в Ад и жизнь в Аду. Их ограбили, более 2 миллионов выслали в Сибирь, часто на голодную и холодную смерть, 6-8 миллионов на пространстве от Сыр-Дарьи до Днестра умерли от голода. Коллективизация — это самый настоящий геноцид. Вместе с тем немало было и тех, кто радостно поддерживал коллективизацию и активно раскулачивал, насиловал, издевался над людьми. Без их поддержки власть не справилась бы. Если вас это всерьез интересует, советую обратиться к источникам. Начать с пятитомника «Трагедия советской деревни».

22
-2

теперь мне понятно, почему все мои знакомые с ВШЭ - больные либерализмом головного мозга бестолочи.

-11
Ответить

Br Hr, а как называются такие люди типа вас, которых положительно относятся к массовым убийствам, разграблениям и геноциду?

+2
Ответить

DIN DON

откуда следует, что я положительно отношусь к геноциду и разграблениям?

я просто вижу, что историк вшивой школы искажает события своими дебильными трактовками, смешивая в кучу беспредел идиотов и ублюдков на местах с вынужденными мерами по борьбе с дефицитом продовольствия в стране, разрушенной ПМВ и ГВ.
вот это:
"Коллективизация — это самый настоящий геноцид. Вместе с тем немало было и тех, кто радостно поддерживал коллективизацию и активно раскулачивал, насиловал, издевался над людьми. Без их поддержки власть не справилась бы."
есть полная чушь. особенно последнее предложение. автор не историк, а истеричка.

-3
Ответить
Прокомментировать

А я расскажу историю из жизни. Мой прадед был крестьянином, правда, не простым, а достаточно зажиточным, таких называли "кулаками". Жил честно, много и усердно работал, старался достичь для своих сыновей лучшей жизни (а их у него было 4), никому вреда не причинял. И тут гром среди ясного неба: коллективизация. А таких зажиточных, как прадед, "кулаков", и вовсе объявили врагами народа. У них отбирали имущество, а их самих казнили или отправляли в далекие ссылки. И это только за то, что эти люди жили лучше других благодаря своему упорному труду и, возможно, капельке удачи (хотя, не спорю, были и добившиеся успеха за счет кумовства, взяток и обмана). Меня не было бы на свете, если бы не случайность: кто-то из соседей каким-то образом узнал, что за прадедом завтра придут, и поспешил ему сообщить. Семья наспех собралась и уехала, взяв с собой только то, что помещалось в руках. Бросить пришлось дом, хозяйство, все, что наживалось годами. Приехали туда, где их никто не знал, крыши над головой не было, пришлось всю жизнь с начала начинать. Страшное было время.

10
-1
Прокомментировать

Здравствуйте!

Спасибо Катя Пахомова за интересный ответ. Да и другим «одноклубникам» за точные и не менее интересные.

Я расскажу историю своей семьи. Моё родовое гнездо – хутор на востоке Латвии, первый муж моей бабушки (белый офицер, бежавший в Латвию из Чернигова), получил за вклад в борьбу за независимость Латвии. Собственно, это и послужило залогом того, что в июле 1940 года он стал одним из первых, кого репрессировали. Хозяйство было не очень большое – 22 га., но достаточно богатое – чему способствовало относительная близость города (Даугавпилс всего в 30-ти км.) и ориентация на выращивание фруктов (яблоки, вишня, груши, и, даже – виноград и абрикосы, что для нашего климата очень экзотично).

Затем – война…. На 1945 год сад был только около 6 га. (нужно отметить, что суровые зимы 1940 – 1942 уничтожили большинство деревьев), а также – две рабочих лошади, с десяток овец, корова, свиноматка (и собственно э-нное количество поросят), а главное – веялка (для очистки зерна) и огромный погреб для хранения фруктов.

Изначально большевики пытались уговорить бабушку и дедушку (а к тому времени бабушка уже встретила дедушку, полковника РККА, военврача) вступать в совхоз. Использовали все методы, но главным образом – «пряник». Отказывались, но только до 25 марта 1949 года.

25.03.1949. года в Латвии (Прибалтике) произошла массовая депортация. Моя семья была одной из тех, которая должна была быть в списках. Спас – партийный работник, которого от смерти (после ранения в 1944 году) спас мой дедушка. Он предупредил, и сказал, что попытается не включать в списки, но «нужно дело «промочить», т.к. не только он принимает решение.

В начале февраля с жизнью попрощалась свиноматка, а также был вскрыт винный погреб. Одновременно была продана кобыла («Машка» звали ее) и зарезана корова. Дальше – овцы (резали даже стельных). Когда я спрашивал у бабушки – почему, ответ меня не шокировал: … это наше, это часть моей жизни, и мы не хотели это отдавать. Веялка, почему-то сломалось, а в погребе «вдруг» потек лед.

Свиноматка, скормленная партийным работникам, винный погреб и т.д. - сделали свое дела – 25.03.1949. не вывезли, ибо 24.03.1949. дедушка написал заявление в колхоз (конечно же – добровольно). Забрали все, что можно было забрать, но вторую кобылу («Зайгу»), бабушке удалось заполучить для собственных нужд (она работала фельдшером) и всегда относилась к ней как со «своей».

Но, для многих жителей Латвии, коллективизация стала только фактором повышения сопротивления. Около 12000 ушли в леса, присоединившись к лесным братьям / национальным партизанам / бандитам (нужное - подчеркнуть). Уничтожив при этом свои хозяйства.

P.S. Извините за длинный текст.

1
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью