Мария Гуща
ноябрь 2016.
3584

Почему в художественных музеях, в частности в Эрмитаже, неприлично спрашивать о том, какая картина самая ценная?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
3 ответа
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

Давайте не путать самую ценную с самой дорогой. Самые ценные обычно пропечатаны в буклетах как "шедевры коллекции, которые нельзя пропустить". А вот вопрос рыночной цены шедевров, действительно, достаточно интимный. Во-первых, он бессмысленный. Все равно из музеев, как правило, ничего не продается -- и зачем тогда спрашивать? Есть исключения -- некоторые американские музеи имеют право продать что-то из своей коллекции, если на то будет воля попечительского совета -- чтобы купить на эти деньги что-то более подходящее их коллекции. Но российские музеи  законодательно не могут ничего продавать. Да, в советское время, сразу после революции, из Эрмитажа решением тогдашнего правительства были проданы некоторые особо ценные экспонаты -- чтобы на эти деньги делать танки и станки. Но эта история далеко в прошлом. 

Главное, что надо понимать -- что музейная иерархия не совпадает с рыночной. То есть особо ценными для музея могут быть такие предметы искусства, которые не котируются на рынке. Искусствоведы не всегда совпадают с арт-дилерами в своих оценках. Чемпионы рынка по искусствоведческой табели могут оказаться второстепенными художниками, и наоборот. 

Наконец, у музеев всегда есть особые привилегии. То есть, говоря по-простому, для музеев всегда есть скидки. Потому что для любого художника или для коллекционера --огромная честь попасть в собрание уважаемого музея. Иногда, и цель. Это способ обессмертить свое имя. Поэтому часто музеи получают ценные экспонаты в дар. Недавний пример -- коллекция работ русских художников нашего времени, подаренная группой меценатов и самих художников Центру Помпиду в Париже. Это самый значительный дар, который даже не с чем сравнить. Выставка подаренных работ под названием "Коллекция!" открыта в центре Помпиду до весны. Это настоящая энциклопедия русского искусства от 1950-х до наших дней. И среди авторов этих работ есть рыночные чемпионы. И что должен ответить Центр Помпиду на вопрос -- что у вас самое ценное?

вот тут подробнее о кейсе Помпиду www.theartnewspaper.ru

14
Прокомментировать

Ну представьте себе, что вы заходите в мужской монастырь, и громко на весь зал спрашиваете, у кого из присутствующих монахов самый большой хуй.

Как бы... никто не отрицает, что у каждого из них какой-никакой хуй есть. И у кого-то он, соответственно, будет самым большим. Но они ими скорее всего не мерились, и в общем совсем не для этого собрались. А вы их ставите перед необходимостью всё это вам объяснять. Вместо того чтобы, ну я не знаю, хлеб преломить, вознести молитву, ну и вообще заняться собственно тем, для чего этот монастырь, собственно, предназначен.

А музей — это тот же монастырь. Просто амбулаторный. Конечно, у всего там есть какая-нибудь цена. Но во-первых, она не для всего установлена: многие экспонаты в коллекциях не покупались и не продавались вообще ни разу, а попадали туда или с раскопок, или с военных походов двухсотлетней давности, или были переданы в дар из частных коллекций. А во-вторых, не для того это всё там находится. "Дом мой домом искусства наречется".

Это не значит, что этого "нельзя" делать. Но вы ставите в неловкое положение того, кого вы вынуждаете отвечать на этот вопрос, потому что музейный работник не может вам честно сказать, что этот вопрос не имеет смысла.

Потому что, может быть,  у вас дома — действительно есть какой-нибудь один самый ценный предмет. А в музее попросту всё бесценно.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
61

Смешно :)

+3
Ответить

Потрясающая аллергия и весьма исчерпывающий ответ)

+2
Ответить

0
Ответить
Прокомментировать

Про бессмысленность такого вопроса уже написали, а я могу добавить, что в Эрмитаже в 1985 году один персонаж облил "Данаю" Рембрандта серной кислотой, спросив перед этим, какая картина в зале самая ценная.

5
Прокомментировать
Ответить