Слава Мартюшев
ноябрь 2016.
477

На ваш взгляд,какая судьба ждет Россию дальше при поддержании нынешнего курса? Есть ли надежда на что-нибудь хорошее?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Неважная судьба - углубление экономического кризиса, обеднение населения, обострение социальной напряжённости, усиление политической поляризации, рост авантюрности во внешней политике. Надежда на хорошее может быть связана только с тем, что такой период всё-таки завершится и завершится необходимыми переменами.

Это не вопрос личной оценки - у России уже есть историчееский опыт прохождения подобных ситуаций. После 3-х десятилетий стагнации, борьбы за идеологическую чистоту, "закручивания гаек" и проигранной войны (Крымской) наступила - запоздало -  эпоха великих реформ. Повторение этого опыта при Александре III на протяжении его 13 лет правления и первого десятилетия Николая II (стагнация, борьба за идеологическую чистоту, "закручивани гаек" и проигранная война - Японская) привело к первой русской революции и - опять же запоздало - конституции и парламенту. Попытки Николая II ограничить парламентаризм, сохранить самодержавие, втягивание в Первую мировую вйну закончились второй русской революцией в феврале 1917 г. Тяжёлый кризис сталинской диктатуры "лечился" массовыми репрессиями, когда всякая критика была исключена просто физически. Конец СССР: брежневский застой, борьба за идеологическую чистоту, "закручивание гаек" при Андропове и проигранная война - Афганская. Закончилось фактически третьей русской революцией. Как говорил Черномырдин: "Никогда такого не было, и вот опять!".

Зафиксируем очевидную истину: революции не происходят в благополучных странах, в «лучших экономиках». Всплески производства отдельных видов продукции от очень низкой базы и на ограниченном временнóм промежутке – 1907-11 гг. (после 1911 г. производсво практически не росло) - не сделали тогда Россию сильной и современной экономикой, способной противостоять трудностям, наступившим с войной.

Проблема России в начале ХХ в. состояла в том, что она никак не могла встать на полноценный капиталистический путь развития. Крестьянство – 80% населения страны – не понимало, что такое капитализм, не видело его преимуществ, держалось за общину, было против частной собственности. Большой экспорт зерна накануне 1914 г. был следствием не возросшего объёма его производства в силу новых отношений в аграрном секторе, а урезанием внутренних объёмов его потребления, прежде всего самими крестьянами. Производительность крестьянского труда оставалась крайне низкой, практически не механизированной; урожайность в разы ниже европейского уровня. Всё это стало одной из прямых причин военного поражения и революции в феврале 1917 г.: мобилизованная в армию масса крестьян (а других-то сил в стране практически и не было) обескровила сельское хозяйство. Аграрное производство в стоимостном отношении рухнуло в 2 раза к 1917 г. по сравнению с 1913 г. – вот они причины тогдашней нехватки продовольствия.

Но и капитализм развивался очень своеобразно – его «развивало» государство. Пропустив все развилки XIX в., когда в Европе и США началась промышленная революция, создавались частные капиталы, ставшие критически важными источниками инвестиций, самодержавие само формировало необходимые, с его точки зрения, производства, которые затем отдавались на откуп частному капиталу, который, однако, не имел внутренней финансовой прочности. Производство не модернизировалось, основные фонды быстро старели. Отсюда – монополии, фаворитизм, прикармливание частного бизнеса. Очень похоже на современную нам ситуацию. Поэтому другой причиной поражения и дезорганизации стала слабость транспорта и его инфраструктуры, несмотря на десятки тысяч построенных километров железных дорог, которых, тем не менее, не хватало, как и паровозов и вагонов.

В силу этого сопоставление отдельных социально-экономических показателей России тех лет с ведущими европейскими странами некорректно, поскольку не даёт адекватного представления о реальном положении России. Её экономика не соответствовала потребностям страны или, точнее, не была модернизированной, как в Великобритании, Франции, Германии и США, которые к этому времени, воспользовавшись плодами промышленной революции второй половины XIX в., формировали уже новую структуру экономики с новыми отраслями: химия, энергетика, станкостроение. Россия же, несмотря на рост, по абсолютным показателям всё ещё отставала по производству чугуна, текстиля, добыче угля. Отличие российской экономики от европейской тогда, как и сейчас, было разительным.

Двигателем экономики были государственные инвестиции, которые формировались за счёт высасывания более чем скромной добавленной стоимости из деревни. Помимо государственных были и частные инвестиции, но они были иностранными (почти половина в общей структуре инвестиций).

Экономически развивались те страны, которые втягивались в мировую торговлю. У России с этим было плохо и из-за маломощного и малочисленного флота, и из-за высоких импортных тарифов, которые лишали внутреннее производство конкуренции и повышали внутренние цены, несмотря на крайне ограниченный внутренний спрос (80% - крестьяне). Хуже того, почти половина российского экспорта приходилась на Германию, с которой и началась война.

Весьма неустойчивой была финансовая система, поэтому военные расходы её просто сорвали.

Сильным негативным фактором был и весьма низкий уровень государственного управления в целом и экономикой в частности. Как такового правительства с единой социально-экономической политикой не существовало – министры подчинялись непосредственно императору, только с ним согласовывали свои действия. У императора не было никакого аппарата советников и помощников. В этих условиях важнейшие решения принимались «с колёс», были обусловлены конкретной ситуацией и не являлись частью какой бы то ни было скоординированной линии действий. 

