Dilyara Aitkazina
ноябрь 2016.
1728

Как жилось парижанам во время нацистской оккупации?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться

Если говорить не обо всей Франции, а именно о Париже, то в начале оккупации жизнь в городе не только не замерла, но даже бурно кипела, особенно по вечерам и ночью: в городе работали театры, музеи, многочисленные кафе, рестораны и, конечно, знаменитые французские бордели. Безмятежный солнечный Париж начала 40-х гг. можно увидеть на фотографиях Андре Зукка, французского корреспондента немецкого журнала “Signal”, издававшегося во Франции. Однако нужно понимать, что немецкое командование запретило съемку оккупированных районов Франции и фотографам необходимо было получить специальную аккредитацию на это. Понятно, что цензура комитета пропаганды просто не пропустила бы «неформат» в печать.

Многие знаменитые люди во время оккупации жили и продолжали работать в Париже. Среди них Эдит Пиаф, Коко Шанель, Пабло Пикассо, Жан-Поль Сартр и т.д. Отношение людей к оккупации было разным, часть из них по разным причинам поддерживала существующий порядок, пытаясь как-то подстроиться под обстоятельства (а потом оправдываться за это после войны), часть тайно сотрудничала с французским Сопротивлением, а кто-то предпочел уехать из Парижа и практически открыто поддержать Сопротивление (как, например, художник Анри Матисс).

Немного по-другому, в более мрачных тонах, описывает Париж фотограф Брассай в книге «Разговоры с Пикассо» (издана в 60-х гг):
«…Париж, который мы любили, наводнили люди в зеленых мундирах и «серые крысы», а флаги со свастикой реяли над каждым государственным учреждением и большими гостиницами, где обосновались гестаповцы и люди из комендатуры. В этом Париже не было ни такси, ни сахара, ни шоколада, ни вкусных булочек, зато появились ревень, брюква, топинамбур и сахарин. Париж стал городом бесконечных очередей и пропусков, комендантского часа и радиоглушилок, пропагандистских газет и фильмов, а немецкие патрули, желтые звезды, сигналы воздушной тревоги, облавы, аресты, объявления о казнях воспринимались как нечто обыденное…»

По отношению к французам немецкая политика была достаточно гибкой, если можно так выразиться, а отношение парижан к оккупации в самом начале скорее выжидающим и немного апатичным.

Совсем другим было отношение немецкого командования к французским евреям. В Париже была проведена перепись еврейского населения (около 150 тыс. евреев), первые погромы и аресты проходят уже осенью 1940 года. Арестованных отправляют в лагерь Дранси в окрестностях Парижа, а оттуда – в другие концлагеря, их имущество «изымают», или попросту разворовывают и перепродают. Явного, открытого возмущения среди французов эти действия не вызывали.

Вот несколько интересных ссылок:
Фотографии А. Зукка: waralbum.ru
Статья историка Б. Клейна: kackad.com
Еще фотографии и статья: www.kulturologia.ru
Выдержки из книги Брассая: admarginem.ru

31
Прокомментировать

Постом выше есть комментарий  про апатичное отношение парижан к преследованию евреев во время нацисткого правления. Я встречал другие суждения. В частности, Ханна Арендт в книге "Банальность Зла. Эйхман в Иерусалиме'', пишет как раз таки про возмущенное отношение французов  к преследованию евреев, при этом выражаемое достаточно парадоксально-французам были достаточно апатичны к преследованию евреев в целом, но  очень яростно пытались отстаивать ''своих'' иудеев, бывших французскими гражданами, и даже вишисткое правительство прямо выражало свое неудовольствие Берлину. И это имело свой эффект-масштаб преследований был ниже, чем мог бы.

1

Вы немного неправильно меня поняли, выжидательное и апатичное отношение парижан не к депортации евреев, а к начальному периоду оккупации. А по поводу евреев, здесь конечно соглашусь с вами: действительно, у немецкого командования были трудности с депортацией именно французских евреев. Кстати, такие же сложности были и в других странах Европы (особенно в Дании, где на защиту даже евреев-иностранцев выступила датская королевская семья и члены правительства).

Ни в коем случае не умаляю вклада рядовых французов в спасение людей в этих тяжелых условиях! 

Кстати, книга Х. Арендт вызвала массу критических отзывов, в том числе среди самих евреев. 

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить