Вячеслав Бабайцев
декабрь 2016.
1925

Почему черносотенцы во время Февральской революции не выступили в защиту царя?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Причин было несколько. Но прежде, чем перейти к ним, есть смысл вспомнить, что из себя представляла «чёрная сотня» и какова была её роль в недавней русской истории.

Её название – собирательное для нескольких экстремистских организаций, появившихся в период Первой русской революции в 1905 г. и продержавшихся до Второй революции в феврале 1917 г., хотя некоторые выдохлись уже к исходу первого десятилетия. Все эти организации считали своей задачей защитить самодержавие от внутренних врагов, коих они видели в «революционерах», либералах, евреях и масонах.

Идейная база «чёрной сотни» построена на концепциях славянофильства и в первую очередь на уваровском лозунге «Православие, Самодержавие, Народность». Черносотенцы убеждены в том, что дарованное от Бога самодержавие – это наилучшая форма власти для России, которая одна только и способна защитить страну от невзгод и обеспечить ей развитие и могущество. Мифологизация русской истории мешала черносотенцам понять, что именно самодержавие, безраздельно правившее страной на протяжении тысячелетия, лишило Россию устойчивости, обусловило её экономическую и научно-техническую отсталость, невысокий уровень жизни. При этом взгляды черносотенцев носили выраженный антисемитский, националистический, если не сказать нацистский, характер. Антиеврейские погромы "чёрной сотни" отличались от "Хрустальной ночи" нацистов только меньшим масштабом. Один из поздних лидеров «Союза русского народа», Марков, уже будучи в эмиграции в Германии, признавал, что его «Союз» был прообразом фашистской партии.

Все они добивались ликвидации парламентаризма, роспуска Думы, создания вместо неё консультативного совета при царе и узаконения для русских привилегированного положения в Империи.

Название «чёрной сотни», судя по всему, возникает на рубеже XIX – ХХ вв. в бытовом лексиконе как коллективное описание людей, исповедующих ультрареакционные взгляды. Это можно сравнить с тем, как в наше время, например, «ура-патриотов» называют «ватой» или «ватниками». Один из идеологов черносотенного движения, Грингмут, – редактор реакционной монархической газеты «Московских ведомостей» и лидер «Русской монархической партии» - в одной из своих статей заявил как бы от имени всех единомышленников, что движение принимает такое название – «чёрной сотни», - и нашёл в этом названии аллюзию к названию первого отряда ополчения Минина, которое, выступив из Нижнего Новгорода в 1611 г. на Москву, по пути увеличивалось и на подступах к столице уже представляло собой большую военную силу.

Революционные события 1905 г., развернувшиеся после «Кровавого воскресенья» 9 января, гальванизировали в черносотенной среде процессы организационного структурирования и перехода от дискуссий к активным действиям.

В течение года появляются «Союз русских людей», «Русский монархический союз», «Союз русского народа» (наиболее крупный из них), в 1908 г. – «Союз архангела Михаила».

Царские Манифесты об учреждении Думы (06.08.1905) и гражданских свободах (17.10.1905) черносотенцы восприняли как удар по самодержавию, подрыв основ русской государственности. Они считали, что царь был принужден подписать манифесты усилиями С.Витте, который якобы действовал по инициативе еврейских финансовых кругов.

Что происходит в течение 1905-07 гг.? Ситуация в стране сползает в беззаконие и насилие. Почему? Ведь, вроде бы, принимаются беспрецедентные в русской истории решения, которые должны изменить дела к лучшему: учреждается парламент, вводятся гражданские свободы, каждый год принимается порядка 100 одних только царских указов о переустройстве государственной системы власти и управления. А ситуация всё хуже и хуже.

Дело том, что царь – нам эта ситуация знакома с начала 2000-х гг. – не любит давления. Но без давления он вообще ничего не делает. Главное – он неискренен, двулик. Он откровенно саботирует конституционные изменения. Подписывая реформаторские документы, он одновременно прилагает все усилия к тому, чтобы принятые решения остались на бумаге, чтобы ничего не изменялось. Чиновники ясно чувствуют позицию царя и никаких действий вообще не предпринимают, поэтому принимаемые указы оказываются мертворожденными. Нет политических сил, заинтересованных в их выполнении. Они появляются только с началом работы Думы в лице депутатов оппозиционных партий, но царь последовательно распускает Думы в попытке блокировать изменения. Первая Дума работает всего 72 дня весной 1906 г., вторая – 102 дня год спустя. За 10 лет (1906-17) формируется 4 состава Думы, причём уже с 1914 г. её работа становится вообще нерегулярной. В центре принятия государственных решений по-прежнему остаётся царь.

Не требования общества толкают Николая II на видимое, но не реальное ограничение самодержавия. В результате бесславной и разорительной войны с Японией, слабой экономики Россия оказывается на грани финансового краха. Нужны кредиты, которые можно получить только на Западе – в Лондоне, Париже и Берлине. Но кредиторы требуют сначала стабилизировать внутриполитическую ситуацию. Финансовые круги в России ассоциируются с евреями. Николай II с крайней неохотой соглашается издать соответствующие указы, но сам же их саботирует, а впоследствии злится на себя за то, что согласился, но особенно на Витте, который подвиг его к этим шагам. 

Общественно-политический протест в 1905 г. только нарастает. Общество видит, что его обманывают, что обещания, данные царём, не выполняются. На этом фоне царь отчётливо сознаёт ценность «чёрной сотни», как инструмента социального инжиниринга, с помощью которого можно дезориентировать общественное мнение и ослабить его и тогда переиграть ситуацию в свою пользу. Черносотенцы получают от царя ясный сигнал, когда он доводит до их сведения, что не намерен отказываться от самодержавия. Они формируют боевые дружины. Вдохновлённые царём идут в октябре 1905 г. уже на открытое насилие: по России прокатывается волна диких погромов и покушений, которая лишь немного стихает в 1906 г. В октябре 1905 г. погибает порядка 1600 чел. и примерно столько же в следующем году. Черносотенцы убивают видных деятелей кадетов и других оппозиционных сил, готовят покушение и на С.Витте. В эти месяцы и годы черносотенцы пишут одну из самых мрачных и позорных страниц русской истории. «Погром» - первое русское слово, которое обогащает лексику иностранных языков без перевода. Затем последуют «комиссар» (в советской коннотации), «политбюро», «тройка» и лишь потом «спутник».

На выборах в первую Думу черносотенцы совокупно набирают чуть больше 9%. У них нет поддержки в стране. При нормальной избирательной и правоохранительной системе у черносотенцев шансов не было. Но их представительство в более поздних Думах расширяется только благодаря изменению в их пользу избирательного законодательства. Видя политическую слабость своих сторонников (сегодня сказали бы «наших»), царь из собственных средств выделяет им значительные суммы. Но ещё более крупным источником финансирования черносотенцев становится секретный фонд правительства, созданный Столыпиным: они получают деньги на текущую деятельность, проведение съездов, издание газет и книг, которые мало кто покупает. В 1906 г. всего на эти цели выделяется около полумиллиона рублей, но с каждым годом объём этого финансирования растёт и к началу 1917 г. достигает 1,5 млн. руб. Всё это делается по прямому указанию царя.

Черносотенцам создают тепличные условия – много денег, политическая поддержка и внимание царя. Они прочно ассоциируются с монархией и… это их в конце концов и губит. Гибнущая монархия утянула за собой и своих сторонников.

Вернёмся к ответу. Причины следующие:

1. У «чёрной сотни» изначально не было существенной поддержки среди населения. Они взращивались властью искусственно и не могли этого сами не понимать.

2. Их развратили деньги. Возникали ссоры, дрязги, делёж, обиды и т.п. Они привычно обюрократились и заплыли денежным «жирком». Именно поэтому со второй половины 1906 г. активность «чёрной сотни» идёт на убыль.

3. Вплоть до начала Первой мировой войны в 1914 г. черносотенцы занимали – вслед за венценосцами – германофильские позиции. Им этого не простили, когда война началась.

Всё это вместе и предопределило то, почему черносотенцы не стали защищать свой любимый монархический режим в феврале 1917 г. – их было мало, они были разрозненны и дискредитировали сами себя. Им было не до защиты рухнувшей монархии – себя надо было спасать.

