Катя Бочарова
декабрь 2016.
165

Что означает Тора для еврея? Как понять историю общества сквозь призму Талмуда?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Тора - это в первую очередь текст в самом широком смысле этого слова. Каждая буковка этого текста несет значение и ответ, его же несет и порядок слов и их повторение, и все остальное. Как говорит мой любимый профессионал в области иудаики: если эта книга написана человеком или группой людей, то потом они отдали ее редактору "уровня бог". Я уже 6 лет читаю ее по недельным главам, и каждый раз нахожу какой-то новый контекст и идею, которая меня задевает. Какая красота мне откроется, когда я буду знать иврит хорошо, я даже не представляю.

Про "призму Талмуда" - это удивительная переписка мудрецов, которые жили в разное время, которые друг друга дополняют, спорят с друг другом, и стараются сделать все, чтобы жизнь не противоречила "жизни". Талмуд - это идеал постоянного обучения, спора и поиска, искусство аргументации и, еще, вера в то, что в каждом поколении есть мудрецы, которые донесут смысл новыми словами, которые при этом будут уже достаточно классическими, чтобы не быть безумным. Заповеди выведены в талмудической литературе, соблюдение заповедей - это наш "символ веры", если вам так понятнее. 

Дальше свободно процитирую книжку Жизнь как квеч: ни одно из высказываний в Талмуде не названо правильным, нежелание занимать конкретную позицию - удивительная черта Талмуда (кроме категорических запретов). Талмуд - это основа иудаизма, без которого невозможно еврейское мировоззрение. На первой странице Талмуда Мишна объясняет: мудрецы иногда говорят одно, имея в виду другое.Принятие Талмуда как авторитета — главное отличие евреев от всех остальных, в особенности от христиан, которые даже не понимают, что заповедь «Не укради» относится не к деньгам или имуществу. О краже денег и товара говорится в других местах Торы, поэтому в данной заповеди Талмуд трактует слово «красть», исходя из контекста. Две предыдущие заповеди, которые тоже начинаются с «не», запрещают убийство и прелюбодеяние — смертные грехи, связанные с жестоким обращением с человеком. Кража имущества никогда не карается смертью, но кража человека приравнивается к убийству и прелюбодеянию. Поэтому очевидно , что заповедь запрещает кражу людей, а не движимого (или даже недвижимого) имущества. Этого нельзя не заметить — ну разве что вы не знакомы с листом 86а трактата Санедрин… или не жили в обществе, где людей, знакомых с листом 86а и еще четырьмя тысячами страниц Талмуда, почитали больше, чем мы — Шекспира, Конфуция и «Битлз», вместе взятых.

-2
Прокомментировать
Ответить