Александр Фокин
декабрь 2016.
3545

Можно крестоцеловальную запись Василия Шуйского считать протоконституцией в духе Великой хартии вольностей?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Нет, нельзя. Крестоцеловальная запись (грамота) появляется на разломе русской истории, в самый напряжённый момент тяжёлого политического кризиса, коим стала Смута. Её наспех составляет князь В.Шуйский в попытке заглушить вопросы о законности своего избрания на царский трон и с целью привлечь побольше сторонников своему шаткому положению. В этой записи он даёт несколько небольших обещаний, общий смысл которых – он не будет свирепствовать. Но не это будоражит русские умы, а сама законность избрания В.Шуйского на царство. Общество не верит ему, и он ничего не может с этим поделать. Ситуация тогда вообще сваливается в политическую пропасть после того, как уже самого Шуйского сметают с трона и начинается самая острая фаза Смуты – гражданская война.

Запись Шуйского не стала русской Хартией. Magna Carta – это не первая и далеко не последняя успешная попытка английского общества ограничить власть и урезать права монарха, уравновесить их своими правами. Крестоцеловальная запись – это не первая и не последняя оппортунистическая попытка русской власти спасти себя любой ценой перед угрозой жестокого политического кризиса, ею же и спровоцированного.

Magna Carta хотя бы по названию, если не общему содержанию, широко известна в мире даже людям, не очень посвящённым в историю. Некоторые её положения инкорпорированы в конституцию США. Она легла в основу правовых систем Великобритании и США. Американские суды всех уровней каждый год по сотням дел руководствуются конкретными статьями Хартии.

О Крестоцеловальной же записи знает только узкий круг профессиональных историков, в т.ч. в России. Она по своим идеям не была востребована русским обществом, и о ней забыли вскоре после её принятия. Запись Шуйского не оказала никакого влияния ни на современные ей социальные процессы, ни на политическую мысль в России вообще. Почему? Короткий ответ: это – небольшой набор добрых обещаний, но это даже не основа для правовой нормы.

Сравните хотя бы объёмы 2 документов: 63 параграфа Хартии помимо вступления против кратенькой Записи, половина текста которой, – это перечисление родословной Шуйского. Хартия написана основательно, это готовый юридический документ. Запись же написана на скорую руку, явно второпях.

Оба документа различны по объёму, содержанию, обстоятельствам их принятия, а главное - по политическим последствиям и своему влиянию на последующую историю. Хотя у обоих, правда, есть некоторое сходство в том, что касается условий их принятия – кризис.

Посмотрим теперь на оба документа и окружающие их обстоятельства поближе.

В Англии с восшествием на престол в 1199 г. у нового короля Иоанна возникает конфликт с Филиппом II - королём Франции, где расположены личные владения Иоанна (Нормандия и Аквитания). Филипп оспаривает законность прав Иоанна на Нормандию, как оспаривает он и саму легитимность пребывания Иоанна на троне. В последовавшей войне Иоанн проигрывает (Руан, столица Нормандии, пал в 1204 г).

Параллельно Иоанн вступает в конфликт и с папой Римским Иннокентием III из-за назначения им кардинала С.Лэнгтона новым архиепископом Кентерберрийским (до разрыва с Ватиканом ещё 3 века), но в 1213 г.уступает перед угрозой вторжения Филиппа в Англию. В 1214 г. Иоанн вновь начинает войну с Филиппом, пытаясь отвоевать Нормандию, вновь проигрывает и доводит Англию до состояния банкротства. Он хочет собрать с баронов новые налоги (уплачиваемые вместо несения военной службы), но те, видя безответственные и бесперспективные действия короля и желая оградить себя от разорения, при поддержке рыцарей, духовенства и городского сословия предъявляют королю 14 июня 1215 г. требования уже от имени всех свободных сословий о защите их прав и интересов и ограничении королевской власти. Иоанну некуда деваться: 15 июня он подписывает Хартию в г. Раннимеде и скрепляет её своей печатью. Но делает он это лицемерно, с тайной надеждой выиграть время и впоследствии отказаться от подписанного, что Иоанн и делает всего уже через 2 месяца. Король пожаловался всё тому же Иннокентию III, с которым он теперь в дружеских отношениях, на нарушение своих «божественных» прав и Папа буллой от 24 августа 2015 г. признаёт Хартию юридически недействительной.

Возмущённые бароны объявляют королю войну и призывают в союзники сына Филиппа – принца Луи. В мае 2016 г. Луи вступает с 35-тысячным войском в Лондон, приветствуемый горожанами. Он гонит и преследует Иоанна, который в походе умирает от лихорадки в октябре 1216 г. Поскольку тремя месяцами ранее умер Иннокентий III, бароны вернули Хартию, и она была вновь провозглашена (подтверждена) от имени 9-летнего сына Иоанна – Генриха III. Впоследствии Хартия несколько раз вновь подтверждалась от имени короля.

У Хартии нет одного автора, но считается, что ведущую роль в её составлении сыграл С.Лэнгтон. Более того, при подготовке Хартии он познакомил баронов с Хартией вольностей Генриха I, принятой ещё в 1100 г. Таким образом, Magna Carta появилась не на пустом месте, а имела преемственность с предыдущими действиями и шагами по ограничению власти монарха. А уже в прежней Хартии был ясно зафиксирован принцип подчинения короля закону.