За счёт чего нынешняя ситуация должна измениться к лучшему? За счёт ротации чиновников по горизонтали. Нет. Для изменений нужны инвестиции в экономику, другие стимулы к экономическому росту, вложения в человеческий капитал (образование и здравоохранение), создание условий для развития новых технологий. Какие из правительственных решений последних 2-х лет направлены на эти цели?

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
9
-3

Приведите пожалуйста факты стагнации, "закручивания гаек" и тд при Николае II. О какой стагнациям может идти речь, если у нас была одна из лучших экономик мира?! "Закручивание гаек" было при Николае I, но никак не при Николае II. Каким образом он пытался "сохранить самодержавие" и "ограничивал парламентаризм"?

0
Ответить

Откуда у Вас этот миф: «одна из лучших экономик мира»? С чего?

Зафиксируем для начала очевидную истину: революции не происходят в благополучных странах, в «лучших экономиках». Всплески производства отдельных видов продукции от очень низкой базы и на ограниченном временнóм промежутке – 1907-11 гг. (после 1911 г. производсво практически не росло) - не сделали тогда Россию сильной и современной экономикой, способной противостоять трудностям, наступившим с войной.

Проблема России в начале ХХ в. состояла в том, что она никак не могла встать на полноценный капиталистический путь развития. Крестьянство – 80% населения страны – не понимало, что такое капитализм, не видело его преимуществ, держалось за общину, было против частной собственности. Большой экспорт зерна накануне 1914 г. был следствием не возросшего объёма его производства в силу новых отношений в аграрном секторе, а урезанием внутренних объёмов его потребления, прежде всего самими крестьянами. Производительность крестьянского труда оставалась крайне низкой, практически не механизированной; урожайность в разы ниже европейского уровня. Всё это стало одной из прямых причин военного поражения и революции в феврале 1917 г.: мобилизованная в армию масса крестьян (а других-то сил в стране практически и не было) обескровила сельское хозяйство. Аграрное производство в стоимостном отношении рухнуло в 2 раза к 1917 г. по сравнению с 1913 г. – вот они причины тогдашней нехватки продовольствия.

Но и капитализм развивался очень своеобразно – его «развивало» государство. Пропустив все развилки XIX в., когда в Европе и США началась промышленная революция, создавались частные капиталы, ставшие критически важными источниками инвестиций, самодержавие само формировало необходимые, с его точки зрения, производства, которые затем отдавались на откуп частному капиталу, который, однако, не имел внутренней финансовой прочности. Производство не модернизировалось, основные фонды быстро старели. Отсюда – монополии, фаворитизм, прикармливание частного бизнеса. Очень похоже на современную нам ситуацию. Поэтому другой причиной поражения и дезорганизации стала слабость транспорта и его инфраструктуры, несмотря на десятки тысяч построенных километров железных дорог, которых, тем не менее, не хватало, как и паровозов и вагонов.

В силу этого сопоставление отдельных социально-экономических показателей России тех лет с ведущими европейскими странами некорректно, поскольку не даёт адекватного представления о реальном положении России. Её экономика не соответствовала потребностям страны или, точнее, не была модернизированной, как в Великобритании, Франции, Германии и США, которые к этому времени, воспользовавшись плодами промышленной революции второй половины XIX в., формировали уже новую структуру экономики с новыми отраслями: химия, энергетика, станкостроение. Россия же, несмотря на рост, по абсолютным показателям всё ещё отставала по производству чугуна, текстиля, добыче угля. Отличие российской экономики от европейской тогда, как и сейчас, было разительным.

Двигателем экономики были государственные инвестиции, которые формировались за счёт высасывания более чем скромной добавленной стоимости из деревни. Помимо государственных были и частные инвестиции, но они были иностранными (почти половина в общей структуре инвестиций).

Экономически развивались те страны, которые втягивались в мировую торговлю. У России с этим было плохо и из-за маломощного и малочисленного флота, и из-за высоких импортных тарифов, которые лишали внутреннее производство конкуренции и повышали внутренние цены, несмотря на крайне ограниченный внутренний спрос (80% - крестьяне). Хуже того, почти половина российского экспорта приходилась на Германию, с которой и началась война.

Весьма неустойчивой была финансовая система, поэтому военные расходы её просто сорвали.

Сильным негативным фактором был и весьма низкий уровень государственного управления в целом и экономикой в частности. Как такового правительства с единой социально-экономической политикой не существовало – министры подчинялись непосредственно императору, только с ним согласовывали свои действия. У императора не было никакого аппарата советников и помощников. В этих условиях важнейшие решения принимались «с колёс», были обусловлены конкретной ситуацией и не являлись частью какой бы то ни было скоординированной линии действий. 

Странный вопрос - как Николай сохранял самодержавие. Вы должны быть в курсе, что отречение Николая от престола 2 (15) марта 1917 г. стало ключевым собыытием революции, изменившим политическое, социальное и экономическое устройство России. Отрекался не председатель Думы и не правительство, которое полностью подчинялось императору. Он распоряжался финансами, принимал все более или менее значимые решения в стране. 

Парламентраизм он ограничивал регулярными роспусками Думы по политическим мотивам, а также систематическими, целенаправленными действиями и провокациями против ведущих политических партий, которые могли и должны были сформировать прочную политическую структуру, которой в результате действий Николая и не оказалось феврале 1917 г.

+3
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью