Как душа до Второго пришествия страдает в аду, если она не имеет телесной сущности?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Самый очевидный, лежащий на поверхности ответ - это что страдания бывают не только физические.  Страх, стыд, обида, угрызения совести - всё это способно доставлять жуткие мучения и в земной жизни, и в загробной. Вот представьте, умер человек, сгнило тело - но душа-то жива, в полном сознании, помнит всё, что было в земной жизни, сожалеет о своих плохих поступках, которые уже невозможно исправить, боится того, что будет после Страшного Суда... Вот и страдания.

Но у души грешника есть и другие причины страдать. Например, это страсти, сформировавшиеся в земной жизни (страсти - это, говоря современным языком, устойчивые влечения,  затрагивающие и волю, и эмоции, и разум. Например, зависимость от наркотиков, от алкоголя, от секса, от каких-то иных чувственных удовольствий). Умер человек, тело сгнило, а потребности-то в душе остались. Хочется курить, а нечем. Хочется выпить, а нечем. Хочется секса - а нечем. В том-то и фишка, что страсти имеют и не физиологическую составляющую. Курить хочется не просто из-за того, что происходят те или иные электрохимические процессы в организме, но и потому, что в психике возникли устойчивые связи. И эти связи остаются в душе после её разлучения с телом.

Следующий момент - общение с душами других грешников и с бесами. Ад - место густонаселённое, и душе, совершенно независимо от её желания, приходится общаться с другими тамошними обитателями. Если нам здесь, в земной жизни, бывает крайне неприятно общение с теми, кто (даже не важно, объективно или субъективно) хуже нас, то насколько же это неприятнее там! Там вообще не будет никакой возможности от такого общения уклониться. 

Отдельная тема - это субъективное восприятие адских мучений. Да, душа нематериальна, да, материальных сковородок и котлов в аду нет (их, сковородки, вообще придумал в V веке арианский епископ Ульфилла, чтобы хоть как-то пронять своих грубых соплеменников-готов, про моральные страдания они бы просто не поняли). Но, тем не менее, вполне возможно, что эти нефизические, непредставимые адские муки будут некоторым душам представляться именно в виде сковородок. Потому что когда душа сталкивается с иной реальностью, для адекватного восприятия которой у неё нет соответствующих органов, с реальностью, которая совершенно непохожа ни на что, виденное в земной жизни, - душа начинает рисовать себе понятные ей картинки, как бы переводить на свой язык. Так, например, дикари в отсталых племенах воспринимали самолёты европейцев как больших птиц - потому что не было в их мышлении никакого представления о самолётах. Вот и в аду, и в раю души могут воспринимать непредставимую реальность в старых, земных формах. Грубо говоря, если вам снится, что вас сжигают на костре - во сне вам будет больно, несмотря на то, что в реальности вы лежите в уютной постели под одеялом.

Но самое главное, самое страшное мучение - это невозможность быть с Богом. Любая душа неизбежно тянется к Нему, потому что Он - источник всякого бытия, потому что человек сотворён по Его образу. Но и соединиться с Ним душа грешника не может, потому что для Бога в ней нет места. И вот эта невозможность быть с Богом и невозможность быть без Бога - раздирает душу. А уж в каких субъективных формах она это раздирание воспринимает - дело десятое.

7
Прокомментировать
Ответить