Яна Иванова
сентябрь 2015.
5984

Как в Средние века лечили от оспы и выживали ли заболевшие?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
1 ответ
Поделиться

В Средневековье оспа была одной из наиболее распространённых болезней. Её эпидемии уносили ежегодно множество жизней в Европе и Азии, а у большинства из тех, кто выжил, оставались глубокие шрамы, при этом самые заметные – на лице. Редко встречались люди, не перенесшие это заболевание. Итальянский врач и учёный Джироламо Меркуриалис (1530 – 1606) утверждал, что «каждый человек должен болеть оспой, по крайней мере, один раз в жизни».

Об оспе писали многие средневековые авторы. В 570 году епископ Марий Аваншский, упомянувший её в своих трудах, впервые употребил латинское название заболевания, сохранившееся до сих пор, – variola. Египетский врач – офтальмолог Х века Исаак Иудей считал оспу детской болезнью, которая способствовала очищению организма от ядов, воспринятых в утробе матери из менструальной крови.

Одним из наиболее обстоятельных трудов, посвящённых этому заболеванию, является «Книга об оспе и кори», которую написал персидский медик X века Абу Бакр Мухаммад ибн Закария ар – Рази, известный в Европе как Разес. Он дал описание течения обоих болезней, предвестников, симптомов и лечения, указав отличия оспы и кори как двух самостоятельных недугов. Разес считал, что кровь меняет свои свойства с возрастом. В детстве и юности она является горячей, жидкой и кипящей, затем отстаивается и становится крепкой, а в старости скисает и охлаждается. Оспенная сыпь, по его мнению, возникала из пузырьков газа в кипящей детской крови. Он писал: «Молодая детская кровь подобна молодому вину, которое всегда готово к брожению. Поэтому – то корь или оспа обычно наблюдаются у детей». Помимо детей, склонными к заболеванию оспой Разес считал полных и потливых людей, а также любителей сладкого. В качестве профилактики он предлагал периодическое кровопускание и особую диету из жирных подкисленных холодных продуктов, которые препятствуют брожению крови. При заболевании оспой Разес считал что «следует заботиться о глазах, веках, ушных каналах, внутренности носа, горле и суставах, чтобы в них не происходило никакого гниения». Он особо отмечал невосприимчивость людей, перенесших инфекцию, к повторному заболеванию. В его труде также содержится упоминание о широко известном на Средневековом Востоке методе прививки оспы – вариоляции. Её суть состояла во введении в кровь здорового человека содержимого оспенных пузырьков больного, приводившем к заболеванию в лёгкой форме. Кроме Разеса, об этом методе сообщают письменные источники Индии и Китая. Но вариоляция не всегда давала желаемые результаты. Иногда она приводила к тяжёлому заболеванию и смерти привитых людей, часто вызывала эпидемии и не всегда предохраняла от последующего заражения.

Ещё хуже обстояло дело в Европе. Не зная до конца истинной природы смертельно опасного заболевания, люди не могли справиться с ним при помощи методов примитивной средневековой медицины, которая совмещала рациональные способы лечения и веру в сверхъестественное. Для предотвращения и лечения оспы использовали заклинания, молитвы и талисманы, разумеется, не дававшие желаемого эффекта. Широко практиковали такой метод как обёртывание больных в ярко – красную ткань, полагая, что она способна выманивать оспу наружу. Также этот способ использовался и для лечения других болезней, связанных с жаром и сыпью. В Англии XVI века людям, заболевшим оспой, прикладывали к телу разрезанных пополам мышей. Конечно, эти методы не давали нужного лечебного эффекта, и смертность оставалась высокой.

Одну из эпидемий оспы, обрушившуюся на Галлию в августе 580 года, описал в своём труде «История франков» епископ VI века Григорий Турский. Он хорошо показывает, как люди того времени относились к страшной инфекции и пытались ей противостоять. Вот отрывок из его сочинения.

«…У тех же, кто ею страдал, была сильная лихорадка с рвотой и нестерпимая боль в почках; темя и затылок были у них тяжёлыми. То, что выплёвывалось изо рта, было цвета жёлтого или, вернее, даже зелёного. Многие утверждали, что там находится яд. Простые люди называли эту болезнь внутренней оспой; это вполне возможно, так как если ставили банки на лопатки или на бёдра, появлялись нарывы, которые лопались, гной вытекал, и многие выздоравливали. Но и травы, исцеляющие от заражения, принятые как настой, очень многим приносили облегчение. Эта болезнь, начавшаяся в августе месяце, прежде всего поражала детей и уносила их в могилу. Мы потеряли милых и дорогих нам деток, которых мы согревали на груди, нянчили на руках и сами, приготовив пищу, кормили их ласково и заботливо. Но, вытерев слезы, мы говорим вместе с блаженным Иовом: «Господь дал, Господь и взял; как угодно было Господу, так и стало. Да будет благословенно имя Господне во веки». Об особенностях вашего организма Какими опасными болезнями я могу болеть и при этом не знать, потому что они протекают первое время незаметно?Может ли в действительности человек не спать год, как в фильме «Машинист»?Наука говорит, что все клетки организма меняются за 2 года, тогда почему остаются татуировки и шрамы?Узнать больше

И было так, что в эти дни тяжело заболел король Хильперик. Когда он начал выздоравливать, заболел, еще не «возрождённый от воды и Духа Святого», его младший сын. Видя, что он находится при смерти, они его окрестили. Когда ему на некоторое время стало лучше, заболел этой болезнью его старший брат, по имени Хлодоберт. Мать его Фредегонда, видя, что Хлодоберт находится в смертельной опасности, охваченная поздним раскаянием, сказала королю: «Долгое время нас, поступающих дурно, терпело божественное милосердие. Ведь оно нас часто карало лихорадкой и другими страданиями, а мы не исправились. Вот уже теряем мы сыновей! Вот их уже убивают слезы бедных, жалобы вдов, стоны сирот. И неизвестно, для кого мы копим. Мы обогащаемся, не зная сами, для кого мы собираем все это. Вот сокровища, отнятые силою и угрозами, остаются без владельца! Разве подвалы не изобилуют вином? Разве амбары не наполнены зерном? Разве твои сокровищницы не полны золота, серебра, драгоценных камней, ожерелий и других украшений королевского двора? И вот мы теряем прекраснейшее из того, что у нас было. Теперь, если угодно, приходите. Мы сожжём все несправедливые налоговые списки, пусть нашей казне будет достаточно того, что достаточно было нашему отцу и королю Хлотарю». Так говорила королева и била себя в грудь кулаками, затем велела принести налоговые книги, которые привез Марк из городов их королевства, и, бросив их в огонь, вновь обратилась к королю: «Что же ты медлишь? — сказала она.— Видишь, что я делаю? Делай и ты то же. Если и деток потеряем, то хоть вечной муки избежим».

Тогда король, раскаявшись, предал все налоговые книги огню. И когда книги были сожжены, король послал людей, чтобы они запретили на будущее составлять налоговые списки. После этого младший мальчик, снедаемый сильным недугом, скончался. С глубочайшей скорбью его отвезли из виллы Берни в Париж и предали погребению в базилике святого Дионисия. А Хлодоберта положили на носилки и принесли в Суассон, в базилику святого Медарда, и, опустив его на могилу святого, дали обет от его имени. Но в полночь, задыхаясь и ослабев, он испустил дух. Его похоронили в базилике святых мучеников Криспина и Криспиниана. Тогда великое рыдание было во всём народе. Плачущие мужчины и женщины в траурных одеждах, в таких, в каких они хоронят мужей, следовали за похоронной процессией. И потом король Хильперик раздал много подарков церквам, базиликам и бедным людям».

Остаётся только добавить, что никакими известными способами остановить эпидемию не удалось. Она продолжала свирепствовать ещё два года.

В России появление оспы, вероятно, произошло в первой половине XV века. Никоновская летопись под 1427 годом сообщает: «Мор бысть велик во всех градех русских по всем землям, и мерли прыщем; кому умереть, ино прыщь син, и в третий день умираше, а кому живу быти, ино прыщь черлен на долго лежит дондеже выгниет. И после того мору как после потопа толико лет люди не почали жити, но маломочный и худи, и щадушнии начаша быти». Эффективных средств борьбы со страшной болезнью жители Руси не знали, поэтому в дальнейшем её эпидемии часто повторялись.

В XVII веке оспа вместе с землепроходцами из Центральной России проникла в Сибирь, где начала производить опустошения среди коренных народов, не имевших никакого иммунитета против инфекции. Историк П.А. Словцов (1767 – 1843) писал, что они «не только по своему неведению, но и по образу жития должны были испытать всю жестокость заразы». В 1610 году эпидемия оспы вспыхнула среди остяков Нарымского воеводства. Там она опустошила целые районы. Город Нарым обезлюдел. Так как хоронить трупы умерших было негде и некому, тела отвозили на пустошь вблизи города, где их поедали дикие животные.

Местные жители, считая оспу неким злым духом, с целью запугать её ставили перед входом в юрты натянутые луки со стрелами или, чтобы обмануть болезнь, выжигали горящим трутом на теле ямки — подобие оспенных рубцов. Но для предотвращения заражения эти средства были бесполезны. Оспа вплоть до конца XVIII века продолжала распространяться среди народов Сибири, унося жизни и уродуя людей.

Средневековая медицина была бессильна против тяжёлой инфекции. Тщательное изучение оспы, борьба с ней и, наконец, её ликвидация – заслуга уже более позднего времени.

Вячеслав Бабайцевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Ответить