Может ли человек и окружающее его люди не замечать серьёзные психиатрические отклонения?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться
Вы удивитесь, но до определенного момента и сам человек, и его окружение могут не замечать развивающейся психической патологии или не придавать таковой значения. Происходит это, прежде всего, потому, что большинство людей в нашей стране психиатрически безграмотны, склонны верить в досужие домыслы, предрассудки болезненного исторического прошлого, которые, к сожалению, стали повальными заблуждениями; они плохо представляют себе, что есть душевная болезнь, - в своем обскурантизме люди склонны отрицать и бояться всего неизвестного, а психиатрия все еще овеяна мрачным ореолом таинственности. По убеждению многих, болеть психическим расстройством постыдно. Люди не просто не осведомлены о процессах собственной психической жизни, они по-прежнему суеверно боятся слов, в которых есть греческая приставка "псих-", обозначающая всего-навсего понятие "душа". Отрицание - распространенный механизм психологической защиты, поэтому первое, что чаще всего станет делать человек, почувствовавший, что в его психике происходят определенные изменения, - это начнет убеждать себя в обратном. (Есть, пожалуй, и исключения - субъекты с ипохондрическим расстройством, например). Такое отрицание может быть подсознательным стремлением человека уберечь свою самооценку, самовосприятие своей личности от удара, когда он осознаёт собственное разительное отличие от других, "нормальных" людей и ощущает стыд и вину за собственную "неполноценность". По такому же принципу ведут себя родственники больных, которые в большинстве случаев негативно воспринимают даже намек на наличие душевного расстройства у близкого им человека и порой отрицают даже объективные наблюдения. Если же изменения в психике действительно серьезны и сильно мешают нормальной жизни и привычному функционированию индивида, но при этом человек способен отдавать себе отчет в том, что происходящее с ним выходит за рамки психического опыта большинства окружающих его людей (т.е. никто из них подобного не испытывал), то есть вероятность, что рано или поздно он по собственной воле будет искать помощи специалиста, чтобы восстановить душевное здоровье. Однако следует понимать, что при многих грубых нарушениях психики, несмотря на странное и неадекватное поведение, человек, напротив, теряет критику к своему состоянию, - отрицание болезни является уже не столько защитным механизмом, сколько симптомом самой болезни. Это так называемая анозогнозия, когда человек непоколебимо уверен, что его болезненные представления абсолютно точно отражают действительную реальность, заболевший перестает осознавать тяжесть своего состояния, он не понимает, что болен, или не верит в это. Чаще всего именно на этом этапе болезнь становится заметной ближайшему окружению, которое с неприятным удивлением и непониманием обнаруживает, что их родственник или друг совершает вычурные, несвойственные ему действия (например, может высказывать идеи преследования, говорит, что спецслужбы ведут за ним слежку, или отказывается от еды, потому что считает, что у нее странный вкус и его задумали отравить). В таком случае нездоровье человека (даже если сам он твердо уверен и всех убеждает, что здоров) становится очевидным, и тогда благодаря содействию близких он попадает в поле зрения психиатров - но это в самом лучшем случае, а в худшем его ведут к целителям, экстрасенсам и экзорцистам. Бывает и по-другому. Когда болезнь развивается исподволь, постепенно, то не всегда заметно, что странности в поведении человека обусловлены психическими проблемами, такое обычно не предполагают в первую очередь. Окружающие люди до последнего могут думать, что человек просто устал, поэтому стал выпадать из социальной жизни, или что у него сменились интересы, поэтому он бросил университет, или что он лентяй и безвольный нытик, который не может взять себя в руки, поэтому лежит целыми днями лицом к стене и отказывается даже прибраться в комнате. Окружающие способны придумать множество оправданий необычному поведению в зависимости от степени причудливости своей фантазии, но зачастую их предположения ошибочны и только сильнее отдаляют человека от понимания того, что на самом деле ему необходима квалифицированная психиатрическая помощь, иначе болезнь может принять тяжелое и/или затяжное течение. В любом случае, если есть подозрения относительно собственного либо чьего-либо психического нездоровья, универсально правильным будет решение прийти на консультативную, профилактическую беседу с врачом соответствующего профиля, и разрешить свои сомнения.  Это не то, чего следует бояться или стыдиться.
3
Прокомментировать

Вполне! В сегодняшнем мире мы привыкли не видеть то, что совсем нельзя считать за норму , учитывая здравый смысл. А здравый смысл для каждого свой. Отклонения это одно и их легко не замечать. А болезни и патология - это уже совсем другое и это не заметить невозможно. Мы часто не видим комплексов и серьёзных "бзиков" людей, пока не видим их в той или иной фатальной(или не очень) ситуации.

1
Прокомментировать

Запросто. Классика жанра - индуцированное бредовое расстройство, когда больной человек с бредом, который имеет влияние в семье, как бы заражает своими идеями супруга/супругу, ребенка, прочих родных. И в итоге порой бывает непонятно: кто же болен, кто первопричина.

0
Прокомментировать
Ответить