Несколько слов вне рамок данного вопроса, но в рамках данной темы – о защите режима его же сторонниками. История нередко повторяется. Она повторилась и при распаде СССР.

У Советского Союза на словах было много сторонников и защитников. Более того, существовали государственные институты, призванные защищать его как от внешних, так в ещё большей степени от внутренних врагов, как, например, Комитет государственной безопасности. В структуре КГБ действовало мощное Пятое управление, известное как «идеологическое управление». Оно следило за сотнями диссидентов и других идеологически «неблагонадёжных» лиц, пресекало их общение с внешним миром и внутри страны, перекрывало каналы распространения «самиздата», устраивало против них различные провокации, формировало пропагандистские кампании их осуждения для того, чтобы другим неповадно было и чтобы размыть их идеи до состояния неузнаваемости. А идеи эти были вполне простые и логичные: нельзя людей гнобить, у людей есть естественные права и свободы, они вправе думать и читать то, что им хочется, не надо полагаться на силу во внутренней и внешней политике, страна экономически отстаёт от развитых стран, следует отказаться от монополии лишь одной партии на власть. Диссиденты ведь даже не призывали к роспуску СССР. Целый отдел этого Пятого управления занимался только А.Сахаровым и его супругой Е.Боннэр.

Помимо КГБ существовала огромная армия различных штатных пропагандистов и идеологических работников, которые с утра до вечера занимались искажением действительности – внутренней и внешней. Во всех партийных комитетах сверху (от ЦК КПСС) донизу (райкомы) существовали идеологические отделы с приличным штатом работников. Издавались десятки партийных газет и идеологических журналов, у которых были большие редакции.

В ЦК КПСС сразу два Секретаря ЦК занимались идеологией (М.Суслов и М.Зимянин в позднебрежневское время). Помимо Отдела пропаганды (позже Идеологический отдел) идеологией также занимались два международных отдела – по связям с соцстранами и по связям с компартиями всех других стран мира. Существовал большой Отдел международной информации, занимавшийся внешнеполитической пропагандой. В Вооружённых силах действовало Главное политическое управление. Даже на каждой подлодке был политрук. На ТВ и радио были свои штатные идеологически подкованные комментаторы и обозреватели. А ещё был комсомол со своим штатом идейных людей. А ещё были партийные школы и институты, цензоры и проч. и проч. На всю эту деятельность выделялись немалые государственные средства. За состоянием умов следили зорко, а это требовало приличных денежных ассигнований.

И вот когда в результате ГКЧП окончательно рухнула коммунистическая система, утянув за собой Советский Союз, вся эта армия идеологических и прочих церберов, якобы стоявших на страже интересов партии и народа, как-то и куда-то тихо исчезла, сдулась. Никто из них не вышел на улицы защищать свой строй, благодаря которому у них был спецпаёк, квартира, машина, приличная зарплата, отоваривание западными шмотками в спецмагазинах «Берёзка». Никто. Почему же? Потому что пришлось бы воевать практически со всем населением, полунищим и полуголодным. Но не только это. Все эти платные борцы за идею могут существовать только в тепличных условиях стабильного финансирования. Как можно защищать то, что рушится буквально на глазах? И рушится именно потому, что деньги вместо того, чтобы идти на нужные цели, выбрасывались в огромном количестве на всякую чушь, типа этой идеологической работы.

Трудно не согласиться со словами С.Витте, сказанными им о «черной сотне», но не потерявшими актуальность и в наши дни: это – «…политические проходимцы, люди грязные по мыслям и чувствам, не имеют ни одной жизнеспособной и честной политической идеи и все свои усилия направляют на разжигание самых низких страстей дикой, темной толпы. Партия эта, находясь под крылом двуглавого орла, может произвести ужасные погромы и потрясения, но ничего, кроме отрицательного, создать не может... Она состоит из темной, дикой массы, вожаков - политических негодяев...».

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
37

Ответ великолепен.+++++++++++++++++++++...

+5
Ответить

Было очень интересно читать, спасибо!

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить