Sasha Ba
ноябрь 2016.
789

Когда и почему в западной академической среде стало модно (или необходимо?) быть левым?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
2 ответа
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Представление о том, что все западные профессора - поголовно анархисты, троцкисты и маоисты "в коноплевых штанах и с коноплей в лёгких", всё же далеко от истины и годится скорее для ситкома, чем для анализа реальности. 

Исследования показывают, что доля крайне левых университетских преподавателей в США составляет около 5%, а подавляющее большинство - "либералы" или умеренные (пишу слово "либерал" в кавычках, чтобы отличать от российских либералов). При этом надо учитывать, что американский политический спектр заметно сдвинут  вправо относительно европейского и российского: скажем, американец, поддерживающий бесплатное высшее образование и здравоохранение, будет уже глубоко в его "либеральной" части. Да и сами по себе идеологии в США - это совокупность позиций по самым разным вопросам, от медицины для бедных до иммиграции и контроля над оборотом оружия. Поэтому "либерал" вполне может, например, прохладно относиться к государственному вмешательству в экономику, но при этом быть сторонником легализации марихуаны, либерализации миграционного законодательства и ужесточения оружейного. Так что те, кого автор вопроса называет левыми, на практике ближе к европейским социал-демократам. 

Что касается радикального активизма, то он требует больших затрат времени, и большинство университетских преподавателей на Западе, особенно молодых и не имеющих пожизненных контрактов, просто не могут себе этого позволить - они вместо этого пишут статьи, проводят эксперименты, готовятся к лекциям, ездят на конференции.
Учим английский язык вместе! Почему так мало людей после окончания школы хорошо знают английский язык?Как легко развить разговорную речь в английском, не общаясь с представителями языка?Есть ли в английском языке аналоги русских «вообщем», «ихних» и так далее?Задавайте вопросы экспертам

Также существует явная связь между долей либеральной профессуры и сферой научной деятельности: самые либеральные обычно гуманитарии, педагоги, чистые математики, в то время как факультеты технических наук, медицины, права, экономики и бизнеса ближе к центру политического спектра.

Ответ на вопрос "почему" - скорее всего сочетание субъективных и объективных факторов. С одной стороны, люди с более правыми взглядами скорее выберут карьеру в бизнесе, где можно заработать больше денег, или в государственных и в особенности силовых структурах, где можно получить власть и одновременно ощущение причастности к чему-то большому и мощному. Напротив, университетская среда привлекает людей, склонных больше думать об общественных проблемах, а они чаще имеют относительно левые политические взгляды (конечно же, это отнюдь не детерминировано: скажем, есть немало учёных с либертарианскими убеждениями). Наука интернациональна, поэтому учёному труднее поверить в превосходство одной расы или нации над другими. В науке принято оспаривать авторитеты, что близко и идеологии (хотя далеко не всегда к практике) левых течений. В то же время, правые идеологии часто требуют безусловной лояльности к какому-либо авторитету, подвергать сомнению который нельзя даже в теории (Нация, Традиция, Лидер и и т.д.)

К тому же, во многих зарубежных странах, как и в России, университеты зависят от бюджетного финансирования, и чаще всего именно левые политики сопротивляются попыткам его урезания и перевода образования на коммерческую основу.  

Всегда. Не "левым", а оппозиционным мейнстриму. Университеты образовались в XI-XII веках на тех же принципах, что много ранее - монастыри. В одном месте собрались специалисты в своей теме: там - монахи-аскеты, тут - ученые, - чтобы заниматься любимым делом так, чтобы им никто не мешал: там - "белое" духовенство с его светскими покровителями и денежными вопросами, тут - официальные церкви и власти. Нужность университетов скоро стала всем очевидна, и им по всей Европе была предоставлена относительная автономия в управлении и снисходительность в плане взглядов. Поэтому спокон веку в университетах бравировали альтернативными взглядами. Римский престол постоянно вел ругательную переписку с Сорбонной, где теологи постоянно создавали ему проблемы. В университетах расцвела Реформация и захватила Европу. В университетах были созданы все первые важные книги по усовершенствованию политического устройства, зачатки капитализма и социализма. В дореволюционных российских университетах гнездились социалисты и анархисты. Как и в европейских и американских университетах 1890-1920-х гг. В советских университетах гнездились антисоветчики, прозападники, сионисты, славянофилы, фашисты и "религиозники" всех видов. Ну вот, а в современных западных университетах гнездятся маоисты, троцкисты, социалисты, экологисты, анархисты и все прочие им подобные. В современных российских университетах парадигма слегка иная, потому что идет переходный период - советская профессура еще не отмерла, а новая, по экономическим причинам, очень низкого уровня и еще не дала ярких личностей и формируемых ими идеологий (хотя бы и левых), пусть они и пытаются имитировать современный западный университетский дискурс.

Образно говоря, если современный западный университет - это профессура типа троцкиста Ноэма Хомского и полкило молодых преподавателей в коноплевых штанах, с коноплей в легких и плакатами против АЭС и войны в Сирии, то современный российский университет - это профессура из старых профессоров марксизма с тайными сочинениями про Розанова, хранимыми дома, и полкило молодых преподавателей с айфонами, клубами и смертельным желанием хоть где-то заработать на оплату кредитов, чтобы продолжать выглядеть как дети олигархов. Есть единичные исключения, конечно. По мемуарам судя, так было в Германии в 1950-е гг. Ну и у нас тоже постепенно всё поменяется, если не будет новых катаклизмов, что вряд ли.

Ответить