Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

С одной стороны, англицизмы обогащают, с другой – они затрудняют понимание нашей речи. Обогащают они его в том плане, что у нас становится больше слов для обозначения некоторых новых понятий для новых вещей, которые приходят к нам, например, из западной культуры, или которые рождаются у нас. С точки зрения чистоты русского языка и его нормативности – сложнее, потому как, например, некоторые грамматические конструкции, которые, вроде бы, были не очень характерными для русского языка, начинают действовать благодаря активному воздействию английского языка, грамматических англицизмов. Я имею ввиду отказ от склоняемости названий фирм и марок. С другой стороны, в русском языке эта тенденция была давно, она связана с уменьшением склоняемости другого типа собственных имен – топонимов. Например, на вопрос: «Где получили квартиру?» надо сказать: «В Куркине», а народ все время говорит: «В Куркино».

Поэтому существуют некоторые универсальные тенденции, связанные с развитием коллективного русского языка. Эти тенденции объективные для коллективных языков, и для русского в том числе. Они активизируются благодаря воздействию английского языка, его грамматики как языка другого типа – аналитического. Но это все, на мой взгляд, укладывается в представление о динамике языка, о том, что русский язык меняется, становится немного иным, чем он был, скажем, сто или двести лет назад.

Наш язык развился из какого-то предыдущего состояния, иначе мы все говорили бы на том языке, который мы сейчас называем древнерусским. Мне кажется, что нет оснований для паники, но есть некоторое представление о норме, которое воспитывается еще со школы, и, скажем, является некоторым индикатором культурного уровня говорящего человека. Хотя гораздо более значимым индикатором является этичность его поведения, скажем, что он не врет и не ругается нехорошими словами. С другой стороны, у нас есть представление о профессиональных обязанностях человека. Тогда речь идет о том, что профессиональные журналисты должны владеть именно литературным вариантом русского языка, тогда в эфире федеральных каналов не возникнет проблем со склонением. Тут есть вопросы относительно эфиров именно федеральных каналов. Может быть, региональная диалектная окрашенность была бы хороша, но это немножко несбыточные мечты. У нас немного иначе двигается развитие литературного языка во взаимодействии с диалектами. С одной стороны, универсальные культурные требования, с другой стороны – профессиональные нормы. Они создают представление о том, что те же англицизмы оказываются избыточными. Например, совершенно русская фраза: «Распродажа дубленок в "Каляев"» строится со странной формой обозначения места этого магазина вещей. Но так говорят носители русского языка, причем массово. Я думаю, поэтому рекламный отдел этого магазина или изготовителя расположил такое объявление. Это уже вещи, на которые англицизмы влияют очень плохо, поэтому я посоветовала бы носителям русского языка обратить внимание на себя и на родной язык, а не поднимать панику из-за того, что грамматика другого языка влияет на наш отечественный язык.

Поскольку я исследователь и преподаватель русского языка, то есть я работаю с терминами научного стиля, проблема заимствования для меня не стоит. Наш научный стиль, наша терминология в значительной степени основана на так называемом интернациональном фонде, где русизмы и грецизмы – это, во-первых, старые термины, а во-вторых, корни латинские и греческие служат основанием для новейших терминов, поэтому мне кажется, что для людей, которые заняты в интеллектуальных профессиях, проблема англицизмов вряд ли должна стоять так уж остро. 

Вопрос может быть только в том, что например, использование англицизмов непонятно для какой-то аудитории, тогда будьте добры учитывать, какой вы аудитории адресуетесь и тогда для нее не использовать большое количество заимствованных слов, в том числе англицизмов. Поэтому это тоже культура творчества, культура человека пишущего и говорящего, так что это вопрос профессиональной ответственности журналиста, преподавателя, людей других коммуникативных профессий, публичных людей. Поэтому лично я не боюсь англицизмов в русской речи, в том числе в своей речи.

14
Прокомментировать

Влияют нейтрально. Не отрицательно и не положительно. За счёт них, как и за счёт других заимствований язык обогащается, но не всегда. Распространённое представление о том, что англицизмы как-то вредят русскому языку или нарушают его "чистоту" - заблуждение. Пока что я не встречал ни одного объективного критерия, по которому был бы показан этот вред.

0
Прокомментировать

Англицизмы плохо влияют на русскую речь там,где есть русский синоним того же названия или действия. Там же,где все же есть русское слово,лучше употребить его. Я вполне понимаю тех людей,которые выступают против попадания в речь иностранщины,они стремятся сохранить язык чистым,и более грамотным. Ведь логика какова? Представим,что нашим дальним потомкам придется читать текст наших дней. А в тексте этом хоть и будут использоваться иностранные слова,но куда в меньшей мере,чем во времена наших потомков. И вот,наш пра-правнук будет лезть в словарь,что бы понять,а что имел в виду автор,употребляя то или иное русское слово. То есть какое-нибудь обычное русское слово будет звучать для него так же не понятно,как для наших бабушек и дедушек сейчас звучат всякие английские "сэлфи","лайфхак" итд. 

0
Прокомментировать
Ответить