Не вдаваясь в анализ содержания Хартии, отметим лишь, что она регулирует широкий круг вопросов: налоги, повинности, наследство, права вдов, судоустройство, права церкви и городов и т.д. Очень важно то, что касалось государственного устройства: король обязывался совещаться в рамках Большого совета с 25 баронами, представляющих своё сословие. Этот Совет наделялся правами высшей судебной власти.

Хартия писалась на потребу дня. Некоторые её положения были рассчитаны на ситуацию того времени, однако, бОльшая часть вопросов оказалась сформулированной на века. Когда сегодня речь идёт об англо-американских ценностях, часть из них в виде юризмов была сформулирована именно в Magna Carta.

В этом смысле особенно актуальна ст. 39, впервые тогда вводившая концепцию «свободного человека». Столетие спустя, в 1331 г., английский парламент принял «шесть статутов», которые расширили эту концепцию, опустив слово «свободный». Человек стал просто человеком.

Но значение ст. 39 не только в этом. Она также ограничивала право монарха судить по своему усмотрению и лишать свободы без ясного юридического обоснования. В случае же лишения кого-либо свободы исполнительная власть должна была следовать определённым процедурам.

Именно Magna Carta впервые в истории ввела в суде институт присяжных.

Именно с Magna Carta начинает свою историю британский парламент.

Принципиально важно то, что Хартия была навязана монархии снизу, а не явилась результатом монаршей милости – «сверху». «Снизу» стало гарантией её выживания и соблюдения.

Теперь о Крестоцеловальной записи. Заданный в заголовке вопрос отражает не первую из появившихся в последнее время попыток увидеть в этой Записи протоконституцию. Такие попытки понятны и заслуживают внимания и поддержки с точки зрения поиска пусть даже и нереализовавшихся вариантов выхода на конституцию, ограничение самодержавия. В этом плане Смута, годы ей предшествовавшие и последующие даёт некоторую питательную почву. Но стоит отметить, что никогда ранее Запись Шуйского не рассматривалась в таком контексте, да и, надо признать, вообще практически не вызывала у историков сколько-нибудь значительного интереса.

Крестоцеловальная запись исходит «сверху» от одной из самых неоднозначных личностей в русской истории XVI-XVII вв. – князя В.Шуйского. Русское общество не доверяло ему: он сначала участвовал в походе Годунова против Лжедмитрия, затем чуть ли не громче других убеждал русских поверить, что этот Дмитрий – настоящий выживший сын Ивана Грозного, потом организовал бунт против самозванца, во время которого того убивают. Шуйский был амбициозным и властолюбивым человеком, который настойчиво пытался овладеть высшей властью. Гибель Лжедмитрия даёт ему шанс, которым Шуйский и воспользовался.

19 мая 1606 г., через 2 дня после убийства Лжедмитрия, пока его обезображенный труп всё ещё возили напоказ по городу, на Красной площади собирается толпа народа для решения вопроса о новом царе. Несколько бояр с духовенством предлагают решение: избрать сначала патриарха, который созовёт представительный совет уже для выборов царя. Бояре лукавят. Годунова в 1598 г. избирал Земский собор – представительный форум. Но теперь власть в руках бояр, и они не хотят выпускать контроль из своих рук – отсюда идея ограниченного по составу и сословности совета.

Но вдруг из толпы раздались крики, что, мол, надо сразу здесь же выбрать царя, и царём должен стать Василий Шуйский. В наступившем замешательстве Шуйский был объявлен царём, и сам он тут же вышел перед всеми и царство принял. Потом многие говорили, что было непонятно, как он был избран. Общее мнение уже тогда было, что из толпы кричали приспешники Шуйского, заранее подготовившиеся к этой акции.

Дело сделано. Были неподтверждённые сообщения, будто при венчании на царство Шуйский обещал советоваться с Земским собором, а бояре его отговаривали.

Однако если читать саму Крестоцеловальную запись, то в ней ничего подобного нет. Она проста и обещает всего лишь обходиться без жестокостей времён Ивана Грозного и Бориса Годунова. Нигде в ней не содержится никаких ограничений самодержавной власти, даже намёка на это. Нигде в последующие годы, десятилетия и столетия никаких ссылок на Запись Шуйского в официальных российских документах не делалось. То, как Шуйский организовал самовыборы, а также последующие 4 года его правления, указывают на то, что его целью была власть и власть обычная для русского самодержца – неограниченная. Шуйский не оставил в русской политической истории никакого наследия самоограничения.

На примере Magna Carta мы увидели, как происходит ограничение монаршей власти по форме и содержанию. Ничего подобного мы в случае с Шуйским не наблюдаем.

Любое обязательство самодержца «сверху» ничем и никем не гарантировано. Начиная с Ивана III, вышедшего из-под ордынской зависимости, и до Николая II, ни один русский самодержец ни в чём и никогда себя не ограничивал.

Так называемые «кондиции», которыми группка знати пыталась несколько ограничить в действиях будущую императрицу Анну Иоанновну, продержались всего месяц в феврале-марте 1730 г., прежде чем она их «разодрала» перед восшествием на престол.

Самое главное в этой теме – русское общество, в отличие от английского, никогда не требовало и не ожидало от самодержца каких-либо самоограничений. Англичане воевали с королём из-за конституции и ограничений его власти, а русские даже не заикаются на такие темы. Эти требования появляются лишь в конце XIX в., незадолго до падения самодержавия. Ограничения царской власти, конституция не были востребованы в русском обществе. Никто не ждал и от Шуйского ничего такого, поэтому у него не было и даже повода или стимулов делать что-то в этом направлении.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
15
-2
